lynx logo
lynx slogan #00076
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

Джонни Депп в роли Рауля Дьюка с пишущей машинкой IBM Selectric. Хантер Стоктон Томпсон, Страх и отвращение в Лас-Вегасе




   

№9444
12 036 просмотров
31 октября '19
четверг
2 года 330 дней назад



Welcome to the USSA

Плановые отключения электричества в Калифорнии? Не справляются с лесными пожарами? Да ну нах! Не может быть! — Может, очень даже может. Надо только взять на вооружение идеологически верное направление.

  Написал Патрис Лумумба      
36


Ёж или Белка? Белка или Ёж?


Всё, что происходит в стране, её экономике, праве, культуре... с её народом — определяется её внутриполитическим устройством. В этом отношении нет привилегированных стран, народов. Каждый может (и будет) проходить через кризисы, бедствия, разрушения всего. Как это было, к примеру, с Китаем недавно, весь двадцатый век, да и девятнадцатый. Как это у нас в самом разгаре.

И вот первое, в чём всё же США пока не совсем СССР, тем более не наша современная диктатура, куда хуже — там у вас пока, пусть и весьма формально, две партии у власти. Единственный, последний предохранитель. На который вся надежда. Беда только в том, что они уж настолько издавна слились в едином порыве... Не настолько, понятно, как наши неопсевдокоммунисты зюгановцы и жириновцы. Но всё же.

Осмелюсь дать прогноз. У меня такое неуловимое ощущение, и давно (а они меня обычно не подводят, разве что предостерегнув от чего, потом счастливо отступают — весьма такой себе вполне даймоний, крайне полезный иногда, в те редкие моменты когда он появляется чтоб помочь чем-то важным) — что на наш век старых добрых США хватит. С запасом. И рушиться они будут, если вообще, чего крайне не хотелось бы — куда лучше мирное спокойное угасание по примеру их метрополии, Британской империи, уж когда-нибудь потом, когда нас это уж совсем перестанет волновать. Перестанет это входить в диапазон наших забот об окружающей нас кутерьме преходящей. Оставим мы эти все игры надёжно.
Indian › Внутриполитическим устройством, определяется.

Почему-то оно перестаёт работать, и это, мне кажется, — кризис самой системы. Слишком много народу инфицировано чем-то очень больным. Старых добрых США уже нету, а мы и не заметили, как это случилось. Они остались в кино и у нас в голове. То, что эти два штымпа говорят — это страшно радикальные ретроградно-реакционистские вещи, очень оскорбительные и невозможные к произнесению вслух в приличном обществе. И, обратите внимание, как стараются, выбирают выражения. При этом часто приговаривают, что имеют эту непозволительную для себя роскошь высказывания только лишь потому, что они люди известные, состоятельные и самонанятые и не зависят ни от каких крупных структур. Скоро, похоже, и это исчезнет.

Говорю вам, американское общество больно. Только и хватает витальности на то, чтобы разносить заразу во все места планеты.
Alenka › Я как всегда в своём привычном амплуа дурака — комментирую не читая, тем более не смотря видео. Просто наши эффективные менеджеры тут как раз всё лето жгли сибирскую тайгу, и народ говорит, сожгли её в этот раз чуть менее чем полностью. А потом ещё стали кричать изо всех своих рупоров: «Чего, лес у вас горит? Да плевать мы хотели на вас и на ваш лес, нашли тоже повод устраивать ажиотаж, белки-истерички». Это было с особым цинизмом в этот раз.

Что ж, я полон оптимизьму. Зато во все последующие годы гореть уж будет нечему.

Так что я думал, что у вас примерно то же.

Пока нет времени смотреть. Отчаянно пытаюсь котят пристроить. Они совсем выросли, и никто не хочет их брать. Лишь процентов пять, проходя мимо, внимательно смотрят. Одна на тысячу ещё и улыбается. Что конечно ценно, только я их туда не ради улыбок ношу.

Нёс его обратно, увидел женщину что кормит местное стадо котов. Спросил, не поможет ли найти им дом. Заодно спросил, а где все котята, что в этом дворе народились прошедшим летом. Почти все погибли. Я помню их. Они такие славные были.

Так что... всё что горит на многие километры у них, и все кого они выдвигают неизменно во власть, и каких те тут же находят себе палачей и пропагандистов, и что потом с ними самими случается, избирателями демократическими такими — это, как говорил однажды неглупый человек, которого вы знаете, по уровню их душ. Жаль вот только котят. И белок с лисами в лесах. Это вовсе не по уровню их душ.
Indian › Очень жаль, что не могу с этим никак помочь. Представить себе не могу как это теперь делается. У меня в юности кошка была, которая сама по себе гуляла, ну и котят приносила регулярно. Я хоть и с трудом, но раздавала по знакомым. Но это было в те времена, когда еще не было всех этих заводчиков и разводчиков, и народ не страдал массово нарциссической идеей, что кот должен быть непременно породистым и с сертификатом. Просто брали котенка, любого цвета и вида.
Alenka › Что характерно, всего лет 7 назад вполне успешно пристроил за несколько дней подобранного Рыжика... да впрочем вы видели.

И прежде довольно быстро находил невест своему Еноту сибирскому.

А теперь... все говорят, в один голос: самим есть нечего, какие коты ещё, обалдели совсем? Вот и вернулась страна в голодные 20-е.
Indian › Нет, всё, котят не беру — разве только подкинут добрые дачники. Загрызли мою кошку. Может, разве что со временем.
Tomorrow › Да, мне тоже это знакомо, потеря единственных важных тут. Один лишь способ освободиться: вот подобрать чужого котёнка, и постепенно, за несколько месяцев понять, что он — продолжение моего погибшего кота. Всё то же. Те же даже игры придумывает. Такого не может быть. Все должны быть разные. И обычно разные.

Поймите одну вещь, что только и мешает: нет, вы не берёте себе вместо кого-то ценного, лишь замену, тем самым как бы предавая свою память о нём. Вы именно спасаете от неминуемой смерти новое чудо. Что столь же ценно, а вы даже не понимаете, насколько. Что без вас обречено. Как сегодня меня ещё раз ткнуло мордочкой мироздание — когда мы надеемся, что на улице они всяко не пропадут, их стая научит, их вон люди кормят тут, у них двор тихий хороший... — через несколько месяцев, как закончилось лето их, выпал снег — нам вдруг рассказывают, что да они давно погибли уж.
Alenka › Старых добрых США уже нету, а мы и не заметили, как это случилось. Они остались в кино и у нас в голове.

Ваши наблюдения куда реальнее, чем мои дистанционные представления. Что в голове, да, больше из как раз 80-х.

Так же любой советолог какой-нибудь из Америки, a contrario, в последний раз бывший у нас ещё когда эти твари не развалили СССР, так и думает, наверное, что у нас тут всё примерно по-прежнему. Нет, понятно, что хуже — но не системно, не катастрофически.

Вот так, верно, и я по инерции мыслю о положении дел у вас там. Это именно мой миф о США, вы правы. Нет просто личного опыта. Так же вот многие годы видеть, как планомерно всё ухудшается, падает в бездну. Как и у нас.
Indian › Будет время, посмотрите. Вот специально нашла для вас, как именно оно системно рушится.

Jonathan Haidt — Doomed Democracy: Why Social Implications Lead To A Failing Democracy | London Real


Для справки: Джонатан Хайдт — это социолог здорового человека с хорошими навыками мышления.
Внезапно он указывает на деструктивное влияние интернета на политическое устройство США. По его наблюдениям соцсети парализуют работу политических институтов. Политические акторы с обоих сторон, во-первых варятся в собственном соку и за пределы своих лужаек даже нос не высовывают, ибо боятся остракизма; а во-вторых, регулярно нарушают закон. И плебс ессно всё это массово одобряет, что приводит к массовой взаимной вражде и ненависти.
Alenka › Честно говоря, не хочу. Больно. Заранее больно, примерно представляю что увижу. Уж от того что у нас вокруг происходит — уже сильно тошно. Не хватало ещё и вашего счастливого капиталистического социума, сравнительно раз в пять, а то и десять более сытого, и всё же пока в целом успешного, проблемами себя нагружать.

Пока толстый похудеет — худой околеет.
Indian › А это не наши или ваши проблемы. Мы сами изменили мир очень сильно, не заметив при этом. Теперь вот медленно начинает доходить до отдельных соображающих и способных наблюдать процессы. Пока что даже идеи нету, что с этим всем делать.
Alenka › Идеи-то имеются, вот только как подумаешь: сколь долог будет путь, сколь сложен, сколько появится препятствий на оном, как отдалён и непредсказуем результат...
Alenka › Вот условно, приблизительно каким-то таким образом.
Tomorrow › Ох, забыл про ссылки (про то, как они тут себя ведут). В гугл введите «Последователи Апокалипсиса» (сразу упрежу: это не религиозная какая-то пакость — это из игры, из «Fallout»)
Tomorrow › Спасибо. Старый добрый Фолаут был прекрасной РПГ. И течение сие мне известно. Надо тут заметить, что оно является абсолютно невротическим. Почему я даю этому такое определение? — Не потому, что ядерный апокалипсис невозможен, а потому что это не произошло. Когда человек всеми силами пытается разрешить проблему, которая возможно (пусть даже очень возможно) возникнет в будущем, или же все силы направляет на ее предотвращение — это невроз. Потому, что это абсолютно невыполнимая миссия и кроме усиления тревоги такая деятельность ума ничего не производит. Ровно такой же невротической реакцией являются попытки изменить прошлое. Поэтому это не имеет никакого отношения к тому, что я имела ввиду выше.

Хайдт указывает, что мы наблюдаем вырождение демократии, превращение ее в симбиоз одновременно охлократии и олигархии. Система сдержек и противовесов перестала работать. В Америке не прямая демократия. Они специально продумали фильтры, чтобы избегать популизма и заставить стороны вести диалог, удерживаться в центре и не забирать слишком в крайности. Теперь этих фильтров нет. И это происходит благодаря тому, что у народа появилась возможность посредством интренета, минуя все специально поставленные заслоны общаться с властью напрямую. Пока что не вижу идей, что с этим делать.
Alenka › Когда человек всеми силами пытается разрешить проблему, которая возможно (пусть даже очень возможно) возникнет в будущем, или же все силы направляет на ее предотвращение — это невроз.

Когда человек на войне как дурак пытается выжить — это у него невроз такой. Ведь ещё Гомер на примере прочих древних греков, своих примерно современников, описывал, что глупо страшиться смерти покуда она тебя не настигла. Глупо беречь себя, покуда мойры продолжают прясть нить твоей судьбы — ты заведомо не умрёшь пока не появится на то их соизволения. И столь же глупо, напротив, пытаться выжить, когда они её обрежут для тебя.

В этом отношении все автомобилисты, каждый день как последние придурки судорожно вцепляющиеся в свои ничего не решающие баранки — не более чем жалкие сектанты. Равно как и вон пилоты гражданской и военной авиации. Это у них невротическое.

Какой смысл бояться автоаварии, авиакатастрофы до тех пор пока они не произошли? Тем более глупо было бы, понятно, бояться их после.


Неадекватное поведение — это совсем другое: когда человек начинает постоянно тревожиться, как заведённый, о том, что от него не зависит, и что, главное, к нему лично не относится. Как вон эта их Грета Туборг недавняя. И именно деятельно, и все свои силы посвящать этой тревоге, к нему никак не относящейся, а не вовсе нахождению способов как-то избежать этого, если только они, понятно, возможны. Увы, если вы сели в такси, и вас везёт неадекватный водитель, и вы понимаете, что выйти на скорости 140 км/ч, что он уж развил, у вас явно не получится — глупо в его неадекватности обвинять вас, равно как и в вашей тревожности. Подобный таксист, как мы видим, завладел уж всем нашим общим такси сферическим в вакууме.

Это сходило ему с рук, пока он назывался Верцингеториксом, Аттилой и ещё Элагабалом каким. И имел сил разве что уничтожить миллион-десятый своих и сопредельных подданных. Что вскоре восполнялись, хвала женщинам. Но когда теперь, недавно, вот этого же уровня развития персонажи сели за рычаги управления ядерной бомбой — всё, дальше примерно понятно. Тем более что на смену более-менее лично видевшим что такое война Сталину, Рузвельту, Кеннеди и Хрущёву пришли уж совсем непуганные ботаны, для которых войнушка — это даже весело.
Indian › Вот, в том то и дело, что решение этого коана не в будущем, и не в том чтобы предотвратить, и не в том чтобы этой взможностью перенебречь. Когда вы ведёте машину, вы находитесь в процессе именно этого действия — правила соблюдаете, следите за ситуацией на дороге, учитыая ваше намерение куда-то попасть еще и регулируете скорость, поворачиваете, а вовсе не занмаетесь предотвращением аварии. Если вы сосредоточитесь на аварии, которая еще не случилась и начнете моделиолвать у себя в голове возможные аварийные ситуации и как из них выходить, вы точно совершенно пропустите реальную аварайную ситуацию, которая прямо вот у вас под носом.

Ну и на войне — стоит только сосредоточиться на гибели или спасении, уже считай, что погиб прямо вот тут же.
Alenka › Как показывает опыт всех войн, особенно последних, с пулемётами, миномётами, артподготовкой, воздушной поддержкой и ОМП: вовремя понять, каким будет в оперативном и стратегическом плане бой, куда тебя послали, не заведомо ли мясорубкой, где заранее никто не выживет, так надо — единственное, о чём вообще в нём и надлежит задумываться. Потому что рефлексы, они нас изначально не подводят, о них и думать нечего.

Кроме того, нет у людей, как у муравьёв, разделения на генетических стратегов с рождения — и тупых безмозглых исполнителей. И если кто приучает себя с детства никогда ни о чём не думать на высшем, стратегическом плане, будто завтра его гарантированно не поставят в положение Александра и Дария, где только от его годами выпестованных размышлений, умения мыслить на этом уровне, будет зависеть судьба их цивилизаций — ну, тот значит заведомо рабочая особь. Такая никчёмная свинья, что всю жизнь прожила с одной только мыслью: «А чего? Я тут изначально на мясо, и буду стоить 280 рублей за килограмм, это единственное ради чего я только и живу тут с вами».

А потом её такую ещё по иронии судеб вдруг избирают в правители, и на мясо неожиданно отправляются, определённые таким ужасным образом лишь и именно её такой психологией — миллионы её подданных преданных, в том числе и куда более неё способных и достойных занять её место там. Куда более сложной, глубокой интеллектуальной организации.
Indian › Мы сильно ушли в сторону. Ключевое было в моем высказывании про невроз — это пытаться справляться с возможными последствиями чего-то, что нас в эти последствия несет, при этом упуская из виду само то, что заставляет нас двигаться в нежелательном направлении.
Alenka › Тогда мы не об одном и том же ли? Что надо думать в первую очередь стратегически — и лишь затем тактически.
Alenka › Я не об этом хотел сказать/не это имел в виду: под путём, который долог и неблагодарен, разумел программу просвещения, воспитания, в некотором роде — попытку стимулирования эволюции разума, смену приоритетов, которая, при благоприятном стечении обстоятельств, может (в идеале — должна) сменить парадигму безоглядного потребительства и проедания собственного будущего на, так скажем, иное. Мне как-то не видится другого способа сохраниться как вид; более того, как вид развивающийся и стыдно сказать, процветающий. Покамест у нас с процветанием как-то скверно и однобоко, а с развитием и вовсе скверно.
Tomorrow › Понимаете ли, проблема в том, что при существуещем порядке вещей заинтересованные товарищи уже ручки свои в систему образования запустили. То что вы видите — как раз и есть результат этого их «просвещения», прости хосспади.
И потом проблема потребительства в прошлом. Демонстративно потреблять уже не кошерно. Сегодня в Нью Йорке модно жить в коммуналках, что вызывает ужас у понаехавших 30-40 лет назад русских евреев с Брайтона, которые на своей шкуре испытали этот адище.
Indian › Молю, сделайте пожалуйста что-то с этим. Оно мне разрывает экран. Или пойдёмте теперь все в другой пост беседовать.
Alenka › Это я наделал своей ссылкой. Пионэра я убил (с ударением на «я»). Тоже теперь мучаюсь, но хоть заслуженно.
Alenka › Готово. Спрятал в ссылку. На телефоне что ли читаете? Лисица, к примеру, нормально его бьёт по кодам символов.
Indian › Нет не в телефоне. Вот в этом.
Alenka › Не ради начала браузерной войны, но просто из желания поделиться опытом: мне эту штуковину в своё время горячо рекомендовали; что ж, поставил... Минут через десять захотел удалить: так вот, оно просто мастерски прописывает себя куда попало. Весьма долго выковыривал его вручную из системы. Оно даже в автозагрузку и в назначенные задачи себя засунуло; я побаиваюсь таких самостоятельных программок.
Alenka › Не стоит использовать здесь некие частные решения. Это как вести машину руководствуясь внутрикорпоративными правилами дорожного движения. Или использовать местную локальную испанскую математику.

Есть всеобщие стандарты. Мы уж в 90-х хлебнули горя со сраным Нетшкафом, который заставлял тратить +200% времени разработки на преодоление его недокументированных странностей в отображении, но так чтоб и в Ишаке всё не уползало. Это при том, что тогда он был новым перспективным трендом (когда у нас и слова-то такого не было ещё), и ему прочили скорую победу и вечный уже монополизм. Как же я плясал, когда эта сволочь внезапно вскоре сдохла. Что, впрочем, я тоже её загодя тогда уж предсказывал — не может нерабочее решение, написанное патентованными храмовыми дятлами™ стать всеобщим стандартом. Ну не может, даже когда его всё стадо уж номинирует туды. Непременно в самый торжественный момент из-под него вдруг выскользнет ковровая дорожка.
Indian, Tomorrow › Заклевали. Не от стремления к выражению себя это, а это безысходности. Лиса почему-то не работает — глючит страшно. Хром — исключительно для хождения в фейсбук, ибо вражья совершенно штука. А лэптоп теперь после добровольно-принудительного апгрейда системы до десятки живёт своей жизнью. Совладать невозможно — оно что хочет, то и деалет. Поставил и отладил мне эту херню в комплексе с еще какими-то примочками и антивирусом один дальний родственник, который, скажем так, разбирается в реалиях походов в интернеты с американской стороны. Пока что оно работает и нареканий у меня не вызвает — я и не трогаю. А то у меня тут один компютерщик, кому я могу доверить свою железку жутко занятый человек, другой аж в Сиэтле, а родственник в Мичигане. Это я вам не в Одессе, где сведущие люди помогут, подскажут, да еще и научат. Сирота я здесь в общем.
Indian › Спасибо!
Alenka › Заметьте, всё пошло рушиться именно в 1990-е. По всей планете. Кроме вот счастливого покуда Китая. Даже в Японии! Бывшей тогда прямо какой-то страной будущего.

И вон в Европе пришли такие же эффективные менеджеры. Так что снова всякий раз то и дело вспоминается Шпенглер.

Это я понемногу подвожу к своей главной идее: не мы изменили мир постепенно... Мы-то как раз принадлежим к той, прежней, уничтожаемой ими цивилизации, которую они ожесточённо разваливают последние 30 лет. Этот процесс имел чёткое начало, и, опасаюсь, будет иметь также чёткое окончание — с переходом падения в качественно новую фазу, его следствие — крушение.

То есть мы говорим: глядите, цивилизация рушится на глазах. Синхронно, повсеместно. И очень заметно. Ни в одном веке прежде подобного не было. Даже Рим рушился настолько плавно, что это только для нас тут его крушение было примерно заметным процессом. Лет пятьсот.

И это вовсе не итог её общего развития, не итог даже катастроф начала XX века, которые сразу в 50-х были остановлены — это именно результат удара по ней её правителей, будто сообща, начавшегося в 90-х.

Но она пока ещё рушится, и нет ещё удара о неизбежную поверхность. Где то что мы наблюдаем — непременно перерастёт в совсем уж катастрофу. Но погодите-ка, так ведь она уже происходит. Наш общий самолёт уже теряет высоту, и мы, его пассажиры, ничего не можем с этим поделать. Только спрашивать друг-друга в ужасе: «У нас что, кабина пилотов захвачена маньяками?»
Indian › Абсолютно согласна с вышесказанным. Да, мир стал глобальным и устоявшиеся системы в переделах национальных государств, как мы их знаем, не работают. да, покатилось всё к чертям именно в 90-е. И Шпенглер вспоминется, и вторящий ему Мюррей («Странная смерть Европы»). Хайдт идёт глубже и указывает на Платона и его самые страшные выводы относительно человеческой природы и природы человеческих сообществ, и также на то, что эти кошмары стали явью.

Это всё была плохая новость. Хорошая новость с точки зрения Хайдта заключается в том, что большинство думающих людей это видит, признаёт, и объединяется для того, чтобы решить задачи, которые пока что даже не сформулированы до конца.

Что касается демократий как таковых, в том числе и американской демократии, то в этой части прогноз самый пессимистический. Но конец демократиии — это еще не значит конец света.
Alenka › Хорошая новость с точки зрения Хайдта заключается в том, что большинство думающих людей это видит, признаёт, и объединяется для того, чтобы решить задачи, которые пока что даже не сформулированы до конца.

Что-то, увы, у нас тут, в России, я не нашёл подобных объединений. Специально искал их лет скоро двадцать. И лет десять как бросил. Нет никому до этого дела, нет основы для появления интеллектуальных кружков:

Лотман — Кружки и общества
Indian › В англоязычном пространстве — есть. Встречайте : Intellectual Dark Web.

Alenka › Да ну нафиг? Сайт, сделанный одиннадцатилетними юннатами на коленке, переполненный дешёвой рекламой, тут же, на пятой секунде и паре PgDn переходящей в спам. Где показаны лица ораторов, по тому древнему маркетологическому этому как его, талмуду, во! — по Филип Филипычу Котлеру аж, если не по Чипу и Дейлу Карнеги.

А ещё я сегодня изъял длинным хирургическим пинцетом из почтового ящика глянцевую гламурную листовку с требованием немедля купить книгу преподобнаго Рона Хаббарда за 750 000 рублей наложенным платежём™. Дианетика — наше всё. Нет, вообще всё. Кстати, а научная фантастика, как помню, ему из рук вон не удавалась. Нечто на уровне вон безумных визионеров XIX века.

Она где-то там так и лежит в прихожей, где летом котята только ставшие на хрупкие пушистые лапки думали что там у них туалет. Я буду на неё любоваться потом. Но жалею, конечно, что те кришнаиты наши ранних 90-х закончились — и это не Бхагавадгита.


У них там такие были синие слоны! Особенно феерически смотрелись первые рекламные постеры с ними в нашем, только что ещё социалистическом, московском метро.
Indian › Я серьезно. И я понимаю вашу реакцию. Это нам не Лотман и его кружок. Это сегодняшние интеллектуалы-диссиденты. Что же касается качества сайта, то я к этому здесь долго привыкала. То, что не приносит прибыли, или не кормится с грантов (а значит не лоббирует интересов весьма определенных товарисчей) именно вот так и выглядит, а бывает и хуже выглядит.
Alenka › Ок, я готов. Давайте с ними тогда как-то объединяться. Я ж вон только что отдал вам целый наш как раз англоязычный рысятник. Что они как сироты толкутся там? заселяйте их всех. Отдельно можно придумать потом и чтоб у каждого была своя авторская система публикаций... А впрочем чего я? уже ж — коробки.
Indian › Слушайте, ну как бы это помягче... Нету среди них ни Сократов, ни Мерабов, ни прочих гениев. Но у группы товарищей, хоть наличествует здравый смысл, какое-никакое мышление (при серьезных пробелах в образовании даже с моей скромной точки зрения) и еще, смелость попереть против мейнстрима и публично этот здравый смысл высказывать. Это серьезный подвиг, почти как Зоя Космодемьянская. Других спасителей западной цивилизации, похоже, не подвезли.

Но наша с вами культура в сферу их радений не входит. Для них это что-то далёкое и непостижимое — потому как кирилица. Господа предпочитают приятное и не противоречащее их сложившейся картине мира переводное описание нас с вами и наших всех предков Александром Исаичем да Львом Николаичем. Ну и еще балет, может быть. Нам с ними не то чтобы совсем не по пути, но до первой развилки.
Alenka › Так вон именно английский рысятник совершенно чист первозданно, готов для заселения именно кружком англоязычных интеллектуалов. Со всем уж их коллективным описанием мира общепринятым.

А тот вон они только и могут у себя: мордочки свои показывать умненькие, осмысленные. Чем в этом никак не отличаются от моих вот котяток. Те даже в этом умении много симпатичнее.

Мне же их лица, звания и степени — совершенно, особенно ни о чём. Именно оттого, что мы привыкли давно: кто лезет на трибуну напомнить о себе, покрасоваться — тот как раз... нечего ждать от него. Кто организует и участвует в семинарах, конференциях, симпозиумах, читает и слушает доклады... Фредерик Пол, «Ловушка». Тоже уже когда-то говорили об этом.

Помните? «Заговори, чтобы я тебя увидел».

Я не стал пока копать их этот сайт вглубь — но там же они точно не говорят друг с другом?
Indian › Они говорят друг с другом в рамках как раз всяких публичных встреч и дебатов. Выступают. Вон, к примеру Жижек с Питерсоном беседовали. Полмира с замиранием сердца следили за прямой трансляцией.
Alenka › Хорошо. То есть клуб есть, но в рамках вот телепередач.

Что ж, у нас тоже целое Министерство культуры в этом формате работает, со своим телеканалом (я цитирую вам тут иногда наиболее интересные научно-популярные передачи оттуда, если сам вдруг натыкаюсь; вот только было), а некогда ещё и кучей журналов с редколлегиями маститыми.

Я наверное о чём-то другом говорил. Не об их многовековых успешных усилиях по освоению миллиардов из бюджетов разных стран передовых. Кстати, во времена Ньютона, Ломоносова, Вольтера и даже Теслы недавно у них это как-то ловчее получалось — не весь пар выходил в публикации и карабканье по индексу научного цитирования.

Видно, это и впрямь уникальный формат у нас был. Ныне уж повсеместно истреблённый с 90-х. Когда живые люди в реальном времени постоянно говорят, годами, а не один вечер всего за гонорар под телекамеры, о различных вещах. Что приснились нам тут временно. Удивительнейших, надо заметить.
Наша прежняя культура, сама возможность мыслить, создавать смыслы, что-то новое в этот мир, в их руках в посление десятилетия незаметно превратилась в товар. Где единственным бенефициаром выступают монополии, владеющие ресурсом по его продвижению.

— А какая корпорация за вами стоит? Докажите первым делом, что мы сможем вас выгодно продать. Как это мы должны, это наша обязанность: продавать и придумывать как? Мы берём со всего свой процент не потому вовсе, что добавляем нечто от себя. А, подумайте сами, просто оттого что мы монополист, и без нас на рынок вы не выйдете.

Тут даже не прибавочная стоимость™ по Марксу — заметьте, этим весьма страдала, нет, наслаждалась и советская марксистская централизованная экономика. Где роль буржуина жирного циничного... правильно, весьма успешно исполнял утопающий в привилегиях партократ, партаппаратчик сытый. Госмонополия — даже худшая из всех монополий.

И вот наконец мы дожили. Это выстроено на планете повсеместно. И все их антимонопольные ведомства — примерно то же самое смоляное чучелко, что и вон демократические выборы (вроде только вчера про них говорили).

В такой системе больше не будет ничего.
Да и нету, глядите, уже с 80-х местами, и уж совсем с 90-х.
Один сплошной Кобзон повсюду. С Хилем и Лещенко.
Indian › Это рынок. Да, они на свои представления и лекции билеты продают. Что-то на этом и сами зарабатывают, что-то всяким площадкам и организаторам достаётся. Советская часть меня против этого восстаёт. А с другой стороны, мне тоже люди деньги платят, за то, чтобы 45 минут со мной побеседовать. Ну допустим, я начну работать pro bono, а кто мои счета уплатит? Я частенько думаю об этом. Потому что есть в этом что-то не то, что-то неправильное. Плохая система, но другого мы пока еще не придумали.
Alenka › Я как раз потратил время, чтоб в деталях постараться описать, насколько это не рынок. Неконкурентная среда, нерыночные отношения. Сугубый диктат феодальной системы распределения ключевых позиций в социуме, для совместного освоения всех полученных прибылей.

Помните, вон, в той же «Матрице», и не в ней первой — это всё свиноферма, пока мы тут резвимся как можем, у кого-то насчёт нас всех давно свёрстан бюджет, спрогнозированы доходы на обозримое будущее, ближайшие финансовые годы.

И на роли тех успешных из поголовья вытаскивают всякий раз тех, кто служит корпорации.

Заметьте, насколько нормальная часть нас восставала против этого как раз уже там, в СССР. Это при том, что тогда этого было... ну пусть половина, 50%. А теперь нечто крайне близкое к 100%.

Потому что есть в этом что-то не то, что-то неправильное. Плохая система, но другого мы пока еще не придумали.

Мы, в смысле человечество, придумали нечто куда лучше ещё в архаике, даже не в античности. Заметьте, мы говорим здесь конкретно именно про мыслильни, с лёгкой руки Аристофана. У них вон они отчего-то были. И вон у тех же китайцев современных им.

Стрепсиад

Мыслильня это для умов возвышенных.
Здесь обитают мудрецы. Послушать их,
Так небо — это просто печь железная,
А люди — это словно в печке уголья.
И тех, кто денег даст им, пред судом они
Обучат кривду делать речью правою.

Фидиппид

Но кто ж они?

Стрепсиад

Не знаю точно имени, —
Мудрило-заводилы, благородные.

Фидиппид

А, знаю, знаю, как же: босоногие,
Бахвалы, негодяи бледнорожие,
Сократ несчастный, Хэрефонт помешанный.

Стрепсиад

Цыц, цыц, молчи, не говори бессмыслицы!
Коль хочешь, чтобы хлеб был у родителей,
Послушайся, от конной откажись езды!

Фидиппид

Мне Дионис свидетель, нет! Хотя бы ты
Фазанов подарил мне Леогоровых!..


И, право, разве не мы конкретно, здесь, прямо на этом сайте, не придумали именно это же уже вполне лично?
Alenka › Позвольте немного вмешаться: Вы внезапно/вдруг коснулись интересного — мало сказать, что это рынок. Это многоуровневый, нишевый рынок. Не ведаю того, как это происходит (и происходит ли в Америке; тут же весьма разросся уровень коучинга. Такая он потешная штуковина, доложу я Вам — но люди-то участвуют, ширится, растёт психоделическая армия деньги весьма немалые там образуются, имеются свои ересиархи с кругами учеников, аколитов, приближённых и прочих присных.
Tomorrow › мало сказать, что это рынок. Это многоуровневый, нишевый рынок

Уже давно нет. Если в серьёзном ключе. Давно — это примерно лет 100, и особенно чётко 50. С 1920-х — всё, больше нет рынка заведомо специалистов — брахманов. Вот только специально Уэллса нашего вспоминали. И года так с 1970-го нет больше обученных массово макак, включая наши ВУЗы и ПТУ советские. Всё это пошло туда ровно, куда дорогой Леонид Ильич посылал это в том нашем анекдоте 80-х уж (несколько запоздало, согласен — но всё же раньше было реально опасно; вы ещё Путина нашего солнцеликого будете вспоминать как последнего, при ком было возможно его вот открыто ругать), вслед за коммунистами.

Таким образом, их рынок вовсе не многоуровневый, в этом, честном смысле слова — он на один уровень ориентирован, по всей планете: бабок всех возрастов и полов (ныне их много стало, моды такие у них пошли) что заряжают перед телеэкранами банки с флюидами Кашпировского, Алана Чумака и св. Мавродия. Вот эти последние 50 лет общая тенденция у них сплошь сугубо такая.

Но вы ведь уже в переносном смысле. Вот жаль толко, что у них всё сплошь банально примитивно планарное. Подстать, видимо, их собственному мы'шленью. Хм, тогда у меня есть для вас одна дедуктивная догадка, я б даже сказал, гипотеза: планета захвачена кишечнополостными. Ну, посудите сами, по их методам ведения политики угнетения.
Indian › Нет-нет, «кипит движенье в помойной яме». Это действительно рынок, рынок сомнительных весьма услуг; однажды мне стало интересно, и я решил посмотреть: что же там такое происходит? Ежели вкратце: это нечто сродни и религии, и суеверию одновременно, но вот суть сводится условно к одному: как разбогатеть, не усердствуя. Что-то сектантское увиделось мне там, особливо ежели присмотреться именно к ересиархам, послушать — что, а главное, как они говорят (говорить они могут часами). Их много, они разнообразны, они голодны.
Tomorrow › Точное попадание.

суть сводится условно к одному: как разбогатеть, не усердствуя

Да, в этом суть той опухоли, что настигла человечество в указанные выше сроки недавние.

Надо ли добавлять диагноз? что она как раз того рода, и даже много хуже. Не кишечнополостные даже, всё куда примитивнее. Цивилизацию уничтожает её же самой светлой славной отродье адово: раковая опухоль человечества. И всё уж, вы можем видеть насколько всё запущено. Насколько ставки высоки.

Внезапно, в моменте вспомнился утончённейший Вертинский, что, понятно совсем о другом всё же тогда пел.

Когда партнёры ваши шулера.
А выход из игры уж невозможен.


Вертинский — Как хорошо без женщин, без фраз


Нет, он был не дурак. Шутлив он был весьма. Настолько, что всего себя посвятил сначала фразам... а затем, на склоне лет, и лучшему, что тут только может быть для нас — женщинам.
Indian, Tomorrow › рынок сомнительных весьма услуг

Оу йеа! А как еще оно может выглядеть в постиндустриальном мире? Почему, кто и когда это решил, что все непременно должны быть заняты предоставлением услуг и творчесвом, что у всех должна быть карьера, что каждый должен непременно быть предпринимателем? Слушайте, это же нонсенс. Для большинства людей это страшное насилие над собой, которое в итоге приводит к нервным срывам и всяким нехорошим вещам.

Клиенты, потребляющие все эти «услуги» в итоге оказываются у меня в кабинете, да еще и с заходм к доктору за таблеткой. Это всё очень печально, господа. Это такая отрава для ЦНС, практически убивающая всякое мышление в человеке, что реабилитация порой бывает невозможной.
Tomorrow › Не поминайте на ночь глядя. У меня это всё вызывает только одну ассоциацию — «театр закрывается, потому что нас всех тошнит».

Совершенно верно — и сектанство, и псевдорелигиозность и вот это всё средневеково-убогое, да еще и с налетом НЭПа. «Коллеги» безустали профанируют профессию.

А в Америке — всё то же самое, только выглядит это гораздо более уместным. Оно как бы органично в этом мире и удивления не вызывает. Ну и потом в американской экономике — это небольшой сектор совсем маленького частного предпринимательства. И вообще к предпринимательству и торговле, хоть воздухом, хоть счастьем традиционно другое отношение. Сошлюсь здесь на О'Генри. Он не из головы это всё взял. Довольно точное описание препринимательства. Вот если б наш Остап Бендер здесь оказался, то скорее всего, конец был бы другим — он бы стал здесь президентом, я думаю.
Alenka › Я человек, к сожалению/к счастью, увлекающийся: вот недавно решил посмотреть, организовалось ли что-либо из тех протуберанцев и облаков Оорта, которые я наблюдал когда-то вкруг и в окрестностях Музея Востока. Интернет был тогда ещё маленьким и хилым, оттого оставалось наблюдать в реальной жизни, или, как сейчас предпочитают писать, IRL. Уже тогда началось первичное слипание в условные массы. А вот нынче я посмотрел и, мягко говоря, очень удивился. Чем-то даже напомнило отчасти историю с фьючерсной свининою у Пратчетта (мир его праху).
Indian › Вот как хорошо с этим (гадкими бумажками в почтовом ящике) обстоит всё в деревне: моя почта состоит практически из жёлтых листьев, забитых в пресловутую «для писем и газет» (вспомним Пятачка), а также пауков. Иногда приносят всякие коммунальные бумажки (всё реже, ибо есть сетка) и извещения с почты (на посылки из Китая). Всё. Даже с почты иногда просто звонят, ежели, скажем, почтальон наша приболела. Для продавцов у меня висит табличка «Продавец, уходи» (ближе к осени приходят удивительные люди и пытаются продавать нам тут картошку).
Tomorrow › Пауки хорошие. У них же целых ырчкмт (простите, это я на наш сбился а темноте) в смысле восемь лапок. Стало быть, по уровню развития творческого интеллекта они вдвое превосходят котят. А нас так и вовсе в четыре раза.

В этом смысле они примерно равны возвышенным осьминогам утончённым. Помолимся Ктулхе нашему. Ныне как раз осень, это весьма по сезону.
Indian › Да, пауки славные. Но, ежели их не одёргивать вовремя, склонны распоясываться.
Tomorrow › Хвала Зевесу, я как ни увижу паука очередного — тут же, не медля мгновенья, сразу бросаюсь его одёрнуть хотя бы немного, для виду, приличий ради пусть. И они тоже ценят во мне это. Приходят подчас целыми стадами тонкорунными и зовут тихо хором: «Приди, о светоч наш! Одёрни нас. А не то мы распояшемся, ты нас знаешь». А я такой, с ленинским прищуром: «Конечно знаю вас, о пауки, знаю превосходно». И одёргиваю их. А они кланяются и уходят с тем, благословленныя. И не распоясываются. Хотя, конечно, и склонны.
Indian › Хорошо получилось, умиротворяюще.
Можно так ещё: Знаю, знаю вас, о пауки, племя лукавое и непостоянное! Ведомы мне пути ваши и измышления ваши!"
Tomorrow › И что вы думаете? Стоило их призвать — как тут же вчера юные коты открыли на кухне охоту. Отгоняю, спасаю их жертву... кто б вы думали? хороший, жирный такой крупный паук. Москва, темнеет в 4 дня, на улицу без скафандра не выйти... пауки попёрли, тропические зверушки.

Выкинул гада с балкона в окружающий космос. Чтоб жил. А то тут наши оазисы посредь парсеков обездоленности полны вот котятами оказываются опасными.

Пауки в это, думаю, сродни Ктулху и его всем кальмарам: стоит о них подумать — тут же материализуются.

Алчут оне, Арахны искусной племя, общества нашего высокоинтеллектуального местами, но главное хорошо отапливаемого — и всякий раз столь жестоко оказываются нами непоняты.
Indian › «Арахны искусной племя»
Посланцы коварной, дарующей странное благо Бисмиэль, верные ея клевреты и наперсники, також проводники неофитов по тёмным, окольным путям, ведущим их к богине. Знаниями потаёнными мошну набивают туго и к владычице своей сносят.
Tomorrow › ближе к осени приходят удивительные люди и пытаются продавать нам тут картошку

Мы их тоже видели. Лет пять последних они даже к нам забирались на тридцатые этажи наших московских небоскрёбов из стекла и бетона, местами стали, пурпуров тускнеющих и жемчугов сияющих в отсветах закатных. Как их только консьэржерия впустила бдительная багряноопоясанная? Не спрашивайте, откуда я знаю это слово, это нечто недоступное здесь ныне, из других тех миров, что даны нам тут лишь в снах. Из прошлых перерождений наших.

Притом, сразу было видно, изначально, по рожам их, что это не просто некто, кто не в состоянии картошку вырастить — но если дать им на пробу килограмм, назавтра оно от них всё куда-то укатится. То есть это даже куда хуже чем цыгане наши дореволюционные вымершие — те хотя бы умели коня украсть, ребёнка вашего похитить и вырастить тоже цыганом (тем только и размножались, кстати), и медведя утанцевать до потери вестибулярного аппарата его медвежьего.

У меня всякий раз первая мысль возникала инстинктивно-рефлекторная (кстати, а в чём между синонимами сими разница?): о, кто те несчастные, кого они убили, дабы завладеть корнеплодами их, выращенными с любовью на протяженьи всего сезона прошедшаго недолгаго столь, с целью продать за бесценок нам, равнодушным попирателям высот немыслимых народам прежних веков? И не позвать ли мне Эсхила, Софокла и даже, не побоюсь этого, Еврипида — дабы совместно облечь это в хитон возвышенной трагедии для постановки на сценах всех театров народов варварских окрест.

Потом их, по-видимому, лоси забодали. Не ходят больше. Мы скучаем.
Indian › Не ходят оттого, что люди не желают покупать у них землю: продают эти хитрецы только сетками/мешками; в середину же насыпают преизрядно земли, пряча её под картошкою.
Tomorrow › Как же так же? Земля ж — это высшая ценность. Об этом же целый Марк Твен писал. Де не производится более товар сей.
Признаться, не вижу повода для грусти. Демократия не метод и не панацея, никогда толком не работала, особенно повсеместно: всегда были проколы и неожиданности, от которых лучше не становилось. Я вообще не понимаю, как люди могут и осмеливаются что-то прогнозировать или планировать в перспективе за пределами длины человеческой жизни? Я буду вынужден повтоорить то же, что и всегда. Не система решает благополучие общества, ее благоденствие и процветание. А мораль. И пока мораль семьи, школы, а затем и общества в целом не базируются на одной морали, человеки не смогут жить в мире и в миру. А такая путаница, хаос и разброд соверено естественное следствие морали вседозволенности, которая царит в мире. Абсолютно убежден, что невозможно ничего построить путного и более или менее долговечного без четкой, желательно, добрвольно соблюдаемой, не побоюсь этого слова, строгой морали. Мораль общества, человеческая нравственность каждого и есть решение проблемы. Но! Мы мало знаем и много говорим. Следовательно, ошибаемся. Ну, так этот мир и не подразумевал совершенных людей, а тем более их общество или сообщество. В общем, я даже рад тому, что вся эта надуманная галиматья рушится на глазах. Может, поймут и придут к чему-нить путевому. Хотя лично я сомневаюсь.
Elsh › Демократия не метод и не панацея, никогда толком не работала

Демократия в современном мире — такой особый надутый резиново-розовый симулякр. С бантиками. И была таковой уж во времена Сократа, Платона и Аристотеля. Оттого они её так... как бы помягче... не приветствовали открыто.

Но, заметьте, впервые мы имеем технологические средства ввести прямую форму правления. Не охлократию, не демократию, в давно затёртом этими лжецами с трибун значении, устоявшемся — но честную меритократию. Где голос определяется пользой гражданина для общества. И рейтинг этот открыт. Каждый может оспорить. Всё на виду.

Возможно, за мной уже выехали. Дело в том, что никто не должен знать настолько смертельных для всей выстроенной современной мировой клептократии вещей.
Indian › Хорошее предложение. Не подскажите в каком произведении Лем на эту тему фантазировал? Там где место Президента Галактики пустовало — никто не хотел быть взорваным прямым голосованием. Не в дневниках ли Ийона Тихого?
Alenka › подскажЕте. Ужас какой, щас сквозь землю провалюсь. Точно пора бросать интеренеты, печатание и возвращаться к книжкам (непременно издания до 91, а то и 85гг.) и письму от руки.
Alenka › Да не Лем вроде, а даже ещё более него блистательный в том же жанре психоделически-парадоксально-философской фантастики. Они правда будто два брата-близнеца в этом были. Тот же классово-близкий Воннегут — уже совсем другое. Не говоря уж о Саймаке с Брэдбери.

«Mindswap», как помно, «Обмен разумов». Я о совсем другом.

Тоже не перечитывал это всё с советского детства.
Alenka › Это из Шекли. «Билет на планету Транай», 1955 год.

Позволю себе краткий пересказ сюжета из Вики:

Марвин Гудмэн, уставший на Земле от чрезмерно сильного правительства, социальной несправедливости и пассивности обывателей, услышал от старого «космического волка» рассказ о планете Транай — настоящей либеральной Утопии. С многочисленными проблемами он добирается до другого края галактики и становится гражданином этой планеты. На Транае уже шесть веков нет ни войн, ни преступности, ни коррупции, ни нищеты, но добились они этого весьма странными методами — путём вымещения злости на роботах, узаконивания грабежей и нищенства, а также медальонами со взрывчаткой на шее политиков как радикальным средством демократизации и борьбы с коррупцией. Вкусив эти и иные блага, Гудмэн предпочёл снова вернуться на Землю и благостно вспоминать о «счастье» на Транае.

К слову сказать: в прошлом тысячелетии, когда я читал эту повесть, это воспринималось даже не как сатира. А юмористический такой скетч. Прошло каких-то тридцать лет, и сейчас я на этом Транае живу.
Artifex › О! Привет! Спасибо, у вас отличная память. А я вот помню, что это из той охапки научной фантастики, что была проглочена в детско-подростковом возрасте.

Шекли прекрасен, да. Продолжатель дела О'Генри. Вот проверилась, он таки из Нью-Йорка.

Это нам, в нашем «заскорузлом стагнирующем совке» это так воспринималось. А теперь мы понимаем, что они это всё писали с натуры.
Alenka › Широта вашего кругозора не перестает удивлять. Да, это из старых, хорошо систематизированных доперестроечных еще сборников. Из них у меня на полке только Лем да Шекли и остались. Причем Шекли исключительно за великолепный английский юмор.

Разумеется, писалось это с натуры. Это отражение тогдашних тех самых интеллектуальных баталий о разумном мироустроении, о которых вы подняли тему. Как видим, тема мягко говоря не нова.
Alenka › Это нам, в нашем «заскорузлом стагнирующем совке» это так воспринималось. А теперь мы понимаем, что они это всё писали с натуры.

Я до сих пор поверить в это не могу, что все наши весёлые и виртуознейшие в искромётности выдумки своей изысканной дабы нас только потешить и заодно предостеречь от давно преодолённых нашей общей цивилизацией нравов далёких немыслимых в наши 10... 50–100 лет назад, как нам тогда оне представлялись комедии их капиталистических нравов нашего совейскаго децтва... «Чипполино» Родари, «Незнайка на Луне» Носова, «1984» Оруэлла — вот теперь как бы вполне реально нас угрюмо обступают, окружают.

Вот ведь проклятые крокодилы с автоматами.


Кстати, меня ещё в детстве предупредили родители: О. Генри был не шотландец, а скорее француз.
Или даже скорее его сокамерник, которого тогда они мне сразу и подсунули.
Elsh › Прекрасно, только кто эту мораль устанавливать будет? Для какого-нибудь выходца из Пакистана я могу показаться весьма аморальной особой. И что мы с этим будем делать? Я извините, воцерковляться не желаю. И потом в разных местах и в разное время уже пробовали — ничего хорошего, как мы знаем, не вышло. Уголовный кодекс гораздо надежнее всякой морали. И он представьте есть, только работает плохо.
Alenka › Ну, уголовный кодекс тоже не работает исключително из-за отсутствия морали, вернее, низкаго ея уровня, как сказал бы Вождь. Понимание необходимости соблюдения общего закона для всех — действие нравственное, а не эмоциональное. И не работает УК только потому, что некоторые человеки на него, извините, плюют. Наличие именно этих людей и дискредитирует УК и вообще всевозможные сообщества, созданные на основе каких-либо умозрительных заключений, потому что рано или поздно эта аморальность доходит и до власти, а оттуда уже рассыпается, множась, вниз, в общество.
В принципе, весь разлад там и начинается, когда люди не терпят рамок. То есть, фигурально выражаясь, скам «счастья» уже отравил существование человеков, создав некую иллюзию «идеального бытия», в виде реально существуещего нечта, что весьма достижимо, если бы вот не эти какие-то, там, люди, которые что-то и как-то да и того. А корень, мне кажется в том, что другой скам, эволюция, пробралась в умы и снесла оттуда информацию о человеках, как о созданиях, изначально таких и с определенной целью, подменив ее простым пожиманием плеч. Ни для чего не живем, ничего не знаем, нечего и соблюдать. Ну, это я так, коротко. Сложно говорить с вами, с психологами, понимаете ли. Никакая другая идея, кроме идеи ответа за свою жизнь тут — ни идея «прекрасного будущего», ни идея эволюционирования когда-нибудь в особую нацию, вид, с совершенными помыслами и образом жизни, ни жертвы ради будущих поколений, детей, внуков и т.д. — не в состоянии удержать человека от порока. Только личная ответственность перед, например, создателем, и страх наказание или желания вознаграждения могут заставить человека быть лучше. Даже не заставить, нет, сподвигнуть. Я прекрасно пониманию ваше сопротивление воцерковлению, но задумайтесь вот над чем. Лишь идея личной ответственности и убежденность в присутствие Бога в жизни человека держит его в рамках морали не зависимо наличия свидетелей или возможности избежать наказания. В частности, тем же УК.
Elsh › Ну, уголовный кодекс тоже не работает исключително из-за отсутствия морали, вернее, низкаго ея уровня.

И да, и нет. Категорически нет, поскольку он как раз оперирует в области, где никакой морали уже нет ни у кого, и не будет. УК — это война, это убивать убийц, останавливать насилие насилием. Но и да, поскольку в условиях, когда в государстве насаждён полный цинизм, а в народе — неверие в такое государство — ну разумеется о каком правоохранении идёт речь, уже среди самих правоохранителей. Вон вы видите как они каждую неделю, каждый день арестовывают друг-дружку за тягчайшие преступления, а то вон и зверски расстреливают повсеместно.
Indian › Позволю себе не согласиться. С цинизмом государства, да, там все понятно. Рыба воняет с головы, как мы знаем. Причем, когда голова только начинает попахивать, хвост уже вовсю смердит.

Я, признаться, имел ввиду все то, что, так сказать, предшествует преступлению, ибо совершение оного лишь следствие. Следствие решения нарушить мораль, пренебречь ею. И тут не суть важно это УК Гватемалы или Библия. В корне этого решения — пренебречь общественным, общим, общным даже, ради частного — лежит, как мы знаем, бунт. Простое человеческое желание — получить нечто, что на данном отрезке времени представлется нежелательным и вредным для всех остальных членов общества. Война, о которой говорите вы — это уже поле деятельности, это борьба с последствиями поступков человека, решившего бросить вызов обществу, пренебречь принятой моралью. Вызов, потому, что человек нарушающий мораль выражает не согласие с принятым сводом норм, скажем так. И мне кажется, вот тут и следует искать причины разброда и шатаний. Потому как вопрос «а судьи кто?» так остается открытым. Всегда...
И тогда мы приходим к еще более сомнительному принципу преимущества большинства перед меньшинством и другим. А потом к необходимости выбора и выборов. В общем, к демократии. Но беда в том, на мой взгляд, что эти все решения и принципы, которые утверждаются человеками, они лишь борьба с симптомами, лишь ликвидация последствий дисфункции головного мозга некоторых человеков «разумных». И избежать этого невозможно, потому что огранечения все равно будут и потому все равно будет бунт. Но общественные, законодательные, уголовные и т.д. ограничения — это лишь мера пресечения активности «бунтарей», сфера деятельности — поступков и действий. А вот нравтсвенность способна пресечь это раньше, в области мотивации. Так или иначе, человеки сктываются в скотство с прошествием какого-то времени, но процент тех, кто не способен сам себя ограничить довольно высок там, где высока нравственная планка воспитания. И в этом самоограничении нет какого-то волшебства, на самом деле. Это осознание своей личной ответственности перед, например, «высшим судом» и отсутствие шансов «избежать» этой ответственности в последствии, в будущем, в «судный день». Как-то так, да.
Elsh › Да, давайте такую таблетку изобретем, чтобы все люди были высоконравственными во все моменты своей жизни. Или будем предвосхищать и останавливать. На эту тему неплохой кино было Minority Report, кажеттся.
Alenka › Да, вон об этом как раз Мамардашвили с Пятигорским когда-то в незапамятные времена говорили.

Только есть такая таблетка. Верное государственное управление. О чём ещё тогда Лао Цзы много чего говорил. Да так никто с тех пор его и не услышал. Труден проклятый китаец для обычных людей.

Скажем... как бы это наглядней. Вон, на совершенно тупом примере: французы утончённые всегда били пруссаков простоватых на поле боя, во все века. И даже англичан некогда осилили, не без своих Зой Космодемьянских, увы. И вот, наступил блистательный XX век — и так их вздул уж вон Эрих Мария Ремарк в рогатой каске напару с Альфонсом... Арнольдом... да неважно теперь (может хотя бы Улофом?) Гитлером в Первую, что к началу Второй они уж одному тому Гитлеру предпочли сразу сдаться. Это при том, что Эрих Мария был уж скорее к тому времени не совсем чтоб с ним заодно. Так государственное управление, логос общества, определяет всё. Вообще всё. Включая бурундучков боеготовность вооружённых сил, экономику, нравы общества — вот этого вот безбрежного стада, которое куда только ему укажет пастух в бурке унд папахе — туда сразу и кидается. Тем более что там и овчарки ещё его опасные...

Хотя нет, постойте, и бурундучков тоже даже немного определяет. Вот, мы только что разбирали, насколько, например, дикие кошки городские выброшенные зависят, их жизнь, от тех кто сидят у себя там в чертогах и повелевают вдруг сатрапам своим: чтоб следующую зиму не пережила ни одна выброшенная столичная кошка по возможности. По всей видимости, ещё и щедро за то награждают — судя по усердию их. Что уж после такого говорить о бурундучках. Что вовсе никогде открыто не заключали с нами, с человечеством, коллективного социального договора издревле.
Indian › Только есть такая таблетка. Верное государственное управление. О чём ещё тогда Лао Цзы много чего говорил. Да так никто с тех пор его и не услышал. Труден проклятый китаец для обычных людей.

Да я ж не спорю. Я ж согласна и с вами и с Лао Цзы. Да вот не хочет народ так. Это же скучно будет. Куда веселей революцию чрез каждые пару поколений, от которой сразу же у всех появляются кружевные трусики и Европа. Еще можно идти протестовать и маршировать, делать президенту импичмент, от чего сразу падут проклятые опрессоры (это угнетатели по-нашему) и наступит всобщее равенство и уважение. Так сказать — бац и в дамки.
Alenka › Да вот не хочет народ так. Это же скучно будет. Куда веселей революцию чрез каждые пару поколений

Именно. Поскольку, простите, макаки.

О, как раз вчера всё пытался вчера найти нам достаточно чёткую копию х/ф «Книга джунглей» 42-го года, что позавчера или около того казали нам по нашему имперскому палантиру. Но так и не встретил достаточно качественного ничего — лишь какие-то смутные тёмные экранные копии замыленные. Если кто знает где найти, подскажите.


Я ещё по-растамански это слово издавна знаю: downpressors.

Спляшем?

Peter Tosh — Downpressor Man (Equal Rights, 1977)
Elsh › Кстати об образовании и морали. Вы же владеете английским? Пожалуста. Кому не понятно, что это за срань такая — подробный разбор статьи, которая не просто так где-то на левом сайте. Это реальное руководство для учителей средних государственных школ города Нью-Йорка.

Там всё как мы любим: кибернетика (генетика) — продажная девка империализма. Меняем слова: математика — инструмент расового подавления цветных меньшинств белыми супремасистами.
Alenka › Эпппп... эпппозвольте, они это всё всерьёз пишут? Это не шутка? Ой-вэй.
Tomorrow › Нет, не шутка. Нормальных людей это всё шокирует и они просто не знают что на это ответить, потому что при малейшем возражении их обвинят в расизме. Но расизм здесь совсем не при делах. Мы-то с вами «узнаём брата Колю».
Alenka › Только не меня. Я в домике, как говорили у нас авторитетно в советских детсадах. Я индеец, угнетаемое сословие. Кстати, а давайте все создадим партию угнетаемых индейцев? У них же, у вас то есть, проклятых империалистов затихоокеанских, хотя нет... с другой стороны и заатлантическоокеанских... впрочем, это теперь вам с этим жить, с той стороны глобуса, обратной, теперь стало принято, и даже модно, и даже Верховный суд вроде подтвердждает постоянно открыто когда граждане объявляют себя особо привилегированного полу и всего такого... так отчего по аналогии права™ не поступить? Давайте объявим себя все североамериканскими (мне как-то ваш климат ближе, и эти, белочки) индейцами — и затребуем себе подходящую по размеру резервацию. С блэкджеком и... кгхм, я хотел сказать, товарищи, с этой высокой трибуны партийного съезда: с озёрами и белочками.
Indian › Не стоит нам к этой партии примыкать. У нас уже есть одна Покахонтас, хватит.

Тётка на полном серьезе заявила, что она принадлежит к угнетаемому меньшинству. Ее заставили сделать тест ДНК. Оказалось, что есть там индейцев, но мало очень. Вот в таком цирке живем.
Alenka › Это чего эти угнетатели и расисты себе позволяют? По расовым основаниям отказывать нам в нашей глубинной искренней самоидентификации?

Ещё раз, для умных: у вас давно уже в Америках судом, включая даже Верховный, как помнится, Supreme Court of the United States признано было неоднократно, что если кто объявляет себя другой фамилии, пола, возраста, расы, сословия, вероисповедания... африканским негром например, хотя в ём/ей уж 75% белых кровей, от иберийских конквистадоров до угро-финнов наших (по которым, кстати, собственно, проклятый угнетатель Лонгфеллоу и сплагиатил своего колонизаторского Гайавату) — так по сему и быть. У вас же сугубо отчаянно прецедентное право. Вот и давайте пользоваться.

Иначе, от обратного: если в каком истце по расовому спору (скажем это деликатно) обнаружится хоть сотая часть крови его угнетателей — извините, это уже явное злоупотребление правом, заведомо ложные показания, ибо не может представитель расы угнетателей обвинять свою расу в угнетении любой другой своей расы, как одинаково представитель истца и ответчика, как равно угнетающий самого себя и лицемерно протестующий против собственного же коварства.

Ибо несть ни эллина, ни иудея, скифа, варвара... но все есть, во всех пребывает Христос.
Indian › Христа поминать нельзя теперь. Только Аллаха или Ктулху, еще можно великого Койота. Христа — никак нельзя.
Alenka › Нет, ну с нашим Всекальмарнейшим понятно, он же — Неназываемый...
Оттого, кстати, рыбы, подданные царства его, и молчат. Оттуда же выражение: молчит как рыба. Кстати, предлагаю усилить его, добавить экспрессии: молчит как две рыбы.

Но Аллах-то наш славный монистический авраамический чем провинился?

Пойду найду луну, повою хотя бы.

Кстати, у меня даже кактус на кухне растёт.

Причём хорошо, плодотворно так растёт. Многолетний такой даже кактус, если ему повезёт после меня, как везло со мною — то даже, потенциально, многовековой. Единственно что вот почему-то до сих пор без плодов. Когда я б желал там урожаи авокадо чрезвычайные.

Нет, ну хотя бы турнепса. Заодно узнаю что это такое.
Alenka › Оказалось, что есть там индейцев, но мало очень.

Что значит очень мало индейцев? Так вы ж нас сами, гады, усиленно для этого истребляли, и вот успешно привели к этому результату. Это зовётся старомодным греко-римским словом геноцид (кстати, вы и эти два народа ухитрились почти полностью истребить, и заселить их славные земли некими своими уж народами, что вовсе не разумеют на языках Эсхила и Плавта). Почему, Посейдон вас дери, благородный древний Византий до сих пор в щупальцах каких-то сугубо чуждых ему налётчиков? Пусть мало — но есть же! Решение суда данной инстанции подлежит однозначному обжалованию в высших. Не его бледнолиц... соба... гкхм... как это сказать на вашем цивилизованном варварском диалекте политкорректном? мы тут в вигвамах всё время путаемся... не его, в общем, суда, дело, решать насколько. Имеется наша благородная кровь автохтонная — всё, достаточно для вердикта. А в ком совсем не имеется, кто приехал с ужасных колониальных британских островов, а туда, ещё хуже того, с материка, из скандинавий их, с Вильгельмом-завоевателем, воспетым ещё, как помнится, не кем-нибудь, а самой Мышью:

    — Гхе-гхе! — откашлялась с важным видом Мышь. — Все готовы? Тогда начнём. Это вас мигом высушит! Тишина! «Вильгельм Завоеватель с благословения папы римского быстро добился полного подчинения англосаксов, которые нуждались в твёрдой власти и видели на своём веку немало несправедливых захватов трона и земель. Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии...»
    — Д-да! — сказал Попугайчик и содрогнулся.
    — Простите, — спросила, нахмурясь, Мышь с чрезмерной учтивостью, — вы, кажется, что-то сказали?
    — Нет-нет, — поспешно ответил Попугайчик.
    — Значит, мне показалось, — заметила Мышь. — Итак, я продолжаю. «Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии, поддержали Вильгельма Завоевателя, и даже Стиганд, архиепископ Кентерберийский, нашёл это благоразумным...»


— хотя постойте... но это же уже расизм получается? Когда если суды судят не исходя из равенства всех, любой крови — а вот, считая, отмеривая тестами проценты, соотношения кровей, проводя генетические экспертизы (а чем тогда хуже евгеника и краниометрия нацистов, признанные преступными?) Это же сразу уже расистский суд? Угнетающий конституционную свободу граждан на самоопределение. И на этом основании должный быть немедленно расформированным, как грубо нарушающий законы страны и международные конвенции в которых она участвует.

Вот ещё правовой парадокс подброшу, чтоб вы особо прониклись. Представьте, что мы все евреи с вами в нацистской Германии 30-х. И нас сначала гитлеровские бригады угнетают по национальному признаку, а когда мы идём в наш славный германский суд, нас тут же гитлеровские же казуисты обнадёживают, что да чего вы, евреи, вы не настолько уж евреи, чтоб вас в чём-то защищать, но только попробуйте, твари неполноценные, тронуть хоть одного истинного арийца за рукав, просто приблизиться к нему в час пик в давке в берлинском метро — мы вас уничтожим. Не кажется ли благородному собранию, что в данном случае наличествует некий явный оголтелый расизм? Когда господин привилегированных кровей заведомо невиновен, а жалкий недочеловек, к которым относят всех нас, кто, извините, не сумел доказать что он полностью с нужного материка, и благородных, господствующих там племён, заведомо виновен.

Не должно быть для суда расовых различий. Как только они для него возникают, признаются им, доказываются, влияют на его вердикт хоть косвенно — этот суд и государство, что стоит за ним, должно немедленно быть признано расистским.

Впрочем, всё это не так важно. Вернусь к сути. Мы, русские, угнетаемы хуже индейцев, негров, евреев и даже бедных китайцев, почти больше всех пострадавших от иноземного расизма и агрессии... если б, опять же, нас вдруг не было чтоб принять главный удар истории вместо них бедных. Что за игры такие тогда? Отчего вот им резервации, казино, пособия и азартные игры, а нам вот продолжение геноцида нас свирепого? Маниту, ты вообще, осмелюсь спросить впервые, на чьей стороне?
Alenka › Ипьнипьтсеп... ой, я опять на нашем древнем наречии в темноте начал. Даже нет, не в темноте — в первозданной Тьме мира. Ктулху фхтагн! на всякий. Что хотел сказать-то? Математика — это ещё что: вот физика и тем более химия — вот где угнетение наших мыслительных ганглий тоталитарное. А всё проклятый старик Менделеев. Вот оттого Сталин Вавилова и задушил собственными руками тогда, что бесовство всё это.
Indian › Угу. Говорю вам запас прочности исчерпался в Этой стране.

Профессор университета в шатате Юта: Наука и космос — это всё белые придумали, чтобы наших угнетать... Вот надо бы собрать всех белых и отправить в открытый космос... Правда они там колонизуют другую планету и будут угнетать инопланетян — это плохо.

Хочется здесь напомнить, что высшее образование стоит денег и немалых. Вы только представьте себе, что вы за посещение политинформаций по средам, или комсомольских собраний должны были бы выложить сумму, сопоставимую со стоимостью жилья.
Alenka › Я вот как раз чуть выше именно о том, что эти ребята весёлые беззаботные и не знают, даже примерно, что такое когда их угнетают. Сколько в двадцатом веке вырезали ужасные оголтелые отряды куклуксклановцев имени Гекльберри Финна? И сколько уничтожили, за век до того, в девятнадцатом, видимо заранее, предчувствуя нечто, мстя за них, нас, проклятых белых, бравые аболиционисты Линкольна имени Гарриетт Бичер-Стоу в Гражданской войне?

616 222 убитых, более 410 000 пропавших без вести, более 412 000 раненых, около 617 900 пленных. От 50 000 до 130 000 погибших мирных жителей.


И насколько это всё теряется перед нашими потерями в Великой Отечественной, увы. И даже в нашей Гражданской.

А что, никто не хочет из этих наших друзей смуглых начать выплачивать нам репарации за их соучастие по цвету кожи, и, стало быть, наследуемую всеми последующими поколениями, как они это как раз презюмируют, вину по расовому признаку за их преступное бездействие, а значит прямое соучастие в геноциде белого населения Евразии, 1/6 части суши, когда один только Пушкин из них всех только и впрягся за нас бедных, да и то излишне поспешно, да и тут же был на месте застрелен. А все прочие они только стояли и смеялись.

Отчего мы, чьи предки их не угнетали никак, и даже напротив, всегда чем могли помогали, начиная с Тадеуша Костюшко и дяди Юзи (и помогли в итоге, в XX веке) избавиться от их угнетателей, должны теперь перед ними чувствовать свою вину, уже по расовому признаку, прямо заявленному ими? Это расизм, прямо проявляемый нацизм с их стороны в отношении нас.

Нет и не может быть привилегированных рас и наций. Все равны. Особенно пред судом. Бога и уж тем более людей.
Indian › Эти наши с вами страдания несчитово потому что мы белые.

Там у этого студента, который с профессором препирался, есть канал. В одном из препирательств Майкл ему:

- А как же Эпиктет?
- А это кто такой?
- Философ стоик. Он был рабом.
- Он был белым?
- Да, он был белым, но он был рабом.
- Это не считается, потому что он был белым.

Так что, да это не просто расизм теперь, а оголтелый расизм. Но даже не только расизм, потому что еще есть эта долбанная интерсекциональность с их LGBTQA сранью. Говорю вам, умельцы переписали методички строителя коммунизма, или сторителя фашизма — не важно. Важно — это тоталитарная отупляющая идеология, которая теперь вдалбливается с детского сада во всём англоязычном мире. Оно теперь везде — в кино, в компьютерных играх, в спорте, в магазинах косметики и автосалонах.

Именно поэтому так ценны Питерсон и компания с их этим IDW, потому что не боятся говорить и поднимать насмех этот абсурд. Но они же, сука, как декабристы — слишком мало их и слишком далеки они от народа. Похоже на кружок советских диссидентов, которые там у себя на кухне или в мастерской. Они не видят проблемы в самой системе, которая этому позволила расцвести. У них в голове по прежнему капитализм vs социализм. Боюсь, что дело не в этом. Оно где-то совсем рядом. Но нащупать пока не могу.
Alenka › Окэй, тогда годится. Именно как в моём примере выше: если в нацистской, глубоко расистской Германии, мы виноваты уж по цвету нашей кожи — ясно-понятно, спорить с палачами нашими мы не будем. Мы просто это запомним. Зафиксируем, как исторический акт.

Вот, помните, как тогда Сократ не стал вовсе спорить особо с обвинителями своими. Зная, что да пусть их, что уж тут суетиться. Всё это и так, в любом случае, останется в истории, на тысячелетия после свершённым.
Indian › А вот и нет! Представляете, по их мнению холокоста не было, а евреи — это коварные угнетатели цветного меньшинства на Ближнем Востоке — арабов. И Авраам — это тоже нельзя поминать. Древние римляне, греки — все белые угнетатели, проводники «белости». Говорят, что не желают, чтобы им эту философию навязывали. Но это ещё не всё. Придумали это сами белые, так называется академическая интеллигенция. Как в своё время один буржуа придумал, что во всём виновата буржуазия, а второй буржуазный интеллигент воплотил это в жизнь у нас. Основными светочами и придумываемыми этого дискурса является та часть общества, которую Ленин величал говном нации.
Alenka › Вот создатели «South Park» давно уж нащупали: есть дивный совершенно эпизод, о пришельцах из будущего. У них нет ни расы, ни разных языков, они все одинакового грязно-оранжевого цвета и разговаривают на каком-то щёлкающе-икающе-рыгающем диалекте. Разумеется, там уже наступил глобализм. В прошлое они явились за работой, которой в будущем нет. В этом эпизоде несколько подтекстов, я рассказал об одном из них.
Alenka › Где-то белых уже отправляют в космос? Надеюсь, билет в один конец? Я еду, где записаться, где поставить заветный крестик? Правда, я условный белый, но тут же главное — порыв, решимость, верно? Еду, еду, с удовольствием.
Tomorrow › Да всё, бро, мы и так уж давно в космосе. Вон, я как-то зимой, ещё в невероятных теперь для них, которыми их главные злодеи таперича их всех массово пугают, 90-х, как открыл однажды форточку. А там за ней сразу такие звёзды. И мороз. Межзвёздного пространства. Абсолютный ноль. И чернота вакуума. И нет ничего.

И вдруг понял впервые, что я в открытом космосе. Меня от него теперь вот даже форточка не отделяет.

Так что, не собакой Лайкой единой жива отечественная космонавтика.

Надо и нам хоть изредка об этом вспоминать.
Indian › Как это у Лема было... «Что это за место: нет в нём ни стен, ни дверей, ни решёток, а сбежать из него никто не может?»
Всемирное тяготение.

Как такая уже философская категория. Хм, надо б запомнить самому. Хотя бы теперь, снова, через столько прошедших лет. Это многое объясняет. Слишком многое. Из самых разных областей, притом, наших попыток осмыслить мир куда мы попали вдруг на время.
Alenka › Признаться, только пару дней назад смог толком прочитать эту галиматью, а сегодня посмотреть видео. Ну, у Бойса разбор отменный, конечно, он носитель языка как-никак. Но даже я, со своим уровнем английского очумел от этого бреда! Столько передергиваний! Неужели сейчас достаточно написать две гранки, чтобы стать законодателями в образовании? Фанаберия какая-то... Я реально не понимаю, как такое оказалось возможным в принципе? То есть, на примере двух «гипотетических» учителей, опираясь на совершенно бессвязные умозрительные построения, вывели новую доктрину? Метод обучения? Простите меня, но я считаю, что это не пройдет. У нас в народе говорят, ложь, даже если и встанет на ноги, ходить не сможет. Даже моего английского достаточно, чтобы понять, какая это чушь и она совершенно не жизнеспособна. Но тенденции опасные — это нельзя не признать.
Elsh › «У нас в народе говорят»
Говорят также и это:
«Пока правда обувается, ложь пол-света обойдёт». Полагаю, что эта поговорка лучше отражает положение лещей.
Tomorrow › Пожалуй, что вы правы, коллега, пожалуй, что вы правы... И это точень страшно. Боюсь, это слово еще не раз прозвучит сегодня в комментариях.
Elsh › Я понимаю ваш шок. Я долго не могла поверить в происходящее. Но это именно тот мир, в который нас внезапно занесло.

Вот, сегодня New York Times говорит, что пора «отменять» Гогена. Он спал с тринадцатилетними девочками и называл полинезийцев дикарями.

До такого маразма даже большевики не доходили. Это уже больше тянет на культурную революцию у восточных соседей России и ИГИЛ. Растрелы заменили травлей в соцсетях и прэссе и увольнениями с работы.
Alenka › Тут Ѳеодоро наш героический... а впрочем, сами можете прочитать в Скрытом. Это я к чему? Если совсем невмоготу станет — давайте совместно уедем куда-нибудь туда к вам, в Крым чудесный, край Гринов, Чеховых, Айвазовских и Паустовских иногда. И станем жить там отдельной обособленной коммуной. Потому что нас тут в Москве они тоже особенно стали раздражать, Бог свидетель — мы тридцать лет молча безропотно всё терпели, ждали когда ж он их от нас уберёт. Только теперь стали понимать, под старость лет, что скорее мы закончимся, чем они такие у нас тут.
Indian › И снова я боюсь, что скоро такой «исход» в «места не столь отдаленные», с созданием максимально закрытых коммун, станет чуточку массовым. Если что, I'm in, как говорят там, чье название уже и повторять не хочется...
Indian › Сразу же вспомнилось щербаковское:

В итоге, не творя вреда родной стране,
мы высадимся где-нибудь на острове,
и там, перемежая труд веселием,
мы станем заниматься земледелием,

отваживать туземцев от язычества
и ждать, когда помрёт его величество -
или когда он спятит окончательно,
что более вероятно, но менее замечательно.

А ведь он это аж в восемьдесят девятом году прошлого века написал.
Indian › Да, честно говоря, порой об таком задумываюсь. Главное найти такое место, куда они не смогут проникнуть.
Alenka › Вы специально что ли меня так пугаете? Господи, как же так? Может, они потому это делают, чтобы цену на его картины взвинтить? Прям, не реальный бред какой-то!!!

Но это именно тот мир, в который нас внезапно занесло. Вы даже не можете представить себе, насколько это внезапно для меня!
Вот, не смотря на тренд много лет назад, я никогда не писал фразы «Как страшно жить». Для меня это было бы неправильным. Но сейчас я не просто пишу, а реально, поверьте, совершенно реально боюсь воплощений всех анти-утопий одновременно и, в то же время, в гораздо более абсурдной и уродливой форме! Как страшно стало жить!
Elsh › Ну, положим, неприятного в области высоких искусств хватает и тут: то околотошные выставку закроют, то авторов примучают, то неизвестные люди на выставке обольют экскрементами картины и посетителей... И прочее в том же роде.
Мне уж некоторые знакомцы говорили — отчего ты сидишь, словно пень? Уезжай, пока ещё можешь. А куда уезжать? На Марс вон уже не зовут. В Антарктиду разве что.
Elsh › какая это чушь и она совершенно не жизнеспособна

Хочу вам напомнить, что у нас подобная чушь продержалась семьдесят лет.
Alenka › Ну как семьдесят... Скорее как у великого гениального Пушкина в сказке: ровно семьдесят лет и потом ещё тридцать... а потом ещё... продолжаем считать, в общем. Главное что ровно.

Ситуация-то с чушью той нашей милой советской тоталитарной не закончилась отнюдь весьма увы. А вот так остроумно (они же все весёлые остроумные люди, наши главные каратели? кто посмеет назвать их недостаточно остроумными?) продолжается уже куда в худшем виде. И эволюционно на смену этому, новому для нас, прежде непуганных советских свободных граждан, кошмару, что у нас тут установился уж давно — может прийти лишь особенно какая невиданная война.

Когда очередной маньяк, прорвавшийся на кафедру, к пульту управления ракетами и нами бедными тут заодно, вдруг окончательно понимает что аудитория частично сдохла от голода, частично разбежалась от него такого, выбив окна, частично поналезла внутрь радостно погреться, а заодно наивно предвкушая, что тут их будут кормить — он неизбежно вдруг сотрёт все свои каракули с доски и начнёт убивать студентов.

Вот, примеры у нас уж на каждом шагу, гляньте новости, каждую неделю всё более чудовищные проявления, что общество под таким мудрым дальновидным управлением уж окончательно сошло с ума. О чём, помню, предупреждал заблаговременно, много лет назад, не раз намекая: взгляните, народ озверел уж до терминальной стадии. Точнее даже: к нам сюда в столицу власти специально нагнали особо озверевших отовсюду, где они до того десятилетиями их такими выращивали: с гор наших южных, вон теперь с Украины и Белоруссии, терзаемых междоусобицей и картошкой. У вас там, как понимаю, примерно то же самое, если, кстати, не хуже.

Это к чему я всё? Верните меня, будьте так любезны, в ту нашу милую привычную чушь. Кажется, как раз нечто крайне близкое у Кэрролла было.

    — Читай же дальше, — торопил её Грифон. — «Шёл я садом однажды...»
    Алиса не посмела ослушаться, хотя и была уверена, что все опять получится не так, и дрожащим голосом продолжала:

        Шёл я садом однажды и вдруг увидал,
        Как делили коврижку Сова и Шакал.
        И коврижку Шакал проглотил целиком,
        А Сове только блюдечко дал с ободком.

        А потом предложил ей: «Закончим делёж —
        Ты возьми себе ложку, я — вилку и нож».
        И, наевшись, улёгся Шакал на траву,
        Но сперва на десерт проглотил он...


    — Зачем читать всю эту ерунду, — прервал её Квази, — если ты всё равно не можешь ничего объяснить? Такой тарабарщины я в своей жизни ещё не слыхал!
    — Да, пожалуй, хватит, — сказал Грифон к великой радости Алисы.
    — Хочешь, мы ещё станцуем? — продолжал Грифон. — Или пусть лучше Квази споёт тебе песню?
    — Пожалуйста, песню, если можно, — отвечала Алиса с таким жаром, что Грифон только пожал плечами.
    — О вкусах не спорят, — заметил он обиженно. — Спой ей «Еду вечернюю», старина...


Подобную преподобную полную хорошую годную долговременную чушь, что продержалась тогда аж целых семьдесят лет. Потому что эта чушь, что пришла ей на смену, вот-вот схлопнется, похоронив под своими обломками всех нас, что так старательно выживали прежде.

Возможно, даже нет, вероятно, да нет, уверен, это:

Я видала такую чепуху, по сравнению с которой эта чепуха — толковый словарь.


Или вот, очень старый мем, примерно как вся шумерская цивилизация, но не так пока ещё вымерший:
[ uploaded image ]
Alenka › Правы... Черт возьми, как же вы правы. Я отказываюсь понимать людей, я совершенно беззащитен, клянусь, таким ничтожным я себя давно не чувствовал...
Elsh › Так это ж то что мы знаем издавна, на нашем общем пути к Богу: это начало святости — когда человек вдруг ощущает, осознанно, свою беззащитность и скромность сугубую пред лицем Его жесточайшего безразличного равнодушного, а заодно перед хаосом миллионов людей вокруг, для которых ничто ничего не стоит, круговерти этой.

Вот попробуйте, как я, выйдите скромно к метро и станьте котёнка пушистого молча стоически просить взять, чтоб он не погиб. И мимо вас с ним идут сотни, тысячи сытых довольных циничных рыл, из тех как раз, что каждый день постят краденые фотки котиков в интернете чтоб сорвать лайки.

Мне стало, начало казаться
Что проще уж умереть,
Чем жить с такими людьми,
В населённом именно ими
Теперь отчего-то
Прежде нашем мире.
Alenka › Так она тут никуда и не делась. Да простят мне моё злословие, но эта эйфория девяностых меня всегда одновременно умиляла и раздражала: да полноте, какие там новые веяния! Какие ещё чаянья свобод? От нас тогда просто отвлеклись, отвернулись — были заняты дележом всего и вся в полной уверенности, что уж мы-то никуда покамест не денемся. И вот, как видим — уверенность-то их и не подвела. Разве что незначительная часть уехала.
Tomorrow › Ну да. Но какая эйфория? Откуда. Мы все тогда точно так же тупо выживали посреди пустыни, вдруг вытоптанной ими, как те иудеи, которых тоже их главный мудак водил сорок лет по ней, как и нас водит.

Только не забывайте, что в 90-е нам ими было позволено выживать посреди творимого ими беспредела.

А теперь, лет уж пять так — строго запрещено. При том что беспредел, что творят они, всё ужесточается.
Indian, Tomorrow, Elsh › Воот! А я вот себе думаю, господа, следующее. Наверное стоит набраться терпения и прожить достаточно долго, чтобы потом вслед за профессором Пятигорским совершенно спокойно сказать: «За последние 10-12 тысяч лет бытовое сознание человека никак не изменилось». И потом так еще самой себе под нос глядя на ошарашенные лица молодых: «Хе-хе!»
Alenka › Им буддистам всё можно. У них перерождения.

Прочитал сначала отчего-то как «профессором Преображенским», даже примерно вспомнил как и он нечто схожее говорил.
Indian › Это не от идеи перерождений идёт, а от спокойного истинно буддийского отношения к тому, что мы видим. Люди есть люди, такие какие есть, и ведут себя, ровно так, как они могут в данный момент. И это практически не меняется в веках. Понемногу меняются, смещаются границы дозволенного, но не очень сильно. В целом мы не далеко ушли в мышлении от того, где были тысячи лет назад. Это именно об обычном мышлении, не философском, не синтетическом, если хотите. 15% из всей массы на это способны. Способны, не значит еще, что достигают этого.

Но мы вот никак не признаем этого факта, удивляемся фрустрируемся, пугаемся, разочаровываемся. А всё наверное оттого, что ожидаем, что выйдем на улицу, а там сплошные сократы ходят. Не ходят. Мы уж убедились в этом многократно. Так вот чтобы, что-то изменилось, скорее всего нужно примирение с этим фактом. Вот у Александра Моисеевича, судя по тому как он об этом говорил, получилось с этим примириться. И мне бы хотелось.
Alenka › А по-моему, вовсе не изменились. Помните, я как-то говорил, что Сократ у Платона, Ксенофонт тот же, да и все прочие древние греки разговаривают и мыслят на удивление современно. Кстати, как раз вчера вспоминал — так «Федона» и не закончили. И разговор с Пятигорским.
Alenka › А всё наверное оттого, что ожидаем, что выйдем на улицу, а там сплошные сократы ходят. Не ходят.

Напротив, скорее ожидаем, что там то же самое и бродит, что демократически усыпило Сократа большинством голосов. Что Аристида на философский пароход усадило.

Я скорее обратную аберрацию общественного сознания себе представлял: известную со времён Возрождения (которая его и породила, и им была одновременно порождена, такой занятный реципрокный уроборос) что в Золотом веке человечества ходили сплошь Платон с Аристотелем по Академиям и Ликеям, да Александр беседовал с Диогеном. Китайцы так и вовсе всю историю только этой доктрине и следуют: о прекрасном прошлом и неизменном в веках падении нравов.
Alenka › 15% из всей массы на это способны. Способны, не значит еще, что достигают этого.

Я как-то уж искал по сайту, и не раз, тот пост, что британские учёные обнаружили, что 85% человечества, или около того, наделены мозгами старого, ослабленного типа, прежнего поколения, упрощённой конструкции. Возможно, это было настолько давно, что даже не у нас тут, до 2011 года, а где-то в другом месте, на одном из моих других проектов, или на старом нашем Дёрти с гертрудами, ближе к 2005-му.

Надо б снова хотя б оригинал той статьи в интернете найти, даже если и потёрли, исследование не могло пропасть бесследно. А тут это ещё и как раз ваш профиль, хороший такой источник для многих последующих лулзов на конференциях и в научных работах.
Сегодня, вот, прям, несколько минут назад, был свидетелем разговора одной ливанской, если не ошибаюсь, но, уж, точно арабской мамаши, с нашей учительницей из Белоруси. У нас тут сессия уже и идут экзамены. А ее сын никак не готов к тесту «чтение с листа». И мать такая стоит и спрашивает у учительницы: «Что нужно сделать, чтобы он знал ноты?» Учительница и я стоим с открытыми ртами и не знаем, что сказать, она на меня смотрит беспомощно, я на нее. Реально! А как сказать этой тупой женщине, что надо просто заставлять ребенка учить ноты! Блин, это просто! И родители не знают, как сделать так, чтобы ребенок просто занимался! Это, должен вам сказать, катастрофа! Катастрофа наций! И вот теперь они стали браться за нас, наших, за тех, кто просто занимается, тупо сидит на жопе и учит, понимаете? Разве это не страшно?
Elsh › Вы упустили этот момент истины (только сейчас вдруг нашёл и перечитывал Богомолова) — она спрашивала искренне, а вы не поняли. Вы не поняли как она могла не понимать. А она могла. И сын её мог тем более. Надо было ловить этот кубический сантиметр удачи. И сказать: давайте вашего детёныша, пару занятий и он поймёт музыку, и более того, не сможет жить без ней. Как не можем мы все.

Впрочем, тут я невольно цитирую уж другого сильного практика:

There is something you ought to be aware of by now. I call it the cubic centimeter of chance. All of us, whether or not we are warriors, have a cubic centimeter of chance that pops out in front of our eyes from time to time. The difference between an average man and a warrior is that the warrior is aware of this, and one of his tasks is to be alert, deliberately waiting, so that when his cubic centimeter pops out he has the necessary speed, the prowess to pick it up.

Chance, good luck, personal power, or whatever you may call it, is a peculiar state of affairs. It is like a very small stick that comes out in front of us and invites us to pluck it. Usually we are too busy, or too preoccupied, or just too stupid and lazy to realize that that is our cubic centimeter of luck. A warrior, on the other hand, is always alert and tight and has the spring, the gumption necessary to grab it.

You maintain that your insistence on finding explanations for everything is something so deeply ingrained in you that it overrules every other consideration, that it's like a disease. There are no diseases, there is only indulging. And you indulge yourself in trying to explain everything.

We both are beings who are going to die. There is no more time for what we used to do. Now you must employ all the not-doing I have taught you and stop the world.


Я вообще, шайтан вас всех... впрочем нет, не надо, это лишнее... не могу понять — как можно учить музыке насильно путём вдалбливания в юного радостного детёныша все этих ваших диавольских нот. Музыка — это ведь нечто, что идёт изнутри нас, и снаружи отовсюду. Это энергия, это гармонии, это всяко не ваша сраная тупая никчёмная нотация, дисциплина и субординация.
Indian › не могу понять — как можно учить музыке насильно путём вдалбливания в юного радостного детёныша все этих ваших диавольских нот Проще простого: как иностранный язык. Мы ведь тоже учим алфавит нового языка раньше, чем слова, и проходит какое-то время, прежде чем буквы сложатся в осмысленное слово, а слова в осмысленную фразу, предложение. Так и тут.
это всяко не ваша сраная тупая никчёмная нотация, дисциплина и субординация. Ну, опять же, не будь письменности, «Илиаду» мы могли бы никогда и не прочесть, не узнать. И тем не менее, никогда не узнаем, как ее читал (сказывал, декламировал) сам Гомер, например. Но зато можем сделать это сами от себя, как сами ъхотим, видим, слышим... И в завершение, не скажу за субординацию, но дисциплина важнейший элемент в освоении музыкального инструмента. Причем, чем учитель жестче, тем больше шансов, что ученик добьется большего, за меньшее время. Время, вот что само важное в этом деле. Понимаете ли, в принципе, игре на инструменте научить нельзя. Ученик учится сам. Поэтому так мало хороших музыкантов. Сам, понимаете? Он сам познает все. Хороший учитель музыки это тот, кто экономит больше времени своему студенту в постижении инструмента и музыки. Вот и все. Правильно «ведет» его по пути освоения. Причем, как технических навыков, так и музыкальных. Просто не дает ему распыляться и точно знает, что на данном этапе будет полезнее. А учится всему этому ребенок сам. Причем, чем младше, тем быстрее, хотя и с моторикой больше проблем, все же маленькому ребенку обучаться легче. Но я так посмотрю, скоро эти шакалы и до музыки доберутся и тогда мы будем иметь только интернет музыку, а не живые фундаментальные перформансы, да и вкусы будут полностью формироваться по «заказу с верху».
Elsh › Вот что тут сказать... Мне нередко попадается фраза: «диджей написал музыку». Поначалу я истерически смеялся, теперь уж гляжу равнодушно.
Tomorrow › Следовало ожидать. Ведь после Малевича, Кандинского и Пикассо фраза «маляр написал картину», причём, заметьте, сугубо именно малярным валиком своим, нарочито, как умеет — уж не терпит в обществе подобных им возражений. Вот и до музыки наконец добрались спустя сто лет.
Elsh › Ключевое слово там: насильно. Когда мы учились ходить, говорить, читать, кататься на велосипеде, знакомиться с девушками... это всё было огромной радостью овладения новой увлекательнейшей частью огромного мира. Такие вещи недопустимо внедрять насильно, из-под палки. Принудительное кормление.

Я рассказывал, что вот, например, английский не учил специально ни дня, ни часа. Ничего не зубрил. Так же программирование и всё прочее. Потому что уже в детстве тогда сразу заметил, как выгорают навсегда те контуры в мозгу, что подвергались информационному насилию. Из этого навсегда исчезает радость. А где нет радости — нет и творчества.

Может оттого в современном мире сотни тысяч профессиональных музыкантов, владеющих своей профессией в достаточном совершенстве... а музыку они писать не в состоянии, только сидеть в оркестровой яме за зарплату и по команде, как собаки Павлова, дёргать за струны и бумкать во всё гремяще-звенящее, например, допустим, литавры какие.

Помните гениальный фильм Пьера Ришара «Высокий блондин в жёлтом ботинке» нашей юности?
Вот там, на удивление, и это всё было раскрыто и одновременно закрыто как предмет для дальнейших исследований.


А музыку за них вон обычно пишут всякие пэтэушники вроде Битлз, Роллинг стоунз, Дорз, Пинк флойд, Кино, Гражданской обороны... жывотнэ какие-то всяческие, притом, что особо иронично, в соответствующих, вон как там костюмах животных. А потом они ещё, так же за ту же свою зарплату, собираются в своей яме и прилежно исполняют музыку великих.

Вот как раз недавно аж самого Летова наконец для себя открыли. Что он не только оказывается панк был — но и гениальный мелодист, каких больше тут нет. Ну, вы видели тот концерт возможно.
Indian › Ну, так для вас, Вождь, тут не должно быть особой горести — вы ведь не ожидали Саксофонов с Кслифонами на улицах этих ваших увидеть. Ну, вот, а все остальные и собираются в свои ямы «поиграть великих», которых заблаговременно до этого крысиным ядом сами же и потравили. Мы же с вами знаем с кем имеем дело — с человеками. Но при всем нашем, к слову, здоровом скепсисе, Аленка наша права. Разочарование-то плод «переоценки», в смысле, завышенных ожиданий. Идиотская фраза, конечно, но переделывать некогда, уж, не обессудьте. Однако и у меня есть возражения. Дело не в том, вернее, не только и не столько в том, что мы ожидаем от «всех» большей способности к пониманию, а в том, что Сократом и не надо быть, чтобы эти вещи понимать — они на поверхности. Даже по ассоциативному ряду первого уровня можно все связать между собой и хоть что-то осмыслить. Я думаю, что причина в извечной «лености души». Любое действие — это душевный акт в той же мере, в какой и физический акт. И в большинстве случаев, этот самый душевный акт требует больших усилий, чем само физическое действие. Потому все и пользуются шаблонами. Так быстрее жить. И кажется, что не распыляешься на мелочи, сфокусирован, делаешь нужное и полезное и на «идиотов» времени не тратишь, в то время как совершенно замозабвенно этим идиотом являешься и прекрасно исполняешь свою «скрипку» с этом сумасбродном оркестре, который сидит в яме, во всех смыслах этого слова. Коллеги, ведь мы же прекрасно с вами заем: чтобы понять, что ты в яме, надо суметь посмотреть на нее с высоты. А как? Ведь пока не вылезешь из нее, ничего такого не видно. И вот именно этот шаг делают единицы. Это духовный подвиг, который не обуславливается ничем — ни происхождением, ни образованием, ни опытом. Это... это... я не знаю, что это...
Elsh › Теряюсь в догадках: Ксилофонами или Клисфенами?
Indian › Ксилофонами, конечно. И жить торопится, и чувствовать спешит, и не перечитывает...
Elsh › Любое действие — это душевный акт в той же мере, в какой и физический акт. И в большинстве случаев, этот самый душевный акт требует больших усилий, чем само физическое действие. Потому все и пользуются шаблонами. Так быстрее жить. И кажется, что не распыляешься на мелочи, сфокусирован, делаешь нужное и полезное и на «идиотов» времени не тратишь, в то время как совершенно замозабвенно этим идиотом являешься и прекрасно исполняешь свою «скрипку» с этом сумасбродном оркестре, который сидит в яме, во всех смыслах этого слова.

Именно. Точно сказано. И сугубо философский уровень осознания.

Как мы знаем из основ физиологии, и не раз повторяла Алёнка: «Мышление — крайне энергозатратный процесс», поэтому его всеми силами стараются избегать по возможности. То общее склонение, тяготение, о котором выше говорили. Что давит на всех столь значимо, что лишь немногие отваживаются летать.
Elsh › Это духовный подвиг, который не обуславливается ничем — ни происхождением, ни образованием, ни опытом.

Духовный — хорошее слово, но и его уже умудрились засрать с одной стороны фундаменталисты с их скрепами, а с другой гуру ньюэйджа с их неоязычеством.

Чёрт, скоро слов уже не останется, чтобы изъяснятся, не отягощенных какими-то псевдосмыслами. Такая же история с цветами и символами — то радугу себе кто присвоит, то оранжевый, то зелёный.

Мамардашвили как раз об этом, когда говорит, что Человек — это существо возможное. Это и есть человек, а не обезьяна с айфоном. Подспудно мы от людей именно этого и ожидаем, что они будут людьми, ну хотя бы местами, хотя бы в важном И именно это скорее всего нас и подводит.

И да, это не обусловлено ничем — согласна. Оно непредсказуемо, это нельзя ни заставить, ни воспитать. Мне думается, что это и есть та самая свобода воли, дарованная Человеку Богом, которой по мнению мэйнстримных ссегодняшних "философов" нету.
Alenka › Как раз его «Психологическую топологию пути» переслушиваю в плеере, спустя много лет.

Как же всё же медленно он рассказывает, за долгую поездку в метро успеваю услышать то, что прочесть — вопрос нескольких минут. Но, это общий дефект формата аудиокниг — если чтец, в данном случае оратор, торопится — он будет вызывать совсем не то ощущение.

Вчера заснул и несколько часов уж моё бессознательное слушало его размышления. А сознательное в это время сконструировало (либо попало, не уверен) во времена его молодости, осенние дождливые 50–60-е. Где было много всего, но больше всего поразила сцена, как мы едем откуда-то со студенческих строек комсомола с очаровательной девушкой в поезде, и уж там где-то в самом начале влюбились, и всю дорогу только и говорили, как будет теперь впереди у нас. Строили планы, очарованно любовались друг-другом. А потом, когда уж поезд прибыл на вокзал и мы сошли на мокрый холодный перрон, уж смеркалось — вдруг ощутили, что всё, нет больше этого чувства влюблённости. Мы каким-то, так и не понятым для себя образом исчерпали его за время пути полностью. И спокойно, осознавая, что так надо теперь, другого будущего нет, расстались.

И другие интересные сцены в том мире. Даже потом специально поставил заново те фрагменты лекций, во время которых это снилось — был почти уверен, что он нечто именно об этом говорит, это очень близко к образу мышления этих его лекций. Тем более, что он часто украшает их вставками из жизни, собственного опыта... И вот, значит, мне приснилось именно то, что он описывал там. Мозг просто визуализировал, снял по рассказываемому ему сценарию. Не нашёл.

Вот ещё занятно, мы потом в аудитории с другой уж подругой о чём-то разговариваем, и я говорю: ну вот, как раз Мамардашвили вспомнили — в том нашем разговоре во сне. И тут (в том мире, осознавая что я не в своём, нашем), а мы там у себя тоже часто его вспоминаем. Вот какое совпадение.

Просыпаюсь, он там мурлычет что-то про колокольчик калитки в Комбре. Про то самое кастанедовское собирание своей жизни (суть романа Пруста):

Странно, но в доступных в интернете оцифровках его текстов не нашёл этого фрагмента. Надо будет поискать потом в моём бумажном оригинале.

Из нас секрецией выделяется время, которое мы оставляем позади себя. Которое непрерывно мыслили, осознавали, чувствовали... Как некоторые панцирные насекомые, что из своей секреции образуют свой панцирь; и тащут его за собой.

И что это время и было моей жизнью.

[...]

Увидел эту пропасть. Как если б я был нескольких милей росту... Ходули скрытые в земле, начинается головокружение. И начинается труд, потому что ты тащишь их за собой...


До этого было лишь про сознание, как изменение склонения, минимум две мысли одновременно, но никогда не все, мировое дерево (скандинавам привет!), тождество отличия предмета от самого себя и от другого, что одни состояния нашего психологического сознания сменяют другие, так ли это на самом деле, и легко ли двигаться в этой последовательности...

Ничего про наш поезд, и как искренне любящие друг-друга, очарованные красотой этого чувства, вдруг остывают и расстаются без сожалений. Ну, почти, возможно это всё возникло именно из краткого упоминания, как сменяются наши состояния тут.

Лишь только гулкие холодные аудитории сумрачные чужие проникли из эха, сопровождающего на магнитофонной записи его голос, в мой сон. В те образы, что я тащу за собой с Советского Союза.


Надо же, а ведь мы были современники с ним тогда. И я вполне мог ходить на его лекции в МГУ — только был слишком мал, чтоб мне открылась такая возможность, и счастливо беззаботно ходил вместо этого в начальную школу. Где тоже помню каждый день, помню, насколько реальны и живы они там. Но не слишком мал, чтоб меня заинтересовало то, что он говорит, парадоксально. Помните, рассказывал, как потерял тогда школьного друга. Как отчётливо вижу и теперь тот день 1 сентября, когда мы собираемся все во дворе школы, начинается наш второй класс, и там такие огромные деревья, и тени, и солнце, и такое всё настоящее, а он не пришёл. А со всеми прочими даже поговорить было толком не о чем, столь мучительно долгие годы, переходящие в десятилетия — даже теперь, когда они сильно так выросли с тех пор и, теоретически, должны бы сильно поумнеть. И как (почти) впервые это мне открыло феномен смерти, беспричинной, нежданной, что ждёт всех нас совсем рядом, терпеливо, и насколько ярок становится мир как только мы осознаем это... пока продолжаем осознавать — что тоже особая работа. К моменту его лекций это всё уж случилось, стало быть, помня своё осознание тогда, я действительно был уже готов.
Alenka › Чёрт, скоро слов уже не останется, чтобы изъяснятся, не отягощенных какими-то псевдосмыслами. Такая же история с цветами и символами — то радугу себе кто присвоит, то оранжевый, то зелёный.

Помнится, прошлой зимой сдержался, чтоб не написать тут на Стену пост, что, глядите, какая штука: эти девианты, потерявшиеся всего в двух полах, причём предетерминированных природой (представьте, что будет, если доверить им чуть более сложные системы) уже успели присвоить себе голубой цвет (вместе с Голубым Щенком); потом ещё и радугу (хотя, казалось бы... где радуга и где они?); английское слово «весёлый» (тем самым фактически выведя его из обращения, чтоб избежать нежелательных коннотаций); благородное римское имя Сергей, прежде распространённое у нас; в целом в природе нормальную и мужественную птицу петуха, и заодно всю Галлию, чей он символ. Тут мы снова подходим к Прусту. Он-то, заметьте, от этого недуга мучался — а эти негодяи ещё и гордятся, и всячески стараются распространить его. Это как пытаться насадить в населении неконтролируемые приступы агрессии (впрочем, наш новый мировой телевизор именно это с успехом и делает) и, со стороны уже неизлечимых от него, да и не желающих особо, распространить вокруг свой туберкулёз. При, думаю (это моя теория ещё с 90-х, когда и у нас это началось массово, хорошо теперь на время прекратилось, но не у них) скрытой, а то и явной поддержке властей что для них, как понимаю, является тем же самым, что и введение курения опиума в Китае чуть ранее — такой вивисекторский способ снижения вверенного поголовья... или просто разрушения его культуры... что, впрочем, будет иметь даже куда более трагические последствия, чем просто чистое техническое снижение.
Indian › Ну да, не надо столько народу и не надо чтобы плодились. А чтобы успешно это внедрять, то не надо чтобы умели думать. Вот это главное. Главное, чтобы не смели и пытаться пользоваться мозгами по прямому их назначению. Видите ли, если человек обучен думанию, то с ним «гуманными» способами это проделать невозможно, — только побои и страх быть уничтоженным. Но у нас же «гуманное общество». Поэтому с детского сада следует отбивать у массы всякую способность к мышлению. Этим и только этим можно объяснить положение дел в образовании.

Тут снова приходится упомянуть Питерсона (наверное всех уже тошнит от того, что я все время на него ссылаюсь) и это важно для понимания того, что происходит. Его мировая известность началась с того, что он подробно разобрал и объяснил, что именно не так с 64 личными местоимениями, которые Канадское правительство решило навязать массам на законодательном уровне. (В Калифорнии и Нью-Йорке, кстати, прокатило без особого сопротивления, несмотря на противоречие первой поправке к Конституции США aka свобода слова) Он там не устаёт повторять, что это плохая идея регулировать высказывания и навязывать людям псевдослова и псевдосмыслы, потому что это приводит к тому, что не позволяет человеку думать. В яблочко!

Мы же с вами понимаем, что такая сложная система как язык, она не только для коммуникации. Для коммуникации примитивной азбуки морзе достаточно. То есть эта сложная многоуровневая система — она для того, чтобы обучаться мыслить и обучаться свои мысли выражать. Делать это надо точно и старательно. Иначе мысль мелькнет и канет в бессознательное и ты в ней не удержишься.

Интересно, что он рассказывает о том, как он записал эти ролики. Говорит, что когда вышел этот законопроект, он не мог спать, его это мучило и он в 2 часа ночи встал и записал это всё и выложил на своём канале. Я как это всё услышала, думаю, боже мой, пророк, сука, не иначе. А при нынешнем положении вещей, так и вообще Джордано Бруно, готовый пойти на костёр, за то чтобы не врать.

И именно поэтому вся «королевская рать» так на него ополчилась. Во всех спорах, во всех дебатах его противники тщательно обходят этот аспект стороной: увиливают, умалчивают, уводят разговор в сторону, — только бы на главном не сосредоточиться, на атаке на мышление. Эта атака происходит повсеместно и по всем аспектам жизни, на всех уровнях. Это при том, что сам по себе этот процесс мы приравниваем к подвигу, так его еще и намеренно и планомерно убивают.
Alenka › Ну да, не надо столько народу и не надо чтобы плодились.

Это на общем фоне того, что Африка плодится как проклятая (оттуда у них всю историю и голод, что плодиться — единственное ремесло, которому они хорошо обучены — и имбецильные западные колониалисты только и делают что шлют им гуманитарную помощь, вместо того чтоб за прошедшие уж пятьсот лет, ну ладно, двести, с Египетского похода Наполеона, выстроить там сильную экономику и современное культурное развитое общество Модерна — рыбу, а не удочку, по то ли Конфуцию, то ли Маймониду, то ли дочке Вильяма нашего Теккерея); Китай и Индия давно уж превышают каждый по миллиарду, думаю, скорее ближе уж к полутора, а вообще не имею хобби их считать, бесперспективное занятие; и Арабский мир вон... настолько что уже всю старушку Европу заполонил.

То есть, что мы видим? Нет, они только за, чтоб плодились. Но чтоб в мире будущего, который они для себя готовят — не было нас. Европейской цивилизации. Уже заметно так вымирающей. Вот именно с переломного момента 1990-го, который мы и прежде наблюдали во многих смыслах.
Indian › Но чтоб в мире будущего, который они для себя готовят — не было нас. Европейской цивилизации.

Еще хуже. Чтобы не было цивилизации и мыслящих, чтобы не было сознания.

Я думаю, что ничего у них не выйдет. Даже если настанут совсем уж темные века, появятся новые прометеи. Подобно траве и цветам, пробивающимся сквозь асфальт и бетон, подобно реке, находящей себе новое русло, то, что заложено природой найдёт путь и способ.

На сей счет есть прекрасный христианский миф о рождении сына божьего. Ирод вон как старался изничтожить всех младенцев, но не вышло. Это как раз об этом.
Alenka › А другой и нет. Есть преархаика в Африке и, совместно с архаикой изредка (времён более Шумера и Вавилона, тоже таких...) на Ближне-Средне-Дальнем Востоке. Где тигры™: сначала Япония, потом Корея и вот наконец Китай — просто подражают именно европейской модели. С успехом для себя. Единственная цивилизация, которая вырвалась из античности (Средневековье пропускаем — там нет ничего) — эта.

Это при том, что нет, успехи Древнего Китая всех веков прежде, и Арабского мира времён Хайяма, Авиценны и Руми — да и вплоть до возвращения ими нашей античности после падения Константинополя — никто не забывает. Но не стали они все, столь светлые и величественные, системными. Отчего-то. Не создали социальный и технический прогресс.

Как, например, Пушкин и декабристы ничего не изменили в смертельной трясине российской государственности. Трамп приди, осуши, у нас тут тоже весьма не хуже вашего болото, всё кругом квакает.

Есть некоторые системные процессы, которые, удивительно, не меняются веками, тысячелетиями. Динозавры миллионы лет мирно щипали травку, и так и не эволюционировали социально, культурно, духовно главное — ни во что. Но — рядом с ними были некие их современники, которые таки да. И вот мы с вами имеем наших чудесных теплокровных млекопитающих хвостатых чтоб погладить. Которые тоже отчего-то не особо чтоб менялись миллионы лет после того. И нас. Той же, в целом, природы, увы, неизменной, стагнирующей — только выше обсуждали, что никак не меняется человек в массе своей с вот античности.

Эволюция — не вопрос личного роста особи. Тем более не такового целого вида усреднённого, и в среднем крайне, безнадёжно тупого и инертного. Это такая скорее более хитрая штука. Когда появляется некое более умное, генетически, подразделение особо ловких. Которые как начинают внезапно. Ну, как раз как в иллюстрации выше: как Эллада в античном мире, как млекопитающие посреди динозавров, как декабристы, только что взъ... самого Наполеона с его маршалами, и решившие продолжить это доблестное всё — посреди царизма оголтелого заскорузлого. Ещё раз: чистая генетика — обособляется нечто удивительное, и не смешивается больше с прежним, не вмешивается в него тупо обратно бесследно. Собственно, мы только что раньше говорили об этом, это и есть одно из наших состояний — когда мы, вопреки своим обычным переживаниям, вдруг влюбляемся. В женщину, в творческую идею, неважно. Это имеет смысл. Это не иррациональное вовсе, не стихийный биологический каприз из области неосознанного — напротив, самое рациональное что только может быть. Это шанс выиграть такой приз, о котором сами устроители лотереи и помыслить не могут — на нечто новое во Вселенной впредь. Куда более удивительное, чем всё теперь и прежде. Бог — это любовь. Кроме этого нет ничего настоящего, как бы оно этим не старалось для нас казаться. Это единственный свет посреди обломков временного, преходящего, притворного, а стало быть иллюзорного. Бог — это порядок, путь дальше, это новое и развивающееся. То, что ещё, иными словами, называют жизнь.
Indian › Я с вами согласна полностью. Но эти вещи следует всё же уточнять. Особенно нынче. Потому что очень легко то, что вы там выше написали подпадает под определение белого расизма/шовинизма. Так вот именно под эти истерики по поводу борьбы с оными весь этот цирк и происходит.

И очень легко как вы выше написали встать в позицию:

Окэй, тогда годится. Именно как в моём примере выше: если в нацистской, глубоко расистской Германии, мы виноваты уж по цвету нашей кожи — ясно-понятно, спорить с палачами нашими мы не будем. Мы просто это запомним. Зафиксируем, как исторический акт.

Нет, такая позиция неприемлема, потому уводит в сторону — к мультикультурализму и прочей чепухе. Надо помнить, что объектом атаки является само мышление и сознание. Если это принимать во внимание как факт, то вся эта чехарда перестаёт быть хаотической. Более того, становится ясно, как этому противостоять.

Alenka › Я тут ещё, после первых двух изначальных абзацев, позволил себе чуть развить эти мысли. Только дописал.

Вовсе перенеся всё это, по моей базовой интенции, из политически-социальных отношений... в некие более важные для меня.


Такую ещё дам конкретную иллюстрацию: разрушьте всё, что создала в мире европейская цивилизация за последние 500 лет, с Ренессанса — и вы получите... нет, не откат на 500 лет, всего-то, фигня какая, за следующие 500 наверстаем. А на все 2500. В Древний мир, где нет, и вряд ли уж будет Греция. Точнее тогда, получается, на 3500. Тем более Рим потом какой-то сугубо вторичный. Тем более Европа наша, вовсе третичная.

Будет то, что мы видим в современных военно-исторических фильмах Китая героических: великая, незыблемая, однозначно культурная, империя, первой явившая миру печатный станок, компас, говорящую жабу и реактивную артиллерию — да так, оказалось, никак ими сама и не воспользовавшаяся толком, порядок вещей в которой длится столетиями, сохраняется, неизменен во славу богам и в угоду всем нашим лучшим ожиданиям. То же самое: во всех цивилизациях Ближнего Востока. А в Африке и Америках — так и вовсе племена. Они прожили такими с неолита, чего им меняться? Тем более в Австралии, которую тогда открыли, понюхали, да и снова закрыли. Пусть там утконос бушует.
Тут сразу возникают вопросы, которые нельзя не задать. И непонятно, как двигаться дальше в мышлении, если на них не ответить. Отчего так? Отчего вот именно эти две точки (размытыe, понятно на ±100 лет, причём, не говорим о Гомере, Шекспире и прочих, опередивших своё время, как оно бывает с избранными) двигают мировую цивилизацию. Где ничто иное её скорее не двигает.

У меня возникает такая быстрая, на ходу, гипотеза. Ведь раз вопрос был задан — надо же приложить хоть какие-то мыслительные усилия, чтоб и хоть предварительно, в наброске, ответить на него.

Всеобщее образование.

Ну, тут про 1500 год все знают. ±50 лет, от истоков, Гутенберга и прочих инкунабул. Тут уж китайцам привет, что изобрели раньше, да тут же и забыли; впрочем, их можно извинить, уж больно у них литерный состав, алфавит, не благоприятствовал. И к распространённости этого чуть шире чем вот север Италии и прочие локальные франко-германские очаги. То есть: люди массово стали читать книги. Впервые в истории. Это и стало той точкой, с которой началась современная цивилизация. После долгого перерыва — на то оно и Возрождение.

А отчего тогда -500, ±100-300 лет (время текло медленней тогда, это понятно)? Да то же самое. Сами взгляните. Афинская и прочая всякая демократия Эллады впервые за историю человечества, планеты, сделала всеобщим образование. Ну, граждан, хотя вон поглядите на их рабов, Эзопа того же и Эпиктета. Нигде такого не было. И вот Персия мощнейшая, в итоге, сдулась под ничтожными по мощи и численности экспедициями Ксенофонта и затем Александра, именно из-за предельной неэффективности своего управления, ничтожной культуры своей государственности. Ничего не напоминает? Что вот выстроили у нас эти реформаторы за последние 30 лет — именно то же самое: предельную неэффективность и порочность своей, подстать им, системы государственного управления. Будет беда. Теперь уж неизбежно.

И, соответственно, вот этот порог цивилизации тоже необходим: 30 лет, 1990 год. Отчего она столь ощутимо деградирует? От того же самого: что всеобщую образованность власти принудительно переключили на всеобщее отупление. Вместо того чтоб читать книги (только сравнительно недавно ставшие столь общедоступными — не 500 лет назад, и даже не 200, а всего 90 — в 20-х) — они насильно переключили население на свой телевизор, и уткнули его в телефоны. Вон, полные набитые биомассой подземные скотовозки уткнувшихся в дисплеи с три спичечных коробка своих телефонов. Такая теперь культурная политика.

Пора снова вводить старый мем тамагучи™ — хотя телефон тоже смешно; и они ж реально рабы лампы — на выходе из вагона идут повинуясь ощущениям жабр лишь: косяк вокруг пришёл в движение, значит и я с ним тоже, но лучше конечно непосредственно увидеть, что существо неадекватно, выпало из реального мира, и прямо отбуксировать его наружу, чтоб не мешало всем выходить — зомби-апокалипсис, о котором давно предупгеждали нас всякие мудаки, наступил, товагищи!

А сами люди чего? Неужто по команде? Там действуют чуть более тонкие механизмы. Как только Горбачёв с Ельциным начали печатать вместо советского качества книг всю свою макулатуру, а Путин и вовсе добил ещё и введя нечто куда более отвратительное в телевизоре — люди переключились с этого мусора на единственный, пока свободный в 90-х канал информации — мы ушли тогда в интернет наш передовой прогрессивный. Стали искать всё там. Раз тут всё замуровано стало. И вот за последние 20 лет и сюда пришли те же самые монополисты, задушившие все и тут.

Заметьте, не телевизор виноват. Мы говорили когда-то и об этом. Отличнейший формат. Но, увы, где взять тех, кто наполнит его не отъявленным мусором, как они — а авторскими материалами? Если государство таких не только не финансирует никак, не мотивирует к тому — а напротив, скорее всячески отгоняет от своего рупора пропаганды всеобщего отупления.

В итоге, с 90-х все уткнулись в криминальные детективы, про убийства свои и прочее скотство: от Донцовой до Пелевина, пришедшие вдруг на смену нашим прежним книгам. Точно то же самое включили им их дражайшие скотоводы по всем ста каналам современного телевидения. И даже в интернете теперь они на сайтах, где пасутся, видят именно это же самое. Изо дня в день, из года в год. Все последние десять лет, а вообще и все двадцать, и тридцать, и даже именно пятнистый это тогда и начал, в середине 80-х. Тогда это, конечно, смотрелось свежо.

В то же самое превратился Голливуд имени Тарантино и европейская поп-культура.

Через всего сто-двести лет после того как земляне начали более-менее массово читать книги, хорошие, умные книги (не все — те, что так и не начали, в Кампучии какой и Индии — те так и жили, и живут вне этого; случившегося далеко не со всеми, не для всех) — они их внезапно перестали читать. По команде сверху.

Вот и вроде всё совпадает: -500-й и далее на 1000 лет, 1500-й и далее на 500 лет, 1990-й и далее... Возврат к милому им тварям феодализму.

У нас так уже, мы годы назад обсуждали, этот возврат давно зафиксирован, стал завершённым, так что теперь даже неясно с чего б можно начинать его менять к лучшему, ну, без миллионов жертв опять, ломки всего такого изуродованного ими общества, и, взамен уничтоженной ими его прежней нашей культуры, насаждённого чего-то отвратительного, как они по образу и подобию своему устроили у нас.


Так что лучше б и у нас утконос бушевал. И тучные стада кенгуру затмевали солнце.
Indian › Я с вами, конечно, согласен. В общей картине все так и видится. Только я бы не стал пока так спешить с выводами по поводу поколений. Не знаю, есть ли у вас дети, но я сужу по своим. Они мало читают, но читают. У них свои идеалы, свои мыслители, свое видение мира, действительности и места человека в нем. Да, толерантно выражаясь, их идеалы отличаются от наших. Но будемте откровенны, эти бандерлоги еще ничего не натворили из того, что натворили мы и наши отцы, не нужно пока идти в мракобесие инквизиции; нам и тут в двух несчастных столетиях прямо до нас своего дерьма хватает. Заметьте, от тех, кто читал. Даже не смотрел телевизор, не говоря уже о чем-то еще. Книги, газеты, театры, кино, подтянувшееся к ним почти без опоздания — это все лишь средства распространения информации. В принципе, ничего не изменилось и сегодня, кроме скорости и еще, пожалуй, возможности более широкого охвата населения. Во все времена были и духовные книги и порнографические. Не в этом дело. Нынешнее поколение не исповедует наши идеалы, нам кажется это грустным, трагичным, невозможным в принципе, однако не стоит забывать, что кошмары ХХ-го столетия сотворяли, а вернее, вытворяли именно те, кто читал книги. Причем, хорошие книги. Им есть что предъявить нам, у нас к ним пока ничего кроме ворчания-брюзжания нет. Начиная от рабовладения и заканчивая нацизмом — наших рук дело. Как бы мы не толковали о философах и мыслителях, в истории нашей до них, до бандерлогов, одно говно, простите за фамильярность. А они пока ничего не сделали. Последствия их утпости мы пока не наблюдаем. Ни в чем нет стопроцентного зла или такого же блага. Возможно, «легкое» отношение к жизни и есть тот необходимый ключ к спасению? Не спорю, конечно, есть совершенно реально наблюдаемая программа, успешно выполняющаяся, кстати, на отупление. Но ведь и те, кто ее придумали и осуществляют, преследуют свою цель, которая в результате может привести к более неожиданным результатам, чем они предполагают. Есть еще и план Творца, о котором никто не знает. И соблюдая своекорыстные цели эти незнайки, сами того не ведая, может быть, ведут человечество к спасению? Ведь в чем их страх? Мы перестанем покупать. Все! За считанные годы они потеряют всякую власть. Может, нехотя, все их усилия приведут к тому, что человечество поймет, что консьюмеризм для него — это гибель. Представляете? И вот эта истерия по поводу экологии, (напугать, держать в напряжении и страхе, в последствии введя налоги на воздух) может все-таки вызвать волну отказа от чрезмерного потребления, что приведет нынешнее поколение к мысли о ценностях куда более простых и, в то же время, более разрушительных для их целей порабощения человечества? Давайте не спешить с клеймением (а есть такое слово?). Конец человечества наступит от них самих же, это ясно. И многие это видят. Но в то же время, и спасение к нему придет от него же — от человечества. Есть еще и «высший план», согласно которому... А вот этого мы не знаем. Я так давно решил, что все, что можно сделать для моих детей — дать им больше выбора. Направлять в разные стороны, не в одну, не ворчать, а дать возможность оценить; не указывать, а дать попробовать. Если они не дуры (у меня две девочки), то как-нибудь вырулят. А если дуры, тогда что ж я поделаю? Важнее, мне кажется, это их моральный облик, их нравственность. Когда они не будут ставить свои шкурные интересны выше, скажем, честности или справедливости. Тогда, мне кажется, какую книгу не читай, все на пользу человечеству. Даже «Майн кампф». Ведь даже они может произвести двоякое воздействие. Притянуть или оттолкнуть. А что будет решать? Нравственность. Так мне видится эта проблема и, отчасти, ее решение.
Elsh › Они мало читают, но читают. У них свои идеалы, свои мыслители, свое видение мира, действительности и места человека в нем.

Каждый человек индивидуален, это не предмет для рассуждений, настолько базовое, общее это место. У каждого свои приоритеты, свой выбор предпочтений и жизненного пути. В каждом наугад взятом, вон возьмите автобус, положите на предметное стекло и изучите каждого в нём, коллективе вы найдёте иногда довольно удивительный диапазон.

Но вот альтернативных своих мыслителей как раз у нас для вас нет. Другой набор мыслителей живёт на другой планете, мы её ещё не открыли. Разве что вы не говорите про сугубо исламскую цивилизацию, которая по-прежнему именно настолько не интегрирована в нашу. Либо индуизм — тоже довольно самодостаточный мир, обособленная культура, другая планета. При том что мы вот давно уже даже с китайце-японцами взаимно друг на друга влияем: вспомните того же ван Гога и всю chinoiseri XVII–XIX веков. Даже африканские негры из Конго, как-то говорили с одним в начале осени, он тут по Москве спам по подъездам разносит, изысканно говорят по-французски (как, полагаю, на основном своём родном, потому что французы там были достаточно) и утончённо слушают джаз — и так, в целом, по всей Африке.
Indian › Но вот альтернативных своих мыслителей как раз у нас для вас нет. Так ведь еще Берроуз, если мне не изменяет память, говорил в одном из своих романов, что на смену философам, занимаюшимися философией, пришли философы, занимающиеся философами. Возьмите, например, темы докторских и кандидатских по философии в той же РАН. Или по психологии. Уйма, подавляющее большинство из них лишь критические о каких-то других философах, в том числе и Древнегреческих, о их влиянии на других, более поздних философов и философий и т.д. Самородков вроде Мамардашвили все меньше и меньше. Глобализация явление сугубо экономическое, но она привела к кошмарной индивидуализации общества, разобщению и разделению на сотни мелких сообществ. Вас я понимаю: забвение наследия тех великих мыслителей и философов привело человеков в то состояние полуприматов, в котором они в данный момент находятся. Но вопрос можно поставить и так: насколько все они были правы и сильны, если не смотря на все это великое наследие, на все эти достижения мысли, все равно кончилось все тем, что мы сейчас видим? Возможно ведь усомниться? Возможно. Раз не сработало, значит в этом классе созданий для поступательной «эволюции» нужно не это. Дайте им время. Пусть творят, что хотят. Ренессанс наступил и развивался вопреки инквизиции, а обе мировые войны произошли вопреки индустриальному и технологическому прорыву человеков. И это, в сущности, каждый раз, когда кажется, что вот уже должны зажить человеки, вот уже пришло их процветание, как — бац! — и снова зверь поднимает в них голову. Великие потрясения и трагедии в истории создают великие депрессии, после которых мир становится на ступень дальше от прежних идеалов, систем, казавшимися такими подходящими. Мне кажется мы находимся именно в том отрезке времени, когда чем хуже, тем лучше. Неминуемый крах приближается, ускоряется даже больше теми, кто пытается его избежать или остановить. Цукцванг эпохи. Я поэтому не особо сетую на современную молодежь и их полную тупость. Инстикт выживания окажется в результате все равно сильнее, но берег, к которому их прибьет, если они не утонут, пока неизвестен. Пусть их, барахтаются и ладно. Возникнет кто-то, кто сможет и их переубедить. Ну, или возглавить и повести куда-то. Куда? Не знаю. Но то, к чему пришли мы, не совсем то, чего мы сами и хотели бы. И это не взирая на все наше наследие философии и литературы. Ерунда все это.
Elsh › Возьмите, например, темы докторских и кандидатских по философии в той же РАН. Или по психологии.

А это уже результат поворота программы на массовое поглупление в конце 60-х. (В аккурат после смерти Кеннеди и убирания нашего Хрущева. Им бы памятники по всей планете за то, что проивостояли давлению и не развязали ядерную войну. А с ними вон как обошлись за это).
Спрашивается, кто и для чего придумал эти нормы начиная с курсовых повсеместно? Ты же не можешь ни одной своей мысли туда написать, не сославшись на автора такого-то, старницу такую-то, особенно в гуманитарных дисциплинах, любых.
Elsh › Берроуз, если мне не изменяет память, говорил в одном из своих романов, что на смену философам, занимаюшимися философией, пришли философы, занимающиеся философами

Как догадываюсь, причём это явно не тот Бэрроуз, что про Тарзана и автор назидательных брошюр о вреде алкоголизма «Марсианские хроники» (Брэдбери, уйди... впрочем, все поняли). А тот который совсем норкомант был, который «Naked Lunch».

Ну да. Это то, что меня вот как раз в Мерабе изначально смущало скоро двадцать лет назад — что он всё более по Картезию нашему, Прусту вдруг, прочим негодяям древности... Когда мог бы и сам, от себя вполне... Да только лень — по себе это прекрасно знаю. Вот и этот сайт тогда выдумал именно для того, чтоб вбрасывать то самое кибернетическое зерно рандомайзера, знакомое нам в 80-х — чтоб высечь искру мышления. Чтоб внезапно интересно было. Именно оттого и Мерабу это всё, сразу поняв тогда, тут же простил.

Как говорил один герой романа, что переводил тогда: вы б знали, насколько чем больше всего могу — тем меньше всего хочется. Лень — первейший признак разносторонне развитой души.
Indian › Все, уточнил, это Беллоу, не Берроуз. Сол Беллоу (Белов который).
Elsh › Заметьте, всё то время, пока вы не раскрыли это, я был уверен, что и второй Бэрроуз был, получается, куда глубже чем он обычно был.

Скажем кратко: кто хочет прочесть лучшее у обоих, что уж там, Бэрроузов — это вон к Elsh'у обращайтесь.
Indian › Черт бы побрал их обоих! Вот так на ровном месте подставиться, а? Проклятый склероз...
Elsh › Да нет, всё в порядке. Это как раз позор на их лысины, что оба так и не сумели за свои жизни произвести ничего более связного — что вы за них сообщили.
Indian › Они мало читают, но читают. У них свои идеалы, свои мыслители, свое видение мира, действительности и места человека в нем.

Упс! не согласна. Никаких своих мыслителей у них нет и не будет. Поймите это. Нельзя вынуть Шекспира из школьной программы и заменить на расово и гендерно правильных авторок и получить на выходе мыслящего человека. На выходе мы получаем обезьяну с айфоном. Нет причастности к плодам цивилизации, нет развития — нет глубины, нет мышления!
Alenka › Я тут то ли у нас, то ли где ещё такое сравнение приводил сравнительно недавно кому-то: «у вас, при всём вашем требовании что сколько людей — столько и мнений, не может быть своей частной индивидуальной, независимой от мира где вы ею пытаетесь оперировать, логики. Это такая же дичь, как если будете заявлять, что есть своя обособленная национальная испанская математика». Есть вещи, которые не субъективизируются. Ну никак.

И, к сожалению, из ста человек, если вы поговорите с ними достаточно долго, вдруг окажется, что 99 начнут убеждать вас, что у них на всё свой взгляд, и они имеют право на него, как и каждый прочий вокруг, они не только себе, но и всем это милостиво дозволяют (как любил говорить генсек Горбачёв с трибуны по радио: «плюрализьм мнений») поскольку, получается, объективного нет для них во всей вселенной ничего — только их субъективное.

Впрочем, кому я всё это свожу в теорию полевых наблюдений — вы как раз с такими пациентами и работаете годами.

В общем, для простоты, чтоб кратко описывать этот антропологический опыт, феномен — я с тех пор ввёл для себя этот термин: испанская математика™.
Alenka › Никаких своих мыслителей у них нет и не будет. Вы серьезно? А Коэльо? А Гарри Поттер? Да та же Хана Монтана? Свято место пусто не бывает. Суррогат легко приходит на смену оригиналу, когда оргинала нет. История и истерия с «Пятидесятью оттенками серого» тому подтверждение. Да, мы-то с вами заем, что ФМ Достоевский это не радиостанция. А если такую открыть и раскрутить, 90% молодежи только этого Достоевского и будут знать.
Я вас уверяю, что Шекспира можно легко вынуть из школьной программы. Сегодня спроси школьников, кто такой Сервантес, они скажут шкаф из IKEA. К тому же, мне казалось очевидным, что мыслящего человека никто и не хочет получить на выходе. Как раз наоборот. Намеренно наоборот. Им эти мыслящие человеки поперек горла уже.
Вы меня, конечно, извините, но мы сейчас старее в два раза, чем были наши родители в нашем возрасте. Это потому что время, прогресс, цивилизация, как хотите, движется в несколько раз быстрее. Сегодня уже книги пишут те, кто в детстве читал тех, кто уже не читал Достоевского. Ну, Достоевский тут как символ, собирательный образ. Но мысль надеюсь понятна. Никто не спорит с тем, что уровень плинтусовый, но вот так. И даже этот уровень для многих недосягаем.
Elsh › Я вам про мыслителей, а вы мне про «мыслителей».
Alenka › Тоже несколько не понимаю, как этот их новомодный Гарри Поттер (сугубо тупо маркетинговый продукт беспомощный, а местами так и вовсе омерзительный) для отсталых зато современных детей может заменить нашего Карлссона, Мумми-троллей, Маугли, мультики Миядзаки, Чипполино хотя бы с его классовой борьбой героической овощей против фруктов? И, главное, зачем?

Как вообще можно ставить так вопрос: у нового поколения нет ничего, что связывало бы их с нашей тысячелетней мировой культурой — они этим всем не интересуются, и никогда не интересовались. Были воспитаны волками, опять же, к вопросу о Маугли. И родители им в детстве не читали и не покупали всех этих наших книг. Зато у них есть свои новые кумиры, что позавчера им выложили на прилавок. Ещё свежие.

Это как, к примеру в 90-е помните: ах, новая молодёжь вовсе не слышала ничего этого вашего осталого ретроградного консервативного, единственное что она слушает: Мумми-тролля! Тоже только что вспоминали его родню скандинавскую. Мумми-тролль — это новая прогрессивная музыка будущего. Отныне вся прежняя музыка решительным декретом совнаркома отменяется, и на сцену мировой эстрады водружается Мумми-троль. И еще немножко Камуи Гакт.

Они что, получается, до пятнадцати лет вовсе не слушали никакой музыки и не читали ни одной книги? А как у них возник возраст самоопределения: вдруг нашли себе как раз не нечто самостоятельное, по своему выбору — а что им в этот момент мировые монополии усиленно впаривают, затрачивая на это миллиарды долларов. Что уже через лет пять будет смотреться так же, как их столь модные в наших концентрационных лагерях пионерских AC/DC и Kiss теперь.

Даже проще приведу пример: это как вырастить ребёнка, который всё детство поутрам убегал на улицу и там непонятно как выживал, возможно жёлуди находил или ворон жрал. И вот лет в двенадцать он приносит домой ведро моркови, радостный такой: «Папа-мама! Я открыл морковь! Мне её друзья дали. Она у овощного в мешках лежала. Я теперь не буду гоняться за птичками, я стал толстовец в некотором роде. Я теперь буду есть только морковь, она вкусная». А мама-папа такие: «Ок, это твоя жизнь, твой выбор». А сами такие переглядываются: «Гляди-ка Люсь что наш пиздюк отрада нашей старости грядущей вытворяет, как возмужал. Свои непонятные нам отсталым вкусовый предпочтения сформировал. Хотя мы его с рождения, отметь, ничем не кормили».

Нет, я могу понять, как морковь может заменить все прочие продукты. Как новые модные писатели и мыслители могут заменить всех наших прежних, начиная вон с Гомера (простите робяты, ну догомеровы аэды и рапсоды всякие, от вас не особо что-то осталось) ...древний мир пропускаем, дофига его стало... до Спинозы, Декарта, Паскаля, Канта, Сартра и Дерриды всяческой. Но не могу простить. Что их всех людям будущего заменил отныне навеки Гарри Поттер.


Заметьте, я б не сказал что Киплинг с Кэрроллом, тем более Рабле какой, были сильно так моими современниками. Однако они современны мне, первого мне ещё до трёх лет, когда я уж сам научился разбирать буквы, отец читал вслух — и для меня в этом возрасте было как-то совершенно по-буддийски безразлично, написал ли всё это Киплинг на прошлой неделе или почти сто лет назад; а второго и третьего я уж сам читал лет в семь-одиннадцать с огромным интересом.


Откуда тогда это дебильное противопоставление: это всё книги и музыка вашего поколения отсталого — а это всё наша новая культура, наши, совсем другие, свежие новые книги и музыка. Как можно выбросить всё, что цивилизация создавала тысячелетиями, предпочтя ждя себя навсегда весь объём этот моде последнего года? К слову, тот же Мумий-тролль их столь прогрессивный тогда, ныне уж давно вымерший и отчасти ископаемый — не сказать бы чтоб был сильно моложе нашего Цоя.
Alenka › Так ведь и ваши мыслители «мыслители», не? Для Иисуса, например, для Моисея. А судьи кто? Кто решает, кого заключать в кавычки, а кого нет? Лично вы? Пользуйтесь ими, ради Бога, сколько хотите. И читайте именно тех, кого считаете нужным. А нам никто не указ, сами решим, что вернее и правильнее.
Видите, как бессмысленно все обернулось?
Elsh › Чего? Ну назовите пару десятков для начала ваших своих мыслителей, новых, последнего десятилетия, ладно, хотя б XXI века, которые б не пересекались с нашими.

Кого из учителей нового мира, появившихся в XXI веке, вы считаете не хуже... ну вот хотя б для начала названных вам Иисуса, Моисея, Магомета, Конфуция, Будды, того же уровня?

Кто из современных писателей мыслит на уровне Достоевского и Толстого (вы знаете, я много ругаю их всегда за уныние, дидактизм, беспросветность и тотальную несвободу обоих от умиравшего в их время уже царизма оголтелого — но вот возьмём строго их глубину мысли...)? Ваши аналоги хотя бы модным прежде Ремарку, Хемингуэю и Мураками?

Впрочем, вы затеяли снова повторение того, что мы годы назад уж обсуждали. Кто найдёт? Я не сумел. Там то ли про музыку, то ли про писателей скорее (новых, современных и старых, им ненужных, с истёкшим сроком годности)... а, кажется вспоминаю. Я как раз там просил назвать молодых писателей XXI века, как, например Чехов. Нашёл.

Перечисленные авторы проверены десятилетиями и поколениями. Вы не можете утверждать, что сейчас нет хороших авторов.
    Написал An-tosha 24 апреля '13

Да, кстати. И потом, кого не назови, будет спорным. А как время расставит, поди сейчас знай...
    Написал аравийский Elsh 24 апреля '13

An-tosha › Перечисленные авторы издавались и были знамениты при жизни.
    Чехов — родился в 1860, в 22 года (1882) дебют, в 25 слава, умер в 44 (1904).
    Аверченко — 1881, в 27 «Сатирикон», умер в 43 (1925)
    ...
    Киплинг — 1865, дебют в 17 лет (1883)


Indian › Подождите, вы что мне сейчас стараетесь приписать? Кто из современных писателей мыслит на уровне Достоевского и Толстого. Я что, утверждал где-то обратное этому? Дело не в том, насколько они глубоки и т.д. Дело в том, что в них нет нужды. Дело в том, что о них мало кто знает. И да, осмелюсь сказать, что по большей части они не применимы в сегодняшних реалиях, а тем более сегодняшним поколением. Вот, скажите мне, у вас круглая попка? А зачем Достоевский, если цель всей жизни сделать круглую попку и правильно ее сфотографировать? И выложить в инсту с правильными тегами. Зачем читать толстые тома заунывной, депрессивной литературы, но зарабывать в разы больше, чем граф Толстой? Незачем. Трагедия? Трагедия. Но наша, не их! Как там у Довлатова? Пушкин же жил как-то без Достоевского и ничего. Да не надо даже далеко ходить, много ли из нашего с вами поколения читали вот этих вот Декартов с Сартрами? Да даже если и читали! Посмотрите, кто нами правит! Они же не из Спинозы свои методы правления черпают! Даже не из Макиавелли! Это мы с вами видим, что все это «тошнота» и они след в след идут по пути разрушения. Мы, не они! У них вообще нет идеалов, видимо. Никакой нравственной силы, никакого нравственного стержня, скажем так. Только нефритовый. И что же вы хотите? Чтобы они обучали наших детей тому, что приведет к концу их безнаказанного правления, а потом и к благоденствию человечества, которое они, скорее всего ненавидят?
Я лишь хотел сказать, что вынос нас всех, человеков из этой ямы может произойти и совсем другими идеями, нациями, людьми, даже не знающими обо всех тех, кого вы справедливо упоминаете в своих комментариях, как «гигантов мысли» и «отцов» всего прочего. Нас же их наличие не спасло от того кошмара, в который человеки нас и себя ввергают. Ну, вот честно, что они теперь могут сделать? Спасение человечества не в их силах, раз падение уже происходит, а про всех этих мыслителей знают даже и те, кто этот кошмар вытворяет. Ну, хорошо, часть из них. Но знает. Читали, слышали, смотрели, в конце концов. Но на ваш вопрос, почему человеки отвергли все это, у меня только один ответ: деньги. Умных людей не заставишь покупать. И не просто покупать, а вред себе, молча, безропотно и чрезмерно. Хотя это, скорее всего не единственная причина.
Indian › Вот и вроде всё совпадает: -500-й и далее на 1000 лет, 1500-й и далее на 500 лет, 1990-й и далее... Возврат к милому им тварям феодализму.

Вы понимаете, что самое неприятное? Откуда спрашивается эти твари-то вылупились? Из той же самой нашей европейской цивилизации. И я боюсь, что дело не в социализме или капитализме. В обеих системах наверх, кто стал решать наши судьбы — тупеть народу али умнеть, вынесло самую наглую бессовестную мразь. Как вон про Обаму нашего вы заметили верно: улыбчивая обтекаемая гадина. Или вот Цукерберг, не политик, просто бизнесмен — стоит улыбается и говорит, что фейсбук он создал, потому что поддерживает демократические ценности — тьфу! Врут твари, врут безбожно, не запинаясь и не смущаясь. Это определяющий момент. Это нам показывает, какого качества особи продираются в вершители судеб.
Alenka › На мой взгляд, самое неприятное — эти созданья, пробившиеся наверх, ничего не смыслят в управлении, причём происходит это уже весьма продолжительное время. Умеют они только оптимизировать прибыль, да и то...

Это же лежит на поверхности: да, проводя в жизнь практику упрощения населения, в близкой, практически сиюминутной (в масштабах, разумеется) перспективе получаем легко манипулируемых, предсказуемых, послушных граждан. В долгосрочной перспективе, однако же, получаем граждан, не способных выделять из своей среды достаточное количество особей, способных к наукам, к инженерии, логистике и прочему в том же роде, то-есть, у правящей так называемой элиты не будет возможности пополнять свои ряды. Если они полагают себя новой аристократией, то пусть-ка посмотрят на то, что сталось с аристократией старой: её попросту нет. Закончилась — причём по вполне объективным причинам.

Можно возразить: де-мол, возникают безлюдные производства, роботы и прочее. Но они же не самозарождаются в палой листве, словно мыши. То, что уже возникло, надобно ремонтировать, модернизировать. Ежели тенденция сохранится, то делать это вскоре будет некому. Прикладные науки же вытекают из наук фундаментальных, так было всегда и измениться это не может. Опять-таки, при сохранении тенденции общий уровень развития фундаментальных наук будет падать, следовательно, упадёт уровень развития наук прикладных, из которых, кстати, произрастают инженерия и технология.

Это всё элементарные, тривиальные вещи, понятные даже такому ежу-переселенцу, как я.
Tomorrow › Если они полагают себя новой аристократией, то пусть-ка посмотрят на то, что сталось с аристократией старой: её попросту нет. Закончилась — причём по вполне объективным причинам.

В точку. Вот те же Германты у Пруста — всё вырождение их... Но там даже хуже. Эти — именно что отнюдь не аристократы — для которых первый и единственный критерий: воинское сословие, кшатрии (мы когда-то давно разбирали тут варны в применении к нашим реалиям — можете найти в поиске по сайту), первое, единственное и непременное из ремёсел: в случае чего пойти воевать за Отчизну, и пасть, если понадобится, в первых рядах. То самое, отчего мы, кстати, и вспоминаем Древнюю Элладу постоянно — что там это было вообще естественной нормой.

Веди смелее нас Будённый в бой
Пусть гром гремит, пускай пожар кругом пожар
Мы беззаветные герои все
И вся-то наша жизнь есть борьба!


Цитирую по памяти, с глубокого бессознательного советского детства не слышал ни разу.

Это же — даже не плутократы, вайшьи — но криминалитет, ворьё, шудры.

И, вы совершенно правы, если уж кшатрии на рубеже XIX и XX века, по итогам многих войн, ставших вдруг аж мировыми сплошь (тут сокрыта тонкая шутка: а не затем ли их всех тогда и прекратили вдруг, вовсе, как сплошь сословие — что только и умеет: генерировать войны?) — в результате всего этого сдулись и были поглощены субстратом ('this parrot is no more', как говорила одна из наших кукушек, одетая соответствующе имперски колониально) вместе со своими империями (в том числе, главное, и нашей родной) доблестными — то эти уж просто опарыши какие-то (простите мой французский), жирующие на их некогда героических останках столетней давности уж.
Tomorrow › Да сто процентов не смыслят, и еще дальше своего носа не видят и смотреть не желают, а еще плюс возомнили себя богами. Гордыня, очень много гордыни, да еще приправленной дешевой спесью и отсутствием вкуса.
Alenka › Я б сказал: приправленной отработанными их предками, начиная с вон тех древнегреческих софистов (дайте ему селёдки кто нибудь! да сколько можно всё про Грецию да про Грецию? — это, верно, тоска по курортно-тёплому климату, солнцу и морю) отточенными поколениями их схемами лицемерия, когда любой поставленный прямо философский вопрос они могут отобъяснить к своей выгоде, точнее — к выгоде поработивших их схем, шаблонов мышления.

Даже нет, не отобъяснить по-своему, на это соображалка должна работать с удвоенной тактовой частотой против честного открытого мышления (а у них с этим туго, только недавно говорили как раз) — а вот универсальное комбо, коронка, отмычка на все случаи: «Ну, это просто вы так считаете. А мы думаем совсем по-другому. Вы ведь не настолько дурной, надеемся, чтоб заявлять, что вы единственный кто тут владеет истиной, а?»

Повторю, это, чёрт их дери, гениальная, всепобеждающая, универсальная софистическая уловка. Ваше мнение мы услышали™ (как эти гадины нарочито, открыто лицемерные взяли себе за моду сравнительно недавно употреблять по поводу и, главное, без) — мы его не разделяем™, у нас оно диаметрально-противоположное™. У них 2×2= чему-то своему, они даже всякий раз, как заходит об этом речь, чему оно на самом деле равно, не утруждают себя не только аргументировать, отчего оно не равно чему обычно, а вот чему-то по их вкусу уж — но даже, собственно, называть чему. Они просто с вами несогласны — это единственное что они соизволят во всех подобных случаях вам сообщить.

Этого немыслия полон весь интернет. Четверть века уж.

Да что ж это я? Ведь уж у Булгакова было нечто...

— А я несогласен!..


Люди en masse перестали думать, перестали спорить, давно перестали, чорт их возьми, аргументировать свои высказывания. Вот откуда тут малейшей диалектике взяться?

С тех самых пор как эта древняя индийская игра исчезла из общего культурного поля, мы всякий раз садимся играть в шахматы с теми, у кого конь ходит как ему заблагорассудится. Вы чего, глупые что ли? Это же конь! Он дикое животное, он не стеснён вашими нелепыми правилами нарочитыми. Это вы дураки ими себя стесняете в своём немыслии и отсталости. Тем более слон!..
Х/ф Собачье сердце — Переписка Энгельса с Каутским


— Так что ж вы читаете? Робинзона Крузо?..
— Эту, как её? Переписку Энгельса с этим... как его дьявола?.. с Каутским.
[непродолжительная немая сцена, физиологи, очевидно, ошеломлены услышанным, и даже заранее готовы, ввиду широты своего научного мышления, к дальнейшему прогрессу пациента, впрочем, неожиданному для них]
— Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного? [заметьте, там не ирония вовсе, не скепсис — а именно открытость исследователя, который скорее готов, и рад был бы, услышать в ответ некую удивительную джатаку, подтверждающую, что его эксперимент удался, саморазвивается]
— Да не согласен я.
— Что, с Энгельсом или с Каутским?
[демонстративно зевает, утомлён обществом] С обоями.


Alenka › Или вот Цукерберг, не политик, просто бизнесмен — стоит улыбается и говорит, что фейсбук он создал

Я как его увидел тогда впервые, у меня всё прямо внутри ушки подняло, как у той пограничной овчарки, которая впервые увидела через границу живого фашиста.

Он не политик, и вовсе не бизнесмен. Моя внутренняя овчарка пушистая меня ещё никогда не подводила. Он — вот именно первое живое вроде как воплощение того, что ещё в 00-х снилось мне в моих лучших научно-фантастических снах, про то как я вдруг очутился в мире будущего, где нас, людей, оказалось что постепенно незаметно заменили нашими имитациями, инопланетного генезиса некоего (не спрашивайте точнее, я сам туда только тогда впервые попал, и сам был настроен весьма скорей выяснить суть происходящего). Если коротко, на языке наших старых забытых мемов и лулзов — он не политик и бизнесмен, он ящерик.

Сугубо чуждое нашей планете существо с нарочито резиновым лицом, пластикой и всеми повадками. Да и бизнес-моделью, собственно, хотя монополизм вообще-то не просто не бизнес — а наиглавнейший враг его всякого, полная противоположность.
Alenka, Tomorrow › Эээ, нееет! Тут вы зря удивляетесь. У них свои, закрытые для «простого люда» заведения, где они растят своих «цукербергов». Вы что, думаете, он так просто сам по себе взял и сделал ФБ? Я так не думаю. Но даже если и сделал сам, его тут же прибрали к рукам, как говорится, подобрали, обогрели. Не волнуйтесь за них, они и рабочую силу найдут. Вон, большинство в Силиконовой долине китайцы да индусы. Эти в области прикладных наук будут колошматить до потери пульса, не спрашивая и не задумываясь.

Врут твари, врут безбожно, не запинаясь и не смущаясь. Это определяющий момент. Это нам показывает, какого качества особи продираются в вершители судеб.

А вот с этим согласен на все 100! И да, вот это страшно.
Elsh › У аристократов тоже были закрытые учебные заведения — это не повлияло на общий процесс. Я же не утверждаю, что всё, мною описанное выше, случится завтра; возможно, мы этого не увидим. Я описываю тенденцию и то, что из неё воспоследует. Покамест работают социальные лифты, покамест они возят наверх достаточно образованных или горячо желающих образования людей, всё это безобразие будет работать. Но упрощение простецов приведёт к необратимому: лифты перестанут их возить.
Возможен, правда, вариант, описанный Воннегутом в «Механическом пианино» — но там говорится также и о том, чем вся эта Утопия-14 закончится. На мой взгляд, Воннегут слишком оптимистичен; но и роман написан в пятьдесят втором году, тогда ещё лишь люди с исключительно острым зрением могли это увидеть. Нынче мы в переходной стадии: подобные нам (и мы в том числе) относительно скоро умрут, причём умрут, полностью дискредитированные формирующимся общественным мнением; станут/станем дурным примером. Уже сейчас происходит/начинается культурный разрыв — люди, пытающиеся читать вышеупомянутого Достоевского, не понимают там половины, а то и более. Люди не могут прочесть «старую печать». Далее всего этого будет всё больше и больше. Это так называемые каскадные процессы: самое неприятное в них то, что ежели процесс не захватить в самом начале — дальше он будет необратим. Дальше обычно всё разбирают, выбрасывают зазорные (по выражению Платонова) части и собирают/отлаживают заново, с нуля. В приложении к человекам — не знаю, осуществимо ли это. Вон Миллер в «Страстях по Лейбовицу» так не полагает.
Elsh › А я и не удивляюсь. Я тут просто охуеваю каждый день от общения с людьми на работе и вне её.

Вон, большинство в Силиконовой долине китайцы да индусы.

Так там и русских очень много. Суть не в том, кто там по национальностям и сколько кого. Вы вон гляньте одним глазком в последней серии про рунет, как оно там устроено. Чистой воды шарашка. Это у нас «светлое будущее», в которое мы идём. У меня, например, эти их коммуны ужас вызывают на животном уровне.

Еще раз, вопрос не в рабочей силе, а в мозгах, которые способны к изобретениям и прорывам, способны мыслить. Кстати, а что это мы вашу профессиональную тему не трогаем? Вы много гениев наблюдаете за последние пару десятков лет?

Сначала становится некому производить прекрасное, а потом и техническое. Нету физики без лирики.

Alenka › Я тут просто охуеваю каждый день. Скоро это станет наше перманентное состяние, в котором нам придется научаться жить, если не помрем, как говорится.
Alenka › Вы вон гляньте одним глазком в последней серии про рунет, как оно там устроено. Чистой воды шарашка.

О, я первым это заметил, ещё... не помню, например лет так 15 назад.

Когда какие-то негодяи хакерски атаковали одно сообщество, что я создал тогда до нашего этого, и один из профессоров, наших участников, с серьёзными связями, не спросив меня, вдруг неожиданно, сугубо по своей частной инициативе, попросил своих разобраться. А тогда только создали Управление К — киберпреступности. В общем, в итоге мне пришлось ехать в центральный офис одного из светочей нашего суверенного интернета (о, вспомнил, тогда было модно называть его рунетом) (нет, не Яндекса, который, говорят, теперь захвачен стражниками короля, и даже не Рамблера, который, как слышал тогда, изначально был их вотчиной) вызволять наши серверы, которые они взяли и конфисковали сдуру. Провайдер мне тогда сказал: милейший, вы знаете, вы последний герой в этой нашей вселенной — поэтому если вы лично из их медвежьей хватки, что обещает затянуться на полгода, не вызволите наши серверы, то и ваш сайт всё это время будет недоступен, это наша такая вам маленькая месть... Ладно, поехал. В общем, главное впечатление было для меня неожиданным. Я вдруг, ходя по их кабинетам, лишь по многочисленным косвенным признакам вдруг понял — насколько это шарашка. Куда милиция (она тогда была ещё милиция) собрала, по всей видимости, бесправных и беспомощных рабов, выловленных, как понял, среди юных прыщавых хакеров (типа как раз тех что пытались сломать нам тогда сайт — а фигли нам будет, мы даже школу прогуливаем) с навсегда опустошёнными серыми лицами, сидящими за какими-то пожелтевшими от времени системниками десятилетней давности с нарисованными масляной краской инвентарными номерами.

Как-то даже не хочется после того своего давнего личного опыта смотреть теперь ещё про это всё такое фильмы. Но посмотрю, хотя б для общего развития того своего быстрого интуитивного понимания.
Alenka › Прекрасное видео, между прочим. Есть много тенденций, которые совершенно верно отражены. Но все же продажи не совсем правильный или, я бы сказал, релевантный критерий для такого сравнения. Особенно если сравнить с разными музыкальными тенденциями. Например, взлет рок-н-ролла и рока в целом никак нельзя сегодня отнести или соотнести, как правильнее, не знаю, с сегодняшним засилием рэпа и попсы. Это моменты самого развития музыки, как культуры и искусства. Ведь многие из них перестали что-то выпускать новое, так что сравнить между поколениями невозможно. А свято место пусто не бывает. Кумиры должны быть. Их выбирают из того, что есть. А продажи скажем моих самых любимых Queen никак не сравнить с рэперами, все, кто хотел и мог купить первых, уже купил. И это даже не то, чтобы изменились поколения и изменились вкусы. Нет, изменилась индустрия, изменилось отношение производителей — продюсеров, звукозаписывающих компаний, концертных площадок — к скорости и объему прибыли. Когда увеличилась конкуренция в их среде, они стали искать способы быстрого и не столь «капризного» контента, который был бы лекго заменяемым и легко «пропихиваемым», уж, простите этот вульгаризм. Ну, и результаты налицо. Это не публика виновата. Вернее, не только она. Все в целом стало упрощаться. Поверьте, что гораздо большую роль тут стали играть звукорежиссеры, производители технологических новинок, компьютеров и программ и т.д. Потому что раньше нельзя было исправить фальшивую ноту, исполнитель (ница) должны были петь ровно и в ноту, как говорится. Сейчас это не важно. Сейчас все недостающие компоненты и элементы проще добавить или устранить лишние. Поэтому продавать, как и с любой отрасли, стало важнее, чем производить. Главное, найти правильную нишу, в нашем случае, жанр и имидж. Тем не менее, этот список, который вызывет в вас ужас, все же не так плох. Подавляющее большинство из них профессионалы и мастера в своем деле и обладают определенной если не уникальностью, то своеобразием и шармом.
Elsh › Вы что, думаете, он так просто сам по себе взял и сделал ФБ? Я так не думаю.

Ну, там ума большого, кстати, не надо — Facebook сделать. Вот наш сайт, с тем же функционалом (разве что, тщу себя надеждой, чуть более человеческим интерфейсом, или, как модно стало теперь говорить: UX/UI) я написал где-то за несколько недель. Притом, как мне говорили друзья, там в FB чуть ли не 150 мегабайтов кода — то есть это не написанный людьми движок, а собранный макаками из обломков чужого мусора.

Но вот раскрутить Facebook за пару лет (а они ведь чуть ли не ровесники нашего этого сайта?), сделать его единственным мировым монополистом, действительно охватывающим всю планету, всё человечество, все страны вообще, каждого тут почти поголовно — это действительно требует миллиардных инвестиций в рекламу. И вообще, в целом ресурсов, включая политические.
Indian › Меня нет в facebook. Я однажды туда забрался с одною лишь целию — посмотреть, насколько быстро меня забанят, и начал публиковать там картиночки, содержащие изрядное количество срамоты, харассмента и оскорбления целевых аудиторий; всё это, однако же, не в гомерических пропорциях. Где-то полгода продержался эксперимент: тогда ещё там не надобно было так разоружаться перед партией, всё было условно-анонимно. Я там ни с кем не дружил, в сообщества не вступал, вообще не вёл никакой социальной деятельности. Забанили.
Злой я человек...
Tomorrow › Вот уж. Вы, надеюсь, с такими же интенциями на улицы города мирного, ни о чём таком и не подозревавшего до вас, не выходили? А то вас с тех пор давно уже ищут.
Indian › Знак WTF на груди у него. Больше не знают о нём — НИЧЕГО.
IRL я борюсь лишь с неправильными парковщиками. Пусть их ищут: не знаю, принесёт ли поиск радость ищущим... У нас тут не город: места тихие, можно сказать, безлюдные. Леса, опять-таки.
Tomorrow › И правильно. Неправильные парковщики — источник неправильных парков. Главного бедствия современности. Поскольку все прочие свои нелепые прежние затруднения коммунистическое общество будущего нашего уже решило.
Indian › Я понимаю: «парковщики» — дурацкое, неправильное слово. Но заменою ему служит целая фраза, писать которую мне стало вдруг лень.
Касательно же до нелепых затруднений: я пытаюсь делать то, что мне по силам (в одиночку) — один, как известно, во поле не воин, но я стараюсь причинять столько добра, сколько могу. Хотя делаю его, как правило, из традиционно используемого для этого материала.
Tomorrow › Да нет, мы с моей стаей хищных фламинго просто пытаемся добавить в ваш унылый мир хоть искру веселья.

Так-то мы посовещались и решили, что нам всем с ними примерно понятно, что парки издревле растут из земли сами собой, а как иначе? а парковщики — это на самом деле обычные всем известные ковщики пара.
Indian › Парк — это зомби-лес. Там даже белочки, ежели присмотреться внимательно, сделаны из папье-маше и оживлены неправильной некромантией.
Tomorrow › Так, белочек попрошу не касаться. Это всё наши сотрудники. Они приглядывают там за вами для вашей же безопасности. Косят лиловым глазом.
Indian › О, я никогда не трогаю белочек. Белочки — источник заразы. Ещё ёжики — ладно бы, вполне могу погладить рандомного ёжика.
Tomorrow › Муха же — источник заразы.

Как помню с детства, в советских научно-популярных журналах ещё печатали: нет в природе большего средоточия всевозможных зараз, чем ёж. Уж не вспомню, чем они это объясняли, но читалось убедительно.

Неспроста, где по лесу проходит ёж — остаётся просека. Со временем превращающаяся в аллею, а весь лес — в парк.
Indian › Про муху, разумеется, знаю, оттого и выделил курсивчиком. Ёжик, в отличие от белки — хищник, ест лягушек, мышей, жуков, слизней, змей: одним словом, живую добычу. Белка же, являясь, по сути, крысой, ест всё, в том числе и падаль. Уж и не знаю, кто из них чище; на мой взгляд, чище хищник.
Про просеку да, славно. Самое же мерзкое, вредное для леса создание, конечно же, человек. Повсюду он славен и ему неведома усталость. И не страшит его успех, и не обманывает жалость: мусор можно встретить, даже забравшись в, казалось бы, чащобу.
Tomorrow › начал публиковать там картиночки, содержащие изрядное количество срамоты, харассмента и оскорбления целевых аудиторий; Позвольте, а где это все здесь? Почему вы нас обделили? Я весьма заинтересован.
Tomorrow, Elsh › Набежали, маниаки.

Боже мой, из кого состоит мой утончённый круг общения?
Elsh › Эксперимент завершён. К тому же, я не понесу сюда дрянь и сор: кесарю — кесарево, а слесарю — слесарево.
Tomorrow › Как помню, советские учёные напирали на то, что ёж — это такая ходячая губка. Или щётка. И собирает на свои иголки всю нечисть лесную. А они же ещё и полые вроде у него? не как у дикобраза? Надо бы отдельно посмотреть материалы на этот счёт — и забацать отдельным обсуждением.

А то мы тут уже до ежей дошли, а по видео, которая изначально Алёнка запостила — вообще ничего не сказали. Я его даже с тех пор так и не смотрел.

Велик могучий русский оффтопик!

Кстати, и как помню с тех времён, с той статьи в детстве и всего прочего, ёж вообще-то всеядное, и больше насекомоядное. А белка — орехопитающее. В смысле грызун. Чистоплотная, очаровательная, успешная.
P. S. И собирает на свои иголки всю нечисть лесную. Причём, что характерно, никогда не как в книжках и мультиках, грибы и яблоки. И они даже бросали ежей в воду, чтоб проверить ту легенду про лису, которая тоже так над ними издевалась. Ёж тупо банально уплывал. Или тонул, не помню. Впрочем, верю что уплывал, потому что не такой он дурак.

Кажется, это была статья в «Химии и жизни» 80-х. Они там молодцы были, про всю химию писали, даже про ежей. И, главное, фантастику публиковали ближе к концу журнала.
Indian › Или тонул, не помню. И я же и маниак после этого... Ну, да.
Elsh, Indian › Он, господа, превращался в броненосца.
Alenka › Тоже сразу вспомнил про ваши героические водоплавающие броненосцы времён Гражданской войны.

Не переходя по ссылке:

Никогда вы не встречали
В наших северных лесах
Длиннохвостых ягуаров
Броненосных черепах

Только «Дон» и «Магдалина»
Ходят по морю туда


Ягуаров, кстати, полно. Вот как раз встретил двух. Крайне пятнистых, все в леопардово-ягуаровых пятнышках, с длиннейшими пушистыми хвостами. Никто не хочет брать. Нация пресыщена ягуарами. И вот позавчера иду, в подземном переходе под железной дорогой, по которой валят толпы бессмысленных равнодушных людей, под их ногами сидит отчаявшийся котик. А зима у нас уже так хорошо наступила. Взял бы себе, но вот уже взял ягуаров, и некуда их девать — никто не берёт. Вернулся, сходил к замеченной ранее палатке с шаурмой, сказал продавцу: может хоть на ночь возьмёте его, заодно накормите. Он сказал, что кота знают и помогают — но, зная этих людей, и видя отчаянное состояние кота, примерно понимаю, насколько им можно верить.

Мне дико видеть, что вот эти все толпы выросли из тех, кто так же как мы слушали те советские пластинки, читали эти книги в детстве. Этого не может быть. Даже среди апостолов Христа (а времена были крайне жестокие, вы читали Флавия) выискался всего один Иуда. А здесь их стало подавляющее большинство.
Elsh › То ж не я их бросал — а лиса. Кажется, её ещё в той статье фривольно, излишне панибратски называли Лиса Патрикевна.

Не уверен, но вообще надо б найти ту статью. У кого остались подшивки «Химии и жизни»? А то мои родители порвали её чудесную на фантастику, как единственное для них там ценное — а я теперь давно скучаю по её полному формату, там много было сокровищ.

Минимум: в электронном виде — но с возможностью поиска, с распознанным текстом. Что представляется мне пока не особо реальным — забыли все давно про те наши советские журналы, там максимум будут лежать на торрентах нераспознанные сканы в минимальном разрешении, недостаточном.

Ну либо скорее сами советские учёные их бросали скорее — потому что ну а как они тогда установили всё это? И главное, что сама Патрикеевна, как понимаю, благородного римского сословия, вот ведь лисы, всюду пробрались, их туда не бросала?
Indian › Любимый был журнал. Интересно, что-то с ним нынче?
Indian › А и верно, полые, вспоминаю «Юный натуралист», извините за выражение.

«до ежей дошли»
Но до мышей-то таки не дошли. Есть пространство для манёвра.

Белка — именно что крыса, ест всё. Это она нас убеждает в своей миловидности и чистоплотности. Когда же никто не смотрит...
Tomorrow › Всё у вас перепуталось. Это крыса — как раз такая белка. Хорошая, пушистая, крайне умная дикая лесная белка непуганная.

Представьте себе её без вас. Вот, в полной перспективе, в миллионах лет прошедших. Где мы тут несколько, обычно неуместно, признайте, пытались создать некую свою альтернативу природе. Искусственное супротив естественного. Так вот крыса ваша городская, rattus urbanus? — впрочем, не силён в склонениях латыни, негде, катастрофически, в нашем новом мире это применять — поправьте если знаете лучше. И впредь, прошу, поправляйте всегда. Если где делаю ошибку — делаю её искренне, лишь по неведенью своему. Нет, то что не такого биологического вида, знаю, тут не надо. Но есть же он, не так ли?

Вдруг подвергшаяся влиянию циников подобных вам и от отчаянья ставшая вдруг отчего-то пониженной социальной ответственности™. Это всё ваше влияние. Только разве с хвостом у неё не вышло. Впрочем, не антропоморфный ли фактор и тут повлиял? Вон, взгляните на себя: мы и вовсе в этих скотских городах облысели почти полностью. А хвост уж и не вспомню когда отвалился.

Помню, недавно смотрел фильм про Вьетнам — у них по-прежнему крысы живут в гнёздах в кронах деревьев над реками, отлично плавают, ныряют. А наши братские социалистические вьетнамские ублюдки катаются на своих джонках и выискивают где-б пожирнее гнездо отыскать, чтоб их убить, пожарить и сожрать. Кроме шуток. Можете сами найти этот фильм развлекательный, что у нас вот по центральному телевизору показывают.


Что значит, ест всё? Я с детства видел только как она ест орехи. И прячет как раз орехи и жёлуди в складках коры достаточно старых, морщинистых дубов и прочей спаржи вековой. Давайте свои наблюдения.

А ёж ваш пресловутый — напротив, колючая серая жирная крыса. Которая к тому же, оказывается, чертовски громко дьявольски топает, собака, если сдуру запустить его в кубрик после отбоя.
Indian › «Давайте свои наблюдения»
Вот в детстве подсмотрел я младенческим оком, как писал певец деревни — милые белочки грызли мёртвого голубя. Был потрясён, испытал, как теперь говорят, когнитивный диссонанс. С тех пор не раз встречал фото/видео с белочками, грызущими неподобающее вроде бы им.
А не надобно ёжика нести в дом из лесу — то, что у него короткие лапки (не может быстро убежать от полного любве человека), не даёт нам на это никаких прав. Ёжик топает, пыхтит и сопит, но в лесу это никого не беспокоит; пусть остаётся в лесу.
Да, видел также фото с городскими белками на помойке — но это свойственно всем животным, перебравшимся в город. Хорошо ещё, что у нас тут не водятся в изобилии еноты. Они тоже милые, но...
Да, ещё сказывается моя нелюбовь к крысам и грызунам в целом. Крыс и мышей, появляющихся в доме осенью, я беспощадно истребляю.
Tomorrow › Как приятно получить друга на таком, казалось бы, мелком, но важном для меня факте — нелюбовь к грызунам! Даже кроликов терпеть не могу. И пусть меня простят натуралисты, бывшие когда-то юными.
Elsh › Кролики съедобны, по крайней мере. Жареную крысу на палочке с кетчупом пусть едят пратчеттовские гномы.
В грызунах не люблю их тупое упорство, граничащее с наглостью, это стремление рыть/грызть/всё портить, в случае крыс — ещё и заливать всё мочой. Эту их неприятную суетливость, граничащую с истеричностью. Нож, яд, ловушки — вот три вещи, которые я готов дать грызунам.
Понимаю, что они делают то, к чему их приспособила природа — но всё равно не люблю.
Tomorrow › Кролики съедобны, по крайней мере.

Так и ёж съедобен. Обмазать глиной и запечь в углях.
Tomorrow › Хорошо, белочки и люди вычёркиваются. С пометкой: «подчас ведут себя неподобающе» чтоб не забыть потом.

Вы мясо тоже никогда в магазине не покупаете, надо полагать? Мясные и рыбные отделы горбачёвских магазинов (да и нынешние ничем не лучше, где лежит уж начинающая разлагаться за неделю по 500 р за кг падаль, от которой подчас идёт вонь на весь прочий магазин) вас тогда не шокировали?

Закройте эту травму, вспомнив про то как лисичка в детских сказках с аппетитом ест курочку.
Так вот, белочка — это такая маленькая лисичка. А голубь — это специально придуманная Аллахом под её размеры небольшая курочка.

А также про то что все пушистые млекопитающие — по сути единая форма с не таким давним нашим общим предком. Который, ладно, раз уж шокировать — так до конца, как раз примерно на крысу и был похож. И хищники среди них выделились не то чтоб вскоре — а прямо с самого начала, надо полагать, эта протокрыса и была универсального весьма рациона дегустатором.

Даже медведи медоточивые мёдопитающие, и даже дельфины.

Задумайтесь, обычный весёлый добрый дельфин каждые сутки лично убивает больше живых существ, чем сам Гитлер.

А дельфины добрые, а дельфины мокрые
На тебя глядят умными глазами
А дельфины скромные, а дельфины чорные
Просят чтобы им сказку рассказали


Да вон и лошади чего стоят. Это только в детских сказках (причём, народы Африки, Молдавии, братьев Гримм и Андерсона сразу вычёркиваем) лошадка щиплет травку. На деле когда так кажется издалека — это она в травке собаку себе ищет повкуснее.
Ёж или Белка? [×]
Белка или Ёж? [×]
За кем пойдёт избиратель?

Ежа в президенты.
Make the Forest great again!
Drain the Swamp!

Право, я всё же, если будет время, введу у нас тот весёлый придурочный формат голосований за всякую фигню. За который меня так тогда агитировали — а я им жестоко отказал в этом низменном. Был ли умён я и дальновиден?

Помните, как-то вспоминал давно забытый сайт из 90-х, начала рунета — такой красно-зелёный (кстати, так и существовавший на ту пору, я даже удивился), целиком состоявший из таких полемик, уже изначально туповатых, но подчас весёлых. В итоге он быстро скатился в совсем уж яростный лютый тупак. Кто помнит адрес?
Indian › И ведь начали всё это вполне невинно вроде бы: сказали пару слов о фейсбуке. В итоге всё пришло к белочкам. Следовательно, не станем более упоминать фейсбук, это, как видно, абсолютли харам.
У Пруткова есть по данной теме две хорошие пиэсы: «Блонды» и «Опрометчивый турка».
Tomorrow › Я уж отметил выше: флуд чудесен. Да, мы с ним жестоко боролись в истоках интернета в 90-х. Но быстро поняли, что не столь опасен флуд и оффтопик — сколько нечто совсем уж примитивное, что уж тогда ощущалось — затем в 00-х стало приходить на смену, и вот теперь совсем уж утвердилось повсюду, захватило наш прежний интернет — но, главное, головы людей (а одно без другого не бывает) — всеобщий тупак. Совсем безмыслие поголовное — что поглотило нынче всех. Две с половиной мысли в ганглиях каждой особи: как бы посытнее поесть, поярче нарядиться, поменьше поработать, побогаче выскочить замуж, побезопаснее обезопасить себя от невыгодного и рушащего всю жизнь и карьеру рождения детей, повеселее порезвиться на курортах, поскорее сбежать от этого всего веселья в дивные страны где всего этого будет уж не надо, (для совсем престарелых) получше помолиться, чтоб им простилось гарантированно всё вышепережитое, что и составляло только всю их никчёмную жизнь.

Вот окажитесь в метро их адовом ныне, сделайте такое усилие познающего мир сей во всех его проявлениях, нравятся они иль отнюдь... первое что вы заметите — это толпы зомби, что пялятся в свои экранчики мерцающие флуоресцирующие гипнотизирующие (Кашпировский и Боярский заменили им Маркса и Энгельса). И когда там более-менее юная тётка рядом, вы конечно невольно тоже начинаете втыкать в её экран — вдруг там она как раз о вас воздыхает, как тяжело ей без вас — а тут вы как раз! Но нет: там всякий раз «подождите, загружаю! — розовые бантики просили? вот вам комплект! по выгодной цене». И так всякий раз. Чёрт бы их побрал. Вообще ни разу за много лет не видел, чтобы поголовье в вагонах для оного (откуда их мясники уж постепенно убирают сиденья, ибо скот должен ехать стоя в теплушках, и не мычать) читало нечто серьёзнее модных, вброшенных им опять по команде Ремарка и Хемингуэя. Я уж эпидемию Мураками тогда в 90-х пережил — когда оказалось что все девочки с сисечками его читают только потому что он модный теперь стал. А поговорить от серьёзных дзэнских наблюденьях его с ними, ни с одной вообще — так и не довелось с тех пор. Действительно глубоких. Не с кем.
Indian › Вот когда ещё Клайв Баркер не разложился на плесень и липовый мёд, писал он неплохие (на свой лад) рассказики; о метро у него имеется «Полночный поезд с мясом». Вот когда вижу эти аморфные толпы на пересадочных, скажем, станциях — сразу вспоминаю тот рассказик.
Tomorrow › Не знаю, мне так ещё в 90-х, когда друг посоветовал Баркера вашего — он уже сильно так разложился именно не на мёд даже, а на воск, что у нас на советском Ленинградском рынке сильно так мешал понять, что же такое удивительное нашла цивилизация в мёде, когда это гадость даже есть нельзя толком.

Баркер — это даже не нечто лающее, как его говорящая фамилия намекает. Это сугубо соты. Некий субстрат, как тот Бэрроуз и подобные ему, из которого, как заметил тогда поэт:

Растут грибы не ведая стыда
Как жолтый пеликанчик вдоль забора,
Как мухоморы, сныть и лебеда.


Кажется, это была даже девка. Вроде Сапфо!
Indian › Так мёд же не еда, он лекарство и горючее (калории). Не раз встречал медолюбов, но никогда не понимал: что они находят в этом приторном, донельзя калорийном ястве? Равно как и пожиратели пахнущих ношеными носками и нижним бельём сыра — люди страшные.
Баркер же (не мой, разумеется) был когда-то этаким визионером и писал довольно-таки интересные (по крайней мере, для меня) вещи: с ним было, как с Мураками — все пошли, и я пошёл. На этой волне успеха аркадий кончился как личность. Его «Книги Крови» уже наполовину состоят из претенциозной ерунды; не вышел из него Якоб Бёме, застрял.
Я ведь и Лавкрафта люблю, вот оно как: не По единым же всё началось и закончилось.
Tomorrow › «сыра» — должно быть «сыров».
Tomorrow › Мы вроде когда-то говорили за единственное что я тогда у него осилил, и то изрядно приуныл в процессе — где он воспевает неких армянско-нацистских вивисекторов, причём в недопустимых подробностях, и в итоге всё неожиданно приходит к какому-то смутному финалу где применяется некое красивое но необъяснённое философски чуть более чем полностью никак слово... а, вот через минуту вспомнил: фуга. Притом, прошу Баху не звонить, это вовсе не его. Тем более Ричарду! И что-то там вроде про ковёр ещё было. Возможно узбекский. В общем, по результатам прочтённого у меня зародились подозрения, что автор отчасти негр, а отчасти пидр — как тот столь же замысловатый Дилени.

В общем, на этих четырёх козлищах: Кинге, Баркере, и двух Бэрроузах, что мы только что обсуждали — и закончилось моё безусловное то советское детское доверие к их хтоническим с этого момента зарубежным научным фантастам современности.

Заметьте, мы уж говорили, что в 1950-х, 60-х, 70-х у нас был Брэдбери, Хайнлайн, Шекли, Саймак, Лем и куча прочих (все перечислены в нашей библиотеке, если надо) — а аккурат с 90-го ваши новые рептилоиды оставили вам только вот Кинга, Баркера и всю эту вашу прочую дальнейшую последующую муть.
Indian › Это не мои рептилоиды. На тех, которых Вы перечислили, я, так сказать, рос (в числе прочего). Далее — любознательность. Вот Баркер: нечто новое, сем-ка я почитаю. То же с Кингом, то же с прочими. Книги — что море, в нём надобно уметь плавать. Что-то я откладываю навсегда сразу по прочтении, к чему-то возвращаюсь, к чему-то — возвращаюсь неоднократно. Цитируя того же Кинга — человек, живущий одними лишь воспоминаниями, обречён превратиться в призрака. Предпочту превратиться в призрака каким-нибудь иным способом. Кстати, Вы угадали: Баркер действительно гомосексуалист, и это у него всё более выходит из-под спуда. Да, про ковёр у него я читал, очень поверхностно написано. Равно как и его хвалимая на все голоса «Имаджика»: поверхностно и, я бы сказал, непрофессионально: очень скверные диалоги, очень слабы описательные периоды, очень непродуманный сюжет. Очень, одним словом. Плохо рассказанная история — убитая история. Все эти так называемые последователи Лавкрафта страдают синдромом Тигры, которого убедили в том, что прыгнуть с дерева — это просто. Кажущаяся простота лавкрафтовских рассказов и повестей — это признак мастерства, который от последователей оных ускользнул.
Пожалуй, сейчас на грани научной фантастики и фэнтези интереснее всех балансирует Мьевиль: вот он, в отличие от Баркера, возрастает от книги к книге, а не деградирует. Весьма неплохо, весьма. Вот есть, кстати (уже был — умер в тринадцатом году), Бэнкс Иэн, который создал небезынтересный утопический (невероятно, но так) цикл романов под общим заглавием «Культура» — как раз сейчас заканчиваю перечитывать. Собственно, Мьевиль и Бэнкс — совершенно не рептилоиды.
Tomorrow › разложился на плесень и липовый мёд Вы даже приблизительно не сможете представить, какой гигантский пласт воспоминаний вы во мне сколыхнули! Или всколыхнули, не суть. С этими «нерусскими» совсем уже стал забывать язык, абанамат! Но это даже не пласт, это тектаническая глыба в недрах моей памяти дернулась так, что землетрясением снесло почти все, что после было построено и после ее образования... Эх, память, память... Вернее, молодость, молодость...
Elsh › Заметьте, маэстро, эта цитата из Летова — как раз наиболее вульгарна. Во времена нашей с вами молодости песню «Границы ключ» умел исполнить любой цыган с гитарой или без, да что цыган — любой медведь в любом лесу: они ж тоже всё слышали, навострив пушистые ушки там, и учились. Но по-прежнему не найти тут того, что способен начать обсуждать смыслы Летова в его песнях. С СССР помню — как находится кто врубающийся вроде — начинаете с ним находить какие-то общие понимания — а там ноль пониманий, ему просто нравится. Потому что это панк-рок!
Indian › Ну, положим, цитату я привёл оттого лишь, что она была к месту. Вышло таким образом, что я, избегнув счастливо встреч с цыганами, медведями и прочим антуражем, жил постоянно с песнями Летова, практически непрерывно звучащими из старого кассетника, подобранного на помойке, отремонтированного и пущенного жить далее. Кассеты уносили, приносили, на них были какие-то сборники, альбомы, куски квартирников — но звучало это днём и ночью. Песни эти стали просто неотъемлемой частию моей жизни тогда, когда-то, давным-давно. Почти все люди, которые приносили и уносили кассеты, давно мертвы: да практически все же, остались только я, да ещё один давнишний мой приятель. Не стОит, я полагаю, как-то пытаться намекать мне на то, что я превратно понимаю песни Егора — несколько выходит обидно.
Tomorrow › Я про другое вовсе. Что «Всё идёт по плану» на удивленье повторила тогда, в 90-х, ещё вполне при жизни поэта, судьбу всего Христа, Достоевского и прочих. Где о первом знают только что его распяли, о втором, что он убил старушку, и вот из Летова — что границы ключ переломлен пополам.
Indian › Следовательно, я понял Вас превратно. Что ж, это происходит, причём довольно часто и даже с лучшими из нас.
Tomorrow › Да, и это наше общее горе. Что мы, думаю, все вместе давно уж отмечаем, много лет. Как сказал недавно снова Elsh — «ближе к вершине слышно»... Что мы, что б ни говорили друг-другу, с самыми лучшими интенциями и в радостном расположении духа — неизбежно будем подчас поняты превратно. Как подкалывающие злобно, а не веселящиеся беззаботно. Как говорящие ровно обратное, по частному восприятию отдельного слушателя — что мы на самом деле говорили. Я это называю со школы красивым астрономически-метафизическим термином аберрациями перцепции — но лучше от этого, и что термин смешной, и что мы это понимаем давно, не становится.

Вы только знайте, когда я сюда чего-нибудь пишу — я неизменно всегда веселюсь и никого из вас не хочу уколоть или что-то такое. Когда мне не до веселья — мне и не до общения всегда. Так что, как завещал нам Христос и его, уж древняя традиция: простите мне грехи мои, вольные и невольные. Действительные и показавшиеся. Ибо находясь тут, в мире этом, никто не освобождён от того, чтобы не будить в прочих сознаниях сонмы самых различных, всевожможных, весьма вариативных интерпретаций.

Это тоже другое такое проявления всемирного тяготения, о котором мы говорили выше.

Спляшем?
Indian › В ответ хотел найти ссылочку на одну старую (потрясающе — уже старую!) песенку Щербакова, но сумел найти лишь текст (обращение в тексте к неведомой нам брюнетке оставим как есть и на совести автора):

Еще младенцем, однажды где-то
без спросу взял я с гербом и грифом бумагу;
и в правом верхнем углу цветное
свое, конечно, изображенье наклеил;
а посредине — единым махом,
славянской вязью, китайской тушью -
вписал подряд, как есть, не тая:

свой рост и возраст, и вес и адрес,
и род занятий, и беспартийность, конечно;
к тому прибавил, со строчки красной,
подробный список родных и близких, а как же;
потом немного еще подумал-
и отпечаток большого пальца
оттиснул в левом нижнем углу;

а в нижнем правом — поставил подпись,
таким уж, видно, смышленым был я ребенком;
и темной ночью, в степи безлюдной,
дрожа от страха, большую яму я вырыл;
и в этой яме свою бумагу,
свернув два раза, на дне глубоком
сокрыл, зарыл и место забыл;

с тех пор вольготно живу на свете,
сижу на крыше, в дуду играю по нотам;
ничем не связан, конечно, кроме
твоих, брюнетка, очей зеленых, джунгарских;
тем самым как бы собой являю
пример особый и назиданье
для всех пытливых умов и чутких
сердец; на том и сказке конец.

А темной ночью в степи безлюдной
никто не ходит, никто бумагу не ищет.
Чего я, собственно, и добивался.
Tomorrow › Там много лишних смыслов... настолько, что, право, гимн Советского Союза, с ровно той же релевантностью, вполне можно тут цитировать. Но, если я верно угадал тот смысл, что вы вложили — то да: забыть свою социальную идентичность — это как раз перый робкий шаг на пути постижения чуда единства всего живущего в веках.
Indian › Собственно, перестать ошибаться возможно: надо зарыть и место забыть. Я на это пытался указать столь длинною цитатой. Но Вы сами, несомненно, знаете, как сложно достать рыболовный крючок из рыбы, не причинив при этом страданий ей и себе. Собственно, лёгкий способ доставать крючок — перестать ловить рыбу.
Tomorrow › Отнюдь. Для меня с детства ваши эти забавы — нечто ужасное. Это как для вас, к примеру, достать ежеловный крючок из ежа.

У меня тут в зоомагазине на углу, рассказывал, уже много лет живёт в аквариуме просторном крупная золотая рыба японская, типа того их священного карпа кои. Мы с нею всякий раз долго здороваемся долго ритуально учтиво почтительно церемониально — ну, как у них, японских рыб принято традиционно, и удивляемся друг-другу, радуемся, как в первый и последний раз (я же знаю — в следующий раз как зайду её там может уж не быть). Она подплывает к стеклу каждый раз и показывает, насколько она чудесная, и насколько рада меня видеть. Я давно понял, насколько мне будет больно когда это случится однажды, когда я зайду в очередной раз туда специально чтоб повидать её, и не увижу её.
Indian › Последний раз ловил рыбу лет в четырнадцать. Так что эти забавы, равно как и рептилоиды — давно уж не мои. Ничего уж не ловлю, пусть оно всё резвится, как ему и надобно.
Tomorrow › А я тут как раз недавно вдруг снова вспомнил, что те волшебные магические удочки, что на даче оставались от моих прадедов героических — и что я в детстве даже и помыслить не мог тронуть сам, как высшие их самурайские реликвии — всё ждал дозволения на то взрослых тогда: что вот дед, тоже героический; причём, может его даже то удочки и были, я не спрашивал особо; как обещал всё — настанет время, вот вырасту я, и он позовёт на реку и научит всему этому.

Всех уж нет давно. И прадедов, и дедов. И даже удочки те, что были пределом моих мечтаний, как примерно тот аэроплан для них, или воздушный змей... в итоге как-то случилось, что нет их больше там, где их прятали за второй, нерастапливаемой никогда печкой в малой комнате.

Зато рыбы вот те были в итоге живы все, и прожили жизни свои осмысленно и до конца.
Elsh › Мы с Вами молоды настолько, насколько сами себя таковыми полагаем: я родом из шестьдесят седьмого, но не считаю себя старым.
Tomorrow ›
Ты старым можешь и не быть,
Но классику ты знать обязан!
Elsh › И велосипед. Как только пропала потребность кататься на велосипеде — первый звонок, пропала способность — последний. Приложим же более усилий к тому, чтобы услышать первый звонок как можно позже, а последний — не расслышать во сне.
(Это можно даже сделать тостом, как я посмотрю. С ума сойти.)
Indian › Я мясо покупаю, бывает, что и в магазине. Полноте, за пятьсот? За пятьсот мне придётся подвергнуть его нехорошим, прямо скажем — неблагочестивым обрядам и отпустить результат в экосистему: пусть-ка проредит поголовье длинной свинины.
Нет, меня не шокирует то как белка/лисичка/прочее питается: не люблю/не понимаю умиляющихся им людей; все эти умиляющиеся враз начинают ужасаться, узнав подробности из обыденной и естественной жизни зверков.
Tomorrow › Это примерно тот опыт, с которого юный Будда начал свой путь. Что мир вовсе не красивая рафинированная сказка, придуманная для него тогда его родителями. Впрочем, нам-то зачем об этом теперь? Мы куда раньше Татхагаты это всё увидели — нас не во дворцах Уттар-Прадеша взращивали.

Вижу, для вас это повод ненавидеть все живые существа, только за то что они недостаточно глянцевые, успешные и образцовые. А он, например, к строго обратным выводам тогда пришёл.
Indian › Я не могу ненавидеть все живые существа: вместить столько ненависти и не разорваться на миллион маленьких медведиков есть задача непосильная и, самое главное, ненужная. Напротив, я люблю всех животных, даже пауков (пауков — дистанционно), а также птиц, рыб и головастиков (их, подозреваю, никто, кроме меня, не любит). Вот с людьми сложнее. Но я нашёл для себя, как мне думается, честный и справедливый выход — отношусь к ним так, как к себе.
Tomorrow › Мой способ, думаю, немного более универсален. Поскольку лишён ненужных подчинённых классификаций, лишних разделений. Во всех живых существах я вижу сознание. По-разному развитое, да. Но там даже не видовые отличия сильнее... помните, что говорил Пятигорский про крокодилов? Часть единого, общего, так никем из них особо и не понятого зачастую, ну, изнутри того алгоритма куда поместило их бытие. Может это даже специально так?
   


















Рыси — новое сообщество