lynx logo
lynx slogan #00101
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

рысь




   

№7026
3102 просмотра
9 августа '14
суббота
2 года 288 дней назад



Александр Зиновьев — Постсоветизм
(Александр Гордон, эфир №135, 10.09.2002)



Излагаются банальнейшие вещи. Которые, тем не менее, за все эти годы — как явно это показывает интернет, с его способностью обнажать мышление людей — так никто и не понимает, помимо вот профессора (что, и впрямь такое сложное знание, доктором философских наук надо быть?), пребывая внутри этих структур тотальной лжи. «Советский Союз был адом, сейчас всё лучше». Те же самые персонажи скандируют, что после семнадцатого в едином порыве декламировали придуманную для них в заснеженном Кремле речёвку: «Царская Россия была адом, как здорово, что теперь весь мир насилья мы разроем до основанья, и так далее».

Вот падёт лет через (не буду загадывать) нынешняя постсоветская клептократия ввиду своих уж вовсе безумных параноидальных манёвров, наблюдать которые с каждым годом всё мучительнее — и точно так же эта же толпа начнёт выть, что в начале XXI века в России не происходило ничего хорошего.

Меж тем, совершенно чудесная стояла эпоха, особенно если мудро минимизировать контакт с жабой обезумевшей власти. В основном, за счёт дорогой нефти и вот наработанного за весь период царизма и советской власти, которое уничтожить полностью у них не хватило талантов. Как они ни пучились.

Русское поле экспериментов. Место, где магическим образом народ всякий раз обязуют забыть все свои достижения, ненавидеть свои победы, и начинать всё заново. Нация Сизифов и Эдипов, не помнящих родства.
  Написал Indian  
26



Сработал и фактор предательства. Была создана пятая колонна, была разрушена идеология — в особенности, в высшем руководстве, её в Советском Союзе возглавили высшие партийные руководители.

Если социальная система разрушается, но сохраняется человеческий материал и основные геополитические условия — то новая система оказывается максимально близкой к разрушенной.


А как иначе? Когда и объективные задачи не поменялись, а субъективно и тем паче: человек не просто инерционная система, но такая, которая не меняется уж, будучи в детстве и молодости сформированной и обществом, и собственным целеполаганием.

И тем не менее, опыт 90–10-х должен войти в учебники, наряду с опытом 20-х, как пример эффективного идеологического слома жизненной парадигмы миллионов людей. Вопреки всему этому. Люди не изменились, но мимикрировали под условия сначала, тогда, диктатуры пролетариата, а теперь вот — диктатуры олигархата.

Что мы наблюдаем при таком парадоксальном сломе: когда он против самой природы человека, но всё же проводится и торжествует? Какое важное, реальное качество? Что порождённая им всеобщая имитация, симулякр, ввиду своей искусственности, стерильна. Как те мулы, столь же принудительно сотворённые. И способна уже сама лишь к порождению дурных сущностей третьего уровня и дальше, но никак не к сублимации, творческому возвышению, самоупорядочиванию, росту и развитию. Что мы все эти долгие годы и наблюдаем.

Это что касается масс, толпы, народа в целом. Отдельная личность же посреди этого безобразия всегда свободна. Но — как исключение.
И то называли Ленина, а потом Сталина «новым царём».


Кем они и были. Народу и неважно, и непонятно, да и незачем — в чём отличие наследственного монарха от выдвинувшегося на волне переворота диктатора. Тем более, что даже те монархи, как мы знаем, частенько приходили к власти тем же самым насильственным путём.

И именно новая власть нам показала, что даже в XXI веке футуристическом, даже много после всех многословных и мудрых трудов по теории г и п юридических идеалистических — тут же исчезает разница в форме правления de iure, как только она устраняется de facto. И неважно как он зовётся: «президент», «генсек», «иль принципе», «каудильо», или «единорог Пэктусана». Кто владелец аппарата насилия — тот владелец народа, и не спросишь уж у него, а честно ли он пришёл к этой власти. Скорее он у всех теперь спросит, по всей строгости. Меняются названия, вывески, суть остаётся прежней.

Вывески царского времени заменили на новые вывески, а государственные структуры остались примерно теми же самыми.


Даже когда потом появлялись колхозы, то никаких таких потрясений у нас не было. Поскольку у нас [уже] не было крепостного права, было общинное землевладение, земля была общая, её наделяли крестьянским хозяйствам. И во многом труд был коллективным.

Indian › А потом снова поменяли вывески, а суть осталась. «Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет». Вот и вся суть. А ведь до сих пор преобладает магическое мышление — «Как вы лодку назовете..»
Alenka › А как же. Чистая идея не просто первична. Она определяет последующее бытие. В той его части, что подвержена изменению волевыми актами. При их наличии, и должной интенсивности и продолжительности, и адекватности ситуации.
Излагаются банальнейшие вещи. Которые, тем не менее, за все эти годы — как явно это показывает интернет, с его способностью обнажать мышление людей — так никто и не понимает, помимо вот профессора (что, и впрямь такое сложное знание, доктором философских наук надо быть?), пребывая внутри этих структур тотальной лжи. «Советский Союз был адом, сейчас всё лучше».

Я вас обрадую — нет, не обязательно иметь докторскую степень по философии. Это не так уж и сложно. Такая логика, как вы описали выше рождается из оперирования дуальностями и атрибутирования им качеств «плохой-хороший». Это привычка такая у человека мыслить. Тогда в любом конфликте, в любой смене формаций нам видится правильно и неправильно. В результате получам, что раз одно хорошо, следовательно второе плохо и наоборот. Если сильно это дело утрировать, то получится, что день — хорошо, ночь — плохо; мужчина — хорошо, женщина — плохо; вдох — хорошо, а выдох — плохо; возбуждение — хорошо, торможение — плохо, ну и так далее. Такой вариант мышления нам тоже нужен на определенном этапе развития.

Черно-белое мышление свойственно детскому и подростковому возрасту. Для этого есть биологические причины. Дело в том, что префронтальная кора головного мозга у детей и подростков еще не развита. Именно эта часть мозга отвечает за абстрактное мышление, оценивание обстановки, установление причинно-следственных связей, предвидение последствий и принятие решений. И вот представьте себе, что происходит с человеком в процессе вызревания префронтальной коры, образования миллионов новых цепей синапсов — правильно «взрыв мозга». Именно в этот период человеку наиболее свойственно впадение во всевозможные крайности, и выход за рамки с сохранением категоричных оценок. Заканчивается этот процесс годкам где-то к 24. Далее этим аппаратом необходимо научиться пользоваться. Парадокс в том, что для большинства из нас обучение в этом возрасте уже заканчивается, а черно-белое видение мира сохраняется.
Alenka › Вот психология, как важнейший и недооцененный раздел философии, описывающий всеобщие девиации мышления, неизбежно формирующие все неустранимые дефекты реальности, данной нам в ощущениях.

Где философ классического типа привычно упирается в эту стену: «таков мир, таковы люди, нам остаётся лишь наблюдать», здесь возникает новое и удивительное: «но ведь природу человека не только должно, но и можно преодолеть, тем же прекрасно знакомым нам способом: постановка проблемы — нахождение социокультурного решения — заявление его перед обществом — ожидание его внимания — изыскание средств...».

И всё же, не в этом мире. Где правители последовательно, веками заняты не совершенствованием своих государств — но, напротив, их открытым разрушением. Где не просто происходит извечная Трафальгарская битва (внешняя конкуренция систем), не просто негодяй Негоро всякий раз подкладывает топор под компас (внутренняя конкуренция собирающих страну и разрушающих к своей выгоде), но у штурвала всякий раз оказывается капитан Себастьян Перейро.

Так что правы были все реформаторы, революционеры и утописты: прежде чем думать, как устранять изъяны человека, нам надлежит устранить изъяны общественного устройства, не дающие в настоящем своём состоянии даже начать решать подобные сложные проблемы. Неправы они были в другом: вся их метода обычно шла сначала через резню, потом — в казарму, и наконец — к формированию новых элит эксплоататоров, их вырождению, краху систем, и всё заново.
Indian › Ой, не надо природу преодолевать. Она не приемлет насилия. Эволюционный постепенный процесс с учетом накопленных знаний — наше всё.
Alenka › Это означает миллионы загубленных жизней.
И может не наступить само собой ещё столько же: пару-другую тысячелетий.
И потом, главное: а есть ли у нас время?

И давайте ещё устроим Батлеров джихад, сломаем всю богопротивную технику, особо вычислительную, и дождёмся пока она не явится нам уже естественным путём, в эволюционном постепенном процессе. А то как-то излишне резко это всё с её стороны, не находите?
Indian › Лично у нас с вами времени нету. Разве что песчаная форель отыщется.
Alenka › Нет, мы значения как раз не имеем. Мы лишь отдельные песчаные форели из Корпуса Лососей, формирующие чудище сие. Я задаю тот самый вопрос, который задавал другой послевоенный американский фантаст: Лео Сцилард, и другой Рассел: Бертран, некто Эйнштейн, один из Кюри, Лайнус Полинг и ещё группа пагуошских джентльменов, по роду занятий и интеллекта первыми столкнувшихся с этой проблемой. Там у них ещё часы были, они их двигали...

Есть ли у человечества хотя бы немного времени, чтобы остановить процессы, запущенные, когда его техническое развитие настолько превзошло его этическое и интеллектуальное? О чём мы как раз вот только что там же. Право, я не нарочно.
Indian › Да-с, закольцевалась беседа, и уже не в первый раз.
Цели имеют отдельные люди. Цель ставится при решении какой-то конкретной определнной проблемы. А человеческие объединения огромного масштаба... целей не имеют. Нельзя на них распространять понятия, которые применимы к отдельным людям. Человеческие объединения функционируют в силу объективных социальных законов.

Бинго! Вот в привычке персонифицировать всё и вся, а затем атрибутировать этой персонификации свойственное отдельному индивиду — желания, эмоции, ценности, целеполагание, волю, воображение, ответственность и пр. и др. как раз и раскрывается весь инфантилизм и магичность привычных конструкций а ля «Россия чего-то там хочет». Это вот ну примерно как «духи реки чего-то там хотят». Дальше больше — эти самые атрибутированные качества, импульсы и прочее переносится на отдельного человека, который имеет принадлежность к некой общности. И пошло поехало: «ага, ты лично смерти моей хочешь».
Alenka › А человеческие объединения огромного масштаба... целей не имеют.

Да нет же. Здесь неточно сказано. «Не продуцируют». Но прекрасно себе имеют. Их цели им продуцируют индивиды, случайно оказавшиеся во главе (правящая династия), пролезшие туда хитростью ради пребывания на вершине социальной пирамиды (узурпаторы),
социальная пирамида
или даже избранные туда по воле народа (причём, скорее не его разумения, но лишь его благих ожиданий).

Кстати, отсюда так устойчива власть, так тяжело сбросить откровенных негодяев потом. Потому что у штурвала уже он, воля всего народа подчинена его воле, направляется ею.

Отсюда и решение. Необходимо создать самоподдерживающийся механизм, сдерживающий свободу тирана вертеть страной как ему заблагорассудится. Ну, с античности и даже архаики это всё инстинктивно манит умы. Вот, греки, римляне, англичане и американцы наработали в разное время свои практические модели. Впрочем, не идеальные, увы.
... Не могут существовать, не осуществляя такую мировую стратегию. Это не подвластно их воле... Остановить процесс — это выше власти отдельных людей. Так и сейчас обстоит дело в глобальном масштабе. Я все время говорю о том, что нужно говорить не о том, какие нехорошие люди, как они нехорошо поступают. Они по-другому поступать не могут. И это не детерменизм. Это закономерности... Если они прекратят [экспанисию], они прератят существование. Вот в чем заключается трагедия человечеества. Демографические проблемы всем известны, социальные проблемы, экологические. А решить их не могут.

Да, я лично глубоко сомневаюсь, что эти дяди и тети управляют какими-либо процессами. Они могут только в иллюзии пребывать, что они чем-то там в глобальных масштабах управляют.
Alenka › Да нет, есть роль индивидуальной воли в истории. Вон Сократ, Македонский, Христос, Жанна д'Арк... Каковы изменения. И заметьте, всех общество убило — впрочем, это тема уже для совершенно отдельной медитации.

На месте канцлера Гитлера ведь тогда мог быть и канцлер фон Бисмарк, и канцлер Аденауэр, и даже канцлер Меркель (мы же знаем, что исторический период, при всей своей специфике, не производит одинаковые характеры).

Но и процессы, стихия, конъюнктура, крайне сильна. Но она не детерминирует, она лишь требует с собой считаться. Как вот в моей метафоре, становящейся тут уже сквозной: стихия моря много сильнее капитана, но корабль каким-то чудом следует проложенному им курсу. Сокрытая идея определяет бытие вопреки всему.

Демографические проблемы всем известны, социальные проблемы, экологические. А решить их не могут.

Ну вот я уже как раз об этом. Не могут не потому что невозможно, а потому что не хотят, потому что раз за разом у штурвала оказываются судовые коки, как это метко тогда подметил Ильич. И начинать надо с этого узла.
Впрочем, мне надо продолжить с того места, где я оборвал просмотр. И так уже оказывается, что я предвосхищаю там не только выводы, но даже термины Зиновьева. Негоже перебивать лектора.
Indian › Не, действия-то они совершают, но процесс менять неподвластно кому-то одному. Система меняется очень тяжело, т.к. стремится к гомеостазу. Находясь внутри системы, человек вообще за редким исключением этого не видит. Он даже как систему это не воспринимает. Ему только кажется, что он сам себе паяльник.

Ну да ладно, дослушайте дядю. Мне очень близко и понятно, то что он говорит.
Многие черты советизма сохранились. Это и понятно. Люди-то остались с опытом советской жизни. Вот разрушили систему государственности: систему власти и управления... но весь чиновничий аппарат остался. Люди, занятые в партийном аппарате — ведь лишь очень немногие были выброшены на улицу, они так или иначе место себе нашли. Многие из людей, работавших в партийном аппарате, в высших эшелонах власти, были моими студентами, моими учениками, моими друзьями, я их лично знал — они все без особых потрясений перенесли этот перелом.


С 60-х и до конца 70-х, до начала диссидентской деятельности, написания «Зияющих высот» и изгнания из СССР в 1978 году, профессор Зиновьев был заведующим кафедрой логики МГУ. К слову, ещё при жизни Сталина, он вместе с Мамардашвили и другими основал Московский логический кружок любителей пива. Так что это не просто какой-то очередной политолог из телекрана, и не просто какой-то очередной писатель-диссидент-эмигрант, к которым вы все привыкли.

Я больше был потрясён этим; я, критик советского режима, которого выгнали из страны как антикоммуниста, понимаете? я тяжелее переживал этот перелом, чем они.

И сейчас почти все они так или иначе устроены.


Фактически, высшей властью в стране стал аппарат президента. Аппарат президента имитирует советский Кремль. Ещё когда Ельцин шёл на выборы, не был президентом, у меня с ним была встреча на телевидении в Париже на эту тему. Он тогда говорил о том что вот, сломаем эту бюрократическую систему советскую, и прочее, построим новую, демократическую... Я ему тогда сказал: «Ничего у вас не получится, вы будете воспроизводить эту систему, поскольку существует социальные законы и вы не в силах эти законы отменить».


Да, вот оно ключевое место: стихия довлеет. Но у меня вопрос к акцентам: «вы не в силах», «ничего у вас не получится»? А Зиновьев ведь видел этих людей, оценивал их потенциал и настрой. Или всё-таки «вообще никогда ни за что ни у кого не получается сменить государственное устройство», даже когда оно устарело, более неадекватно ситуации, да и в своём расцвете имело очевидные структурные изъяны? Подобное можно заявлять лишь если история прямо показывает нам, что никогда и нигде такого не было, а значит и не будет. Но это не так. Было, и не раз.

Даже вот последний пример, столь близкий: при всей монархичности Сталина (как его личный выбор), при всех сохранившихся в Советской России традиционных институтах (уже как объективная необходимость, вспомним институты семьи и личной собственности, от которых сперва так стремились отказаться, заменив их на коммуну, да вдруг сразу поняли, что не выйдет ни в каком виде) его империя не была продолжением царской.

К удивлению, мы здесь встречаем то самое чёрно-белое мышление. Недостаточную глубину дискретизации при попытке критического осмысления совокупности феноменов. Неверное квантование, разрушающее сигнал, приведение байтов к значению их первого бита, описание делимого как неделимого, сложного как простого, совокупности как монады, множества как элемента.

    Есть два цвета: чёрный и белый
    А есть оттенки которых больше
    Но нам нет никакого дела
    До тех кто чёрный и кто белый


«Либо система должна смениться во всём... а раз нет — значит она не сменится ни в чём». Да нет же. Не было объективной необходимости сохранять худшее, что было в советской (а до этого и царской) системе: лживый, жадный, вороватый, тупой, надменный, интригующий, мучающий людей и разваливающий страну бюрократический аппарат.

Мы же это в феврале всё обсуждали в деталях в связи с событиями на Украине.

Однако, и это важно понимать при попытке подобных реформ, и это мы видим в новейшей отечественной истории: у него есть тенденция самовосстанавливаться. Как та гидра. В 1917-м больной кровавейшим образом стал делать себе операцию без наркоза по её иссечению, а к 1980-му она вновь отросла в полном объёме. И снова привела к крушению великой страны и горю миллионов людей.

Гидра не была устранена в 1991-м и далее не оттого, что «существует социальные законы и вы не в силах эти законы отменить». Но оттого что medice, cura te ipsum. Бюрократия взялась за избавление страны от бюрократии. И ожидаемо избавилась от страны. Для постороннего взора отделение имеет тот же самый вид, дьявол в деталях.
Ну так оно и произошло. Вместо ликвидации бюрократического аппарата получилось увеличение бюрократического аппарата.

Вот я тогда и сказал, что в одной России бюрократический аппарат вырастет по крайней мере раза в два по сравнению с бюрократическим аппаратом, который был во всём Советском Союзе.

Нынешний Кремль имитирует советский Кремль не потому, что в аппарате президента сидят прокоммунистически настроенные люди. Наоборот, они стремятся всячески истребить всякие следы коммунизма, они поносят советскую систему. Но действуют они по тем же самым принципам.

Если вы возьмёте взаимоотношение между аппаратом президента и думой (то есть парламентом), оно имитирует отношение между ЦК КПСС, то есть Кремлём советского периода, и Верховным Советом — отношение примерно такое же. И дума, хотя она считается законодательным органом, она всё равно является послушным орудием президентской власти.


Это даже было закреплено в правовой теории. Чтобы как-то описать это неописуемое, у нас тогда, после танков по парламенту придумали особый ловкий термин в лучших традициях doublethink'а в newspeak'е Оруэлла: «суперпрезидентская республика». То есть вообще республика, но с сильным монархом. Я считаю, это победа: налицо все преимущества обеих базовых форм.
Второе. Западнизм: приватизация, рынок... Тут уже, собственно, и пояснять нечего.

Могу только сказать, что я 21 год прожил на Западе, изучал его весьма досконально, как профессиональный учёный. Я такой приватизации, как устроили в России, и такого рынка, на Западе нигде не видел.

...Не таким путём, что реформаторы поехали на Запад, изучили западную систему... Они о ней понятия не имели; и, по-моему, до сих пор не имеют — понятия о реальной социальной системе Запада, и об экономике, и всём. Они взяли её из пропаганды, которую сами западные идеологи вели на весь мир, взяли образ, который им навязывали извне.


После «взяли из пропаганды» я ожидал иного уточнения: «взяли из своей же пропаганды», всех этих распоясавшихся ковбоев с револьверами и бомбами на мешках долларов, угнетающих простой рабочий класс: общество наживы, беспринципности, цинизма, бескультурья, всеобщей вражды и организованной преступности, сросшейся с властью, ангажированной лживой прессы, толп лакеев, швейцаров и попрошаек, беззакония и полицейского произвола.

Взгляните, именно это они и построили. По мотивам злых карикатур Кукрыниксов, журнала Крокодил и 1:1 Незнайки на Луне.
[ uploaded image ]
Смотрите, что происходит. В описываемом Зиновьевым проступают странно знакомые черты: что стало? — порочная модель, воспроизведшая то, что было; что было? — та же порочная модель.

И картинка эта из «Незнайки» как нельзя кстати, хотя я выбирал её совсем по иным критериям: самую благополучную, описывающую не полицейских с дубинками, которых там хватает, а вот глянцевую, парадную сторону этой фальшивой жизни. Но эта сторона тоже: вон она вокруг нас, и она печалит не меньше. Видна её лживость. Сами наши города, среда нашего обитания, сплошь заклеены теперь крикливыми этикетками тошнотворных рекламных щитов, вывесок, сайдингов, самоклеящейся виниловой плёнки, картонно-пластмассовой облицовки, закрывшей интерьеры, витрины и фасады — какой-то срани немыслимой, поглотившей все объекты нашего мира. Вот этого всего дешёвого продажного гламура убогого.

Отчего так?

Так мы ещё под Новый год это разбирали. Оттого что симулякр.

Из таких людей и возникают симулякры государств. Мы видим, что формально это государство, а на деле — нелепая подделка под него. Имитирующая то, что должно бы представлять из себя истинное государство. Ради каких-то иных уже целей. И внутри такого государства возникают уже подчинённые симулякры всех видов. Система фальши самоподобна. Она воспроизводит себя.


Вот Егор Летов, которого обычно считают там поэтом, мистиком... кем угодно, только не серьёзным учёным, и вовсе не завкафедрой логики МГУ — он ведь гораздо более точно и глубоко это описал в своё время. И очень кратко и ёмко. Как надлежит поэту.

Пластмассовый мир победил.

Сразу указав не следствия и явления, но саму первопричину, те самые «существующие социальные законы, и вы не в силах эти законы отменить». Вот с этим соглашусь. Экономически, политически, юридически (в материальном плане бытия, рациональном) ничего нерешимого нет — нет там непреодолимых препятствий, всё осмыслено и ждёт лишь своего героя. Но вот истинное препятствие возникает в тонком плане, домене идей, эгрегоров, психических структур, стихий, дурных склонений, засевших в человечестве, как автономно-сообщающейся информационной системе. Мы наблюдаем невесть откуда взявшийся тотальный симулякр, его многовековое торжество. Ту самую гидру. Как возможно, что в живой и гармоничной плоти планетарного сознания, той самой ноосферы, раз за разом прорастает это гигеровское, эта нежить, этот нелепый протез? Причём, люди-то хорошие, и смышлёные — но прорастает. А они даже не замечают.

И если вот задача вождя племени трудна и требует таланта, но ясна — то здесь уже задача для шамана племени, и она куда менее однозначна. Эти вещи вообще, может, не решаются тупо ощутимыми, зримыми рациональными комбинациями?
   
















Рыси — новое сообщество