lynx logo
lynx slogan #00071
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

ооновский миротворец




   

№8087
8506 просмотров
12 сентября '15
суббота
2 года 43 дня назад



Нетолерантное от Веллера.

С некоторыми пунктами можно полемизировать, но не могу не согласиться с тем, что так называемый цивилизованный мир утратил инстинкт самосохранения и здравый смысл. Здравый смысл утрачен как доминанта. Без него все летит к чертям, мы тонем в деталях открывая двери хаосу.




Несколько зарисовок из американской жизни.

Моя дочка получила штраф и вызов в криминальный суд за «неповиновение властям». Она стояла на автобусной остановке недалеко от своей школы и ждала автобуса. Подъехали копы и сказали оттуда уходить. Она им ответила, что уйти не может, поскольку она на костылях и просто не в состоянии дойти до следующей остановки — неповиновение властям. За неделю до этого на этой самой остановке произошла драка с поножовщиной между черными подростками из этой же школы. Один мальчик умер. После инцидента приняли меры — стали патрулировать этот квартал. И вот ситуация, в машине сидят двое белых копов, которые обязаны следить за тем, чтобы там на остановке «больше трех не собиралось». На остановке стоит группа черненьких и трое беленьких. Если они наедут на черных, их обвинят в расизме. Если они не прогонят никого, вроде как неисполнение служебных обязанностей...

В Квинсе на Джамайке по дороге из аэропорта иду с чемоданом, чтобы погрузиться на Лонг Айленд Рейл Роуд, билет уже в руке. В другой руке сигарета. Джамайка — это черно-мусульманский райончик. В основном народ с бородами до пояса, в хиджабах или индийско-пакистанской умопомрачительной одежде, как на новогодний утренник в детском саду. И тут я такая красивая — в майке и в шортах в жару-то 40 по Цельсию. Бородатый мужчина вступает со мной в беседу и орет мне на ломанном английском, что я тут оскорбляю его своим внешним видом и подаю дурной пример его женщинам. Невдалеке стоит группка черных копов. Спокойно наблюдают сцену с улыбками до ушей, после чего одна из них направляется ко мне и требует проверки документов и докапывается, что я вообще здесь делаю. Билет на поезд не является достаточным резоном для того, чтобы идти в сторону платформы. Она с большим удовольствием, поглядывая на табло, тянет время и в результате я опаздываю на свой поезд. Как только поезд отходит меня со злорадством отпускают ожидать следующего еще полчаса и велят больше не курить в этом районе.

У меня в моем офисе тырят кошелек. Скорее всего кто-то из пациентов доброго доктора психиатра, который работает с аддикциями. Но мы не можем вызвать полицию в офис, поскольку связаны обязанностью соблюдать конфиденциальность в отношении наших пациентов и не можем показать полиции списки, кто у нас там бывает.

Можно вспоминать еще и еще. Но в целом посыл такой, что к сожалению, приходится признать, что левацкая идеология терпит крах. К сожалению, по закону жанра маятник сам незаметно уже качнулся в противоположную сторону — от свободы к завинчиванию гаек. И еще, какому завинчиванию гаек.


  Написала Alenka  
56



Три культовые фигуры – Алек Гинзберг, Уильям Берроуз, Джек Керуак.


Бодлер, Верлен и Рембо — начинать с них надо.
Уайльд, Байрон, По и чета Шелли.
Бертольд Брехт, Антонен Арто, Эзра Паунд и Андре Жид.
Игги Поп наконец!11 Джелло Биафра.

Для меня Экслер, Веллер и Ургант — это такие фигуры, поп-персоны, в которых массы вкладывают некий высший интеллект. Но при том они не произносят ровно ни одной мысли, которая бы не была очевидной десятью годами ранее. Вообще ни одной собственной свежей самостоятельной мысли. Но, при том, учитывая, что массы сами этих мыслей родить неспособны, ну никак, не выходит — ну пусть тогда эти люди с экзотическими инопланетными именами будут для них пророками. Ладно, пусть, хоть какие-то понимания базовые хоть через них они усвоят.

Хотя конечно ругаться хочется. Уже при одном упоминании их имён кем-то. В их лице мы имеем профанацию интеллектуального процесса. Это как примерно Демьян Бедный рядом с Гумилёвым.
Indian › Вся культура постмодерна психоделична. Общество же с удовольствием погрузилось в этот безбрежный океан, где нету добра и зла, нету границ, нет направлений. Тут нету конкретики, опоры, нету привязки ни к каким координатам, а потому мы уже и не понимаем как же это всё оценивать-то. Это все равно что спрашивать у шизофреника, как он сам оценивает свой бред, как он сам оценивает поступки, которые его разрушают. Утрата здравого смысла с нами произошла, да.
Alenka › К моему оправданию могу лишь сказать, что Керуаком и Берроузом был не особо впечатлён, а Аллена Гинзберга так и вовсе не читал. Меня отталкивает именно их, как и в случае с Щорсом Джойсом, нарочитая, показная хаотичность. Эпатаж ради эпатажа, и очень мало работы сознания, каких-то откровений, находок, радости узнавания стоящего. Поисков за пределами обыденного. Психоделика (тут мы снова вспоминаем недавнего Хаксли) — на мой вкус совершенно о другом.

Как сказал по-настоящему сильный мистик, прошедший за некую банальность Модерна уже в более интересном направлении, которого оба, и Моррисон, и Хаксли, цитировали:
    Some are born to sweet delight
    Some are born to endless night

Она стояла на автобусной остановке недалеко от своей школы и ждала автобуса.

Это уже личный опыт? Что, в благословенной Америке уже настолько всё так плохо? Впрочем, мы ведь помним историю протестов хиппи 60-х, аресты Джима Моррисона и Грейс Слик, но неужели за прошедшие десятилетия... У нас в тоталитарной полицейской России даже Летова с некоторых пор перестали арестовывать.
Indian › Все три истории — это мой личный опыт.
Alenka › Ну что тут можно сказать? Всё идёт как давно запланировано. У нас вон лозунг с 2010 года висит, описывающий это кратко и окончательно: крах мультикультурализма.

Сейчас вон Европу особенно колбасит, с этими совсем уж стихийными потоками беженцев, когда Ближний Восток, где Америка устроила пожар, уж совсем по-простому приходит к ним переночевать, как та лисичка из русской сказки. Я тут включил вражьи голоса, нечто типа BBC World News британского — они вообще только об этом и трещат, за 15 минут утомили. Ещё про самоопределение Каталонии, будто это кому-то прямо так интересно.

Я в 90-х уже определённо высказал идею, зафиксировал в публичном печатном тексте, для себя хотя бы, на случай если вдруг ошибусь, что миром очевидно управляют группы, которые, по делам их, в благополучии людей и народов заинтересованы в последнюю очередь, скорее напротив — всё делают, чтобы им это максимально не выходило.

Те, кто управляют цивилизацией, происходящими в ней глобальными политическими процессами, весь XX век и все последние двадцать лет особенно, делают всё чтобы по всей планете повсюду не было и года, чтобы реками не лилась кровь, не разрушались робкие попытки выстроить стабильное общество, культуру.
Должен дать ссылку на источник, поскольку мы-то с вами, верно, помним, а вот все кто младше, кто вырос в уже другой эпохе, вряд ли. Мне года два было, я был впечатлён, я понял, что мир полон инородных интенций населяющих его демонов. Впрочем, для того народные сказки и задуманы были: давать в форме коана некоторое высшее понимание, что не внедрить никакими увещеваниями. А вот современные европейские правительства опытом меня двух лет от роду умудрённого, размером ещё примерно с мышь, отчего-то не обладают.

    Шла лисичка по дорожке, нашла скалочку. Подняла и пошла дальше. Пришла в деревню и стучится в избу:
    — Тук-тук-тук!
    — Кто там?
    — Я, лисичка! Пустите переночевать!
    — Куда ж мы тебя пустим? Самим тесно!
    — Да я не потесню: сама лягу на лавочку, хвостик — под лавочку, скалочку — под печку.
    Пустили лису. Легла она на лавочку, хвостик — под лавочку, скалочку — под печку. Рано поутру встала раньше всех и сожгла свою скалочку в печке, а потом закричала-запричитала на весь дом:
    — Обидели сиротиночку! Украли скалочку! Давайте мне за неё курочку!
    Хозяева развели руками — делать нечего! — отдали за скалочку курочку. Взяла лисичка курочку, идёт да поёт:
    — Шла лисичка по дорожке,
    Нашла лисичка скалочку.
    За скалочку взяла курочку!
    Пришла в другую деревню, стучится в избу...


К сожалению, по закону жанра маятник сам незаметно уже качнулся в противоположную сторону — от свободы к завинчиванию гаек. И ещё какому завинчиванию гаек.

Вот ровно об этом же я и думаю все эти годы. Что они намеренно доводят ситуацию до абсурда, чтобы после ввести уже окончательный фашизм унд тоталитаризм. Мы тут Хаксли только вспоминали,

He paused. «Maybe Hitler wasn't so dumb after all.»


— привет заодно Замятину и Оруэллу, Мору и Кампанелле.

Кстати, постсоветская Россия сейчас в этом отношении наиболее гармонична — или просто отстаёт? — у нас нет игр в совсем уж либерализм, диктат вороватого чиновничества, как в благословенные времена Салтыкова-Щедрина, номенклатуры, высасывающей всю лишнюю кровь из народа, превыше всего. Такой северокорейско-белорусский вариант, традиционализм не из понимания чего-то, но лишь благодаря ретроградному мышлению, законсервированному у правящих элит™, как они себя придумали недавно с пафосом называть, со времён монгольского нашествия.
Indian › Мы тоже к этому идем, хотя и по более сложному пути. Сейчас вовсю попытка поиграть именно в либерализм: отказ от госсоциала, сокращение присутствия государства на рынке, передача полномочий общинам, парламентаризм. Но в результате странным образом из всех щелей лезет именно фашизм унд тоталитаризм. И совершенно неизвестно, удастся ли пропетлять.
Artifex › И да, забыл сказать: всё это лишь относительно Америки и Европы. А так в России действует тот самый крах мультикультурализма. Наше любимое правительство точно так же заменяет ударными темпами своих любящих подданных на улицах некогда их городов, новыми гражданами, свежими, южными, импортными.

Я уж говорил как-то, по моим ощущениям, в Москве не то что москвичей не осталось, вымерли (кого ни спросишь: «да, я москвич, я живу тут уже пять лет»), но и русских всё меньше.

Поэтому, когда мы говорим про Европу, Америку — это и наша беда, созданная для нас заботливыми руками наших правителей тоже. У нас пока просто немного легче чем у них. Пока.
Artifex › Но в результате странным образом из всех щелей лезет именно фашизм унд тоталитаризм.

Печаль в том, что это очевидно было давно, даже еще задолго до февральских событий. Пока все были заняты разворовыванием закромов, собственным прокормом и после евроремонтами с джакузи, развалено было высшее образование, а затем отравлено среднее. Произошла подмена многих понятий. За каким-то дьяволом преступления советского режима были объявлены, но не осуждены. Кто-то же это делал. Зачем, с какой целью?
Alenka › Так режим же не изменился. Чего это он себя осуждать будет? Он остался прежним, просто вывеску сменил. Отказавшись заодно от своего былого морального кодекса строителя коммунизма, по-простому: от соблюдения законности и от прежней социалистической модели государства, присвоив все его ресурсы, распределив их среди своих.

Как НЭП был быстро свёрнут, будучи признан ошибочным, и казарменный социализм продолжился — так и Перестройка (которая, если б её вёл не Горбачёв, вообще-то тогда по идее должна была нас привести к тому, к чему такая же Перестройка, переориентация на ускоренное экономическое развитие, с ракет на ТНП, привела сейчас нашего младшего брата, КНР — страна стала мировым производственным лидером, а после может стать и культурным, одно влечёт другое, вспомним Францию, Англию, Голландию), приведя к своей антицели: развалу страны, была после него свёрнута и продолжен Застой. Правда, гораздо более застойный. Тому Застою такой застой как теперь и не снился. Новый худший Застой уже по времени даже длится дольше.
Indian › просто вывеску сменил

Сию мантру я повторяю очень часто.
Alenka › Высшее образование — фиг бы с ним. Профессиональное образование под корень срублено — вот беда. И вот бегают управленцы с выпученными глазами в поисках сварщиков, токарей, швей и слесарей — а вот шиш вам. А с другой стороны бродят толпы никому не нужной молодежи. Которую с удовольствием подбирают некие радикальные организации. И наполняют их пустые жизни новым «высоким» смыслом.
Artifex › А не нужно им профессиональное образование. Они производство в стране уничтожили, просто взяли и разрушили. Зачем теперь профессионалы? Где они смогут быть применены в масштабах 80-х годов?
Indian, Artifex › И высшее и среднее, и профессиональное — все в одной корзине. Ни профессионалов применять негде, да и малограмотными массами управлять легче гораздо.
Indian › Понравился кусочек ниже, цитату привожу, хотя знаю, что она вызовет недовольство. Я лично Веллера люблю, хотя во многом с ним не согласен, но отказать ему в образованности, чувстве слова и уме не могу. При этом меня, как человека, напротив, мало образованного, не смущает, что он использует чужие мысли и анализирует разные источники, мне важна идея, которую я мог бы думать.

В экстазе благостного самообмана толерантные социологи решили идентифицировать людей политкорректно – исключительно по гражданству. В государстве все равны? – раз в Америке все американцы, то в Англии все англичане, во Франции все французы.

Но. Человек идентифицируется по целому ряду аспектов: пол, возраст, профессия, доход, место жительства, национальность, религия, цвет кожи, страна проживания. И. «Гражданин Великобритании» – это подданство. Гражданство как юридическое понятие. А «англичанин» – это принадлежность к народу: его языку, культуре, истории, растворенность в нем, идентификация себя как его порождения и части. Традиции, обычаи и привычки – это твое, единственно родное. Гражданств можно иметь хоть пять – за деньги и связи. А народ у тебя один.

«Доминантная самоидентификация» – ввел я такое понятие. Это когда «наши йоркширские парни», взорвавшие лондонское метро, были не ваши! Они – имели гражданство вашей страны. Но были – сначала мусульмане, потом пакистанцы, и уже только потом граждане Великобритании. Пакистанские мусульмане взорвали поганых неверных, среди которых жили. А не хрен было пускать их жить и считать «своими». Дураков и в алтаре бьют.
Leshiy › Совершенно точное понимание. И термин, который надо бы всем принимать в инструментарий.

Хотя вообще-то такие вещи любой взрослый человек должен осознавать и без поучений. В 18 лет у нас всех поголовно перед этим фактом ставят: в социуме без сентиментов кто не сформировал свою особую групповую идентификацию для выживания в общей аморфной среде: по сроку службы, национальному признаку, землячеству, занятиям спортом, родам войск, ротам, взводам, да хоть бы просто сам по себе — оказывается среди жертв подобных групп, осознающих своё преимущество. Все животные равны, но те, что сформировали группы посреди разобщённых, как им велят традиции их цивилизованного общества, как они воспитаны с детства, сразу получают неоспоримое преимущество во всём. Первобытное никуда не исчезло из цивилизации.


Вчера тоже потом прочитал текст и, могу сказать, слишком уж резко оценил Веллера по старой памяти, по его некогда телевизионным выступлениям. Тут уместно процитировать другого вашего любимца.

Какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами провокатор. Потому что если бы этот человек не был провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил — там три кольца оцепления с пулеметами.


Потому что уже тогда стало ясно, что персонаж явно из обоймы раскрученных телеаналитиков, внедряющих некие отдельные фрагменты понимания в головы народа. Потому что в данный ответственный момент этот народ понадобилось повернуть в определённую сторону. Ну, как судовой руль.

Но, вы правы, язык хорош, не зря он литератор; и образованность, и прочее. Заносит его, правда, слишком уж эмоции через край. Но, знаете, это вдруг навело на ещё одно сравнение в его пользу. Да это ж прямо античный оратор, этот формат.

    Quousque tandem abutere, Catilina, patientia nostra?..

И как инвектива — это выступление автора просто чудесно, мастерская работа. Я просто, наверное, так заведомо его осуждал, исходя из вечного противопоставления ораторского искусства и философии. Философ не ищет красот ораторского искусства, не восхищается формой, его цель — содержание.

    — А еще лучше, Горгий, скажи нам сам, в каком искусстве ты сведущ и как, стало быть, нам тебя называть.
    — В ораторском искусстве, Сократ.
    — Значит, называть тебя надо “оратором”?
    — И хорошим, Сократ, если желаешь называть меня тем именем, каким, как говорится у Гомера, “я хвалюсь”.
    — Да, да, желаю.
    — Тогда зови.
    ...
    — Вот сейчас ты, Горгий, по-моему, ближе всего показал, что ты понимаешь под красноречием, какого рода это искусство; если я не ошибаюсь, ты утверждаешь, что оно — мастер убеждения: в этом вся его суть и вся забота. Или ты можешь сказать, что красноречие способно на что-то большее, чем вселять убеждение в души слушателей?
    — Нет, нет, Сократ, напротив, по-моему, ты определил вполне достаточно: как раз в этом его суть.
    ...

Indian › Хотя вообще-то такие вещи любой взрослый человек должен осознавать и без поучений.

Это как в нашей самой архетипически советской новогодней сказке-мечте было сказано: (Цитата скорее всего не точна)

«Но как вы выходили из самолета, вы же должны помнить! — Должен. Но не помню.»

Так вот, должны, но не осознают. Вопрос идентичности действиетельно решается в период отрочества от 14 до 18 лет. Именно тогда человек и отвечает себе на вопрос Кто я? Но мы же знаем, что очень многие эту задачу для себя не решают, а потому и не могут определить себя, и не могут определить других.
Alenka › Я несколько про другое. Что в трудных условиях зверьки, как раз не имеющие никакого развития — даже базового, что в цивилизации индивид получает классу к третьему школы — гораздо быстрее и проще сколачивают устойчивые группы для совместной борьбы против окружающих.

То, что в масштабах всей цивилизации называют излишне туманным, обтекаемым и одновременно слишком уж специализированным термином «организованная преступность».

То, к чему у нормальных представителей западной цивилизации она с рождения воспитывает иммунитет. Собирать в коллективе равноправных граждан группы ради низменной личной выгоды и приобретения преимуществ над прочими (обмана и насилия) — в европейской греко-христианской традиции — строжайшее табу. А в прочих культурах — нет. И этот конфликт различных культурных ценностных комплексов и лежит в основе наблюдаемого Заката Европы.

На поле, где столетиями культивировали честность и соблюдение правил игры всеми ради общего блага и успеха пустили сорняки. Куда более живучие. Команда, не скованная игрой по правилам, всегда будет побеждать. И Рафик неуиноуный — им реально в их культуре не объясняли почему это плохо. Это хорошо, хорошо всё что ведёт к господству твоего племени над прочими.
Indian › Да ведь для представителей европейской греко-христианской традиции это первобытное тоже никуда не делось. Чуть только возникает пограничная ситуация, тонкий цивилизационный слой сдувает и первобытное лезет на свет божий.
Alenka › Да. О чём я и выше. Первобытное никуда не исчезло из цивилизации. Я ведь изначально говорю про неё, про наши вооружённые силы.

Раз уж мы тут о пророках в прозе, то это «Lord of the Flies» Голдинга — как такая карта литературного таро, описывающая архетип, который важно помнить всегда, без этой карты колода осознания мира людей неполна.

Но мы говорим не о том, что с некоторых тут цивилизованность непростительно легко спадает (а с некоторых и нет, кто-то скорее погибнет, чем позволит этому случиться с собой, история XX века полна и таких примеров) — а про то, что там она вообще зачастую отстутствует, в иных обществах это вовсе не культивируется. Премодерн.

И идея смешать вот это там и тут... ну, я примерно знаю, какая модель победит. Более жизнеспособная, о чём писали ещё до Хаксли и Герберт Уэллс, и Джек Лондон.

    The scene darkens; there is a noise of gunfire. When the lights come up again, there squats Dr. Albert Einstein, on a leash, behind a group of baboons in uniform.
    The Camera moves across a narrow no-man's land of rubble, broken trees and corpses, and comes to rest on a second group of animals, wearing different decor­ations and under another flag, but with the same Dr. Albert Einstein, on an exactly similar string, squatting at the heels of their jack boots. Under the tousled aureole of hair, the good, innocent face wears an expression of pained bewilderment. The Camera travels back and forth from Einstein to Einstein. Close shots of the two identical faces, staring wistfully at each other between the polished leather boots of their respective masters.
    Huge paws hoist the Einsteins to their feet and, in a close-up, seize their wrists. Ape-guided, those fingers, which have written equations and played the music of Johann Sebastian Bach, close on the mas­ter switches and, with a horrified reluctance, slowly press them down.
    ...
    There is another yelp of command from the Marshalissimos. Among the booted apes in charge of either army's supply of Genius there is a violent cracking of whips, a tugging of leashes.
    Close shot of the Einsteins as they try to resist.
    ...
    The apes open their haversacks, throw some bread, a few carrots and two or three lumps of sugar to the Einsteins, then fall to themselves on rum and Bologna sausage.


С того же сайта, уже совсем иной аспект этой осознанно, намеренно много лет создаваемой мировыми правящими кругами ситуации. Этого рукотворного кризиса.

Задача философа: видеть ситуацию одновременно с различных аспектов, а не уцепиться за один и накручивать себя и всех вокруг, потому что в общем комплексе он скорее всего окажется лишь следствием. А бороться должно с причинами. Понимать должно причины.

Евгений Гришковец: Умом Европу не понять

...слышим от каких-то европейских лидеров, чьи пиджаки и галстуки одинаковы, а физиономии настолько безлики и невыразительны, что нет никакого желания и смысла запоминать их фамилии и вникать, какие страны они представляют...


Но там по делу меньше. И сразу третий:

Установлено имя человека, упавшего от подножки венгерской журналистки. Осама Аль-Джабад сбежал из сирийской тюрьмы, в которую его заключил ИГИЛ. Он был подвергнут пыткам. В Сирии он известный и уважаемый человек, тренер по футболу. В Европу он пробирался с сыном.


На секундочку, Сирия — всегда была вроде как одной из наиболее цивилизованных стран региона, чуть ли не благополучнее соседней Турции и Ирана. Не специализируюсь на регионе, поэтому если кто владеет фактами и статистикой, либо даже лично знаком, жил там, поправьте.

И беженцы оттуда — это как беженцы с Украины, из Югославии. Это не африканские племена, ринувшиеся завоёвывать Старый Свет, насаждать там свои родо-племенные обычаи. Разве нет?

Вспоминается трагедия русской эмиграции сто лет назад. С нашей интеллигенцией также обращались как со скотом. С боевыми офицерами, только что бывшими их союзниками на фронтах Первой мировой, с утончёнными девушками...
О, да у нас тут коллекция народных трибунов новой генерации. Веллер, Гришковец. Этого ещё надо, смешного, в жилетке с кармашками, как его... ну который мемом стал несколько лет назад в рунетике, дёртичка над ним постоянно укатывалась примерно в то время, когда мы от неё отшвартовались. Для баланса в природе надо поискать ещё, как он на эту тему высказался. Блин, да как же его зовут-то?
Indian › Этот? Он кажется довольно уютно себя чувствует. Очень медийный.
Artifex › Ой хороший какой. И очки ещё из мультика про Львёнка и Черепашку.
Indian › К его эрудиции еще бы мудрости малость.
Artifex › Так мы ж не знаем скрытый ото всех уровень его истинной мудрости. За маской, за ролью, за профессией агитатора (вот хорошее советское слово вспомнил, сейчас ведь позабылось давно всеми) — не разглядеть лица. Может он по вечерам приезжает на заброшенный маяк и поёт там втайне ото всех песни Башлачёва, аккомпанируя себе на саксофоне, сам больше всех переживая от того, во что ввязался ради денег.
Indian ›
Вот на этом невысказанном предположении и держится весь хрупкий механизм нашего молодого народовластия…
Artifex › Да, я и сам этот универсальный афоризм то и дело по самым разным поводам вспоминаю. Вообще вся цивилизация держится на вере в людей, несмотря на всё, что они постоянно и повсеместно делают. И на тех немногих, кто посреди общего хаоса эту веру в себе сохраняют. И дают основания для её возникновения у других.
Indian › Да, совершенно верно. Исключительно на вере в людей. И это больше, чем какой-то религиозно-нравственный императив, прозрение отдельных мудрецов, или распоряжение царя. Это даже больше, чем душевная потребность, наказание за нарушение которой не так и велики: всего лишь муки совести.

Нет, тут законы природы, наказание за нарушение которых гораздо серьезнее: распад, деградация, вырождение. А механизм всего этого заключается в простом на первый взгляд принципе разделения труда в обществе. Чем выше степень разделения труда — тем выше общество.

Общество, в котором существуют лекари выше, чем общество без них. Общество, в котором существуют лекари-хирурги и лекари-терапевты выше, чем общество с просто лекарями. А уж общество с нейрохирургами и психотерапевтами куда выше всех предыдущих вместе взятых. Потому что может их себе позволить.

Мы все рождаемся разными, и развиваемся по-разному. И необходимость доверять другим — железная необходимость, связанная с выживанием. Врач лечит, учитель учит, жнец жнет, швец шьет, строитель строит а правитель правит. Всё. Цивилизация растет, благодаря разделению труда общество осваивает новые и новые ресурсы, благодаря чему опять же растет необходимость в разделении труда — и так всё выше и выше.

А потом — бах!

Сегодня утро у меня начинается с того, что я не доверяю прогнозу погоды. По радио один прогноз, по тв другой, в интернете — еще три совсем других. Потом я не доверяю сводке новостей. Симптомы те же. Потом я иду к врачу, и имею все основания не доверять его диагнозу. Так и есть! — я иду к другому врачу, и получаю другой диагноз. А у третьего — третий. Нанятый мною сантехник путает водяную трубу с газовой, подавая мне воду в плиту, а газ — в душевую. Приглашенные мною каменщики не различают у кирпича тычок и ложок. А школьный учитель на полном серьёзе рассказывает моим детям, что приснопамятного вождя гуннов на самом деле звали Гатыло. Причем другой учитель эту информацию напрочь опровергает, а третий не берется утверждать наверняка, но скорее всего дыма без огня не бывает, и всё такое...

И всем им вместе, и каждому по отдельности, глубоко фиолетово на моё к ним доверие. В результате я вынужден становиться самому себе и доктором, и учителем, и электриком, и садоводом, и портным, и юристом. В результате я становлюсь в очередь за пособием по безработице. Или в очередь за бесплатной похлёбкой, когда деньги на пособия заканчиваются.

Большой ошибкой будет думать, что я говорю о своей отдельной стране. Мои знакомые немцы, шведы, французы говорят о том же. Теперь вон и американцы из первых уст. И россияне.
Artifex › Да-да-да! Я очень часто слышу от старших коллег: «У тебя завышенные ожидания от людей в филде». Какие к чертям собачьим завышенные? Я всего лишь ожидаю, что они будут делать свою работу, а не лишь бы страховку чарджать. Это много? Я всего лишь ожидаю, что дантист мне полечит больной зуб, а не здоровый. На что мне говорят, что мол дескать всегда есть хорошие профессионалы и не очень. А я говорю, что у осетрины бывает только одна свежесть, а не несколько. Есть только один критерий, по которому оценивается работа. Оно работает или нет. Зуб болит или не болит. Это о-очень просто. Всё остальное от лукавого, наростание энтропии и утрата здравого смысла.
Alenka › По прошествии стольких лет, когда чем дальше, тем всё у нас становится хуже — и в первую очередь в самоосознании людей, их морали, их коллективной душе — я уже начинаю классифицировать это особенное отношение к людям, «завышенные ожидания от них», как признак советского человека, нас с вами, как его последних представителей, на глазах вымирающих.

Это были могикане, которые всегда жили по правде, по принципу: «Не твоё — не бери», «Каждый должен быть высококлассным специалистом, уважающим себя, свою профессию, и людей вокруг, столь же достойных как и он сам», и множеству других. В нашем новом обществе выглядящих, боюсь, слишком уж старомодными и нелепыми. Да они ничего и не знают об этом. Вон в интернете об СССР вспоминают всегда как о сплошных лозунгах КПСС, бюрократии, пустых прилавках. Наша жизнь тогда состояла совсем из другого, мы сквозь это всё смотрели, даже не замечая, как не замечаем и теперь гораздо худшую бюрократию, разросшуюся, в открытую ворующую в тысячи раз больше чем прежняя и разрушающую уж последнее в стране, беззаконие, ещё более нелепую правящую партию, ещё большее обнищание народа. Вспоминая нашу разрушенную страну, вспоминают при этом лишь то, что нас их номенклатура всегда обманывала. Ах, какими наивными были эти советские учёные и инженеры, как они могли не догадываться, что их страну развалят их же правители, их детей отправят убивать друг-друга, а всё, что они старались делали бесплатно за продуктовые наборы — всё разрушат и разворуют.

«Я страдаю, когда вспоминаю, как много было сказано хороших слов и как много обещаний было нарушено».
Indian › Вот Юнг считал, что все не так уж безнадежно. А у меня, честно говоря часто просто руки опускаются. Я понимаю, что он прав был в том, что это передается при личном взаимодействии, при личном контаке от человека к человеку. Но я что-то не вижу толп жаждущих принять, интегрировать и нести дальше это выпестованное понимание.
Indian › Может быть, дело в том, что нас учили играть «в долгую» — мыслить долгими интервалами времени, строить стратегии на годы и десятилетия. Сейчас это нафиг не нужно. Нужно только умение быстро приспосабливаться, чтобы в крутящемся калейдоскопе успеть нахватать себе бонусов, и суметь их сохранить.

Зато я, вот такой основательный, испытываю сильную головную боль от необходимости каждые три года начинать всё с нуля. А молодёжи — ничего, обычные дела. Мы с вами — динозавры.
Artifex › Или мы с вами динозавры вымирающие, или оно всегда так и было. И так нам болезным и мучаться — от катаклизма к катаклизму.
Artifex › Тут дело не в том, что каждые три года надо получать новую профессию, с этим как раз проблем нет; как после второго иностранного третий, четвёртый и далее учатся уже мгновенно — нарабатывается умение учиться. Уже имеющий несколько профессий каждую новую осваивает неожиданно быстро и ловко. Тут дело хуже: профессий не надо. В современной «постиндустриальной» экономике востребованы не производители, а торгаши, важно умение покупать, перепродавать, находить нужные связи, строить карьеру.

Оттого так легко наши правители и заменяют граждан на варваров. Бананами и бусами торговать 16 лет некогда принудительного образования только мешают. Образованное население — обуза для сырьевых экономик.

Более сложный пример: в масс-культуре смотрите что происходит. То же самое. Казалось бы, уж там-то по-прежнему нужны те, кто умеет думать, талантливые, ну... сценаристы хотя бы... Так поглядите, какие эти сценаристы выдают уж сплошь пиэсы для телевизора.
Indian › О, да... Меня потряс совершенно рассказ брата моего прадедушки записанный на пленку. Он рассказывал об эвакуации кавказского корпуса кадетского училища. Там был душераздирающий совершенно эпизод. Дети 7-12 лет пешком прошли по военно-грузинской дороге в Севастополь, где их накормили чем было. Далее они на пароходе отбыли вместе с преподавателями в Константинополь. Они проболтались в море несколько дней без еды и вот они в порту, уставшие, оголадавшие, в штопаной одежде, но начищенные и подтянутые. Пахнущие духами английские леди бросают детям под ноги хлеб «все равно как свиньям или собакам». Маленькие кадеты приняли это как чудовищное оскорбление. И именно об этом эпизоде говорил он с горечью, с обидой, будучи уже 80-летним стариком, пережив уже и окончательную утрату связи с Родиной, и Вторую Мировую.
Indian › На секундочку, Сирия...

Вон, Мирский, который специализируется на регионе подробно рассказывает кто там кому папа.

И там он высказывает ту же мысль, об утрате здравого смысла.

Скажите мне, пожалуйста, Георгий Ильич, вот у четырех из пяти сил, я имею в виду правительство… ну всех, кого вы перечислили, кроме ИГИЛа – у них нет общего интереса борьбы с ИГИЛом? — Нет, у них на самом деле такой общий интерес есть. Понимаете, если бы люди жили разумом и руководствовались логикой, тогда, конечно, им нужно было бы всем объединиться и этих головорезов, башибузуков, этих изуверов задавить. Они могли бы это сделать, но у каждого свои интересы при этом. Потому что те, кто поднял войну – умеренная оппозиция – против Башара Асада, они, естественно, опасаются, что если задавят вот этих, самых крайних, то Башар Асад выиграет война. «Джебхат ан-Нусра», она боится, она не хочет ни тех, ни других, потому что эти вроде исламисты и духовные братья, вот этот ИГИЛ…

И подтверждение того, что разум куда-то ушел:

Они продают по демпинговым ценам[нефть]. Вы знаете, кто у них покупает? Все. Турки покупали, хотя они с ними воюют. Более того, само правительство Башара Асада покупало. Воевало и покупало. Что вы скажете!

И экстраполяция на все мировое сообщество:

Если бы Путин был уверен в том, что он сейчас перебросит туда войска, они быстро разгромят ИГИЛ, наведут порядок в Сирии, а значит, и в Ираке, то есть прекратится война, и две эти страны будут спасены от уничтожения – они сейчас просто разваливаются, они в крови задыхаются – если бы разгромить ИГИЛ, и оказалось бы, что это сделала России, американцы со свой коалицией, созданной год назад, ничего не сделали, а вот мы сделали, вот если бы он был в этом уверен — может быть, я не берусь судить.

Но дело в том, что началось бы? Поскольку я сказал, что никто не верит, что ИГИЛ представляет собой непосредственную угрозу России. Везде в западном мире наши военные действия расценили бы только и исключительно как направленные для того, чтобы поддержать режим Башара Асада, не дать ему проиграть. А поскольку они-то все нацелены на то, чтобы его свалить, поэтому…

Я тут читал, в нескольких газетах были такие версии – вы тоже знаете, — что, дескать, почему бы не представить себе, что Путин может договориться с Обамой. Обама дает как бы зеленый свет Путину: пусть он уничтожает ИГИЛ здесь. Для Америки это даже хорошо: не своими руками, а руками русских солдат уничтожает эту гадину.

И тогда во всем западном мире на это смотрели бы как на продолжение того, что они называют агрессивной политикой Путина: Крым, Донбасс. Мало того – на арабский вопрос полез. Тогда бы санкции усилились во много. Нынешние санкции могли бы показаться детским садом. Не надо думать, что они уже всё – они гораздо хуже могут нас кинуть.


Не разумом живем, а ИНТЕРЕСАМИ сиюминутными!
Но вернусь к главному. Отчего я считаю этот текст неуместно запоздавшим. Это ведь всё началось не в эти дни. И надо бы раньше это всё. Много раньше.

И не с недавнего расстрела французских карикатуристов. И не с сомалийских пиратов, о которых он в начале. И не с (а помните такого?) Брейвика. И не с 11 сентября 2001 года...

Погодите, ведь уже 14 лет прошло — мы здесь говорим о проблеме, которая на виду у всех уже не менее 14 лет, и все европейские правительства всё это время ничего не сделали чтобы её решить. При том что это не просто какая-то там несущественная проблема, а глобальная цивилизационная проблема, которая может оказаться началом разрушения современной европейской культуры. Западный Рим пал от варваров. Восточный — от них же. А были оба посильнее современного вялого Евросоюза.
Indian › Да кто ж услышит-то? А тут дают разъяснения current events очень простым, что немаловажно, языком. Для нас начало конца было чуть позже, чем для Запада — это неведомо куда исчезнувшие из магазинов сахар, мыло, зубная паста и лампочки, а также «Рабыня Изаура», «Меня зовут Арлекин», «Маленькая Вера», вырубка виноградников в Крыму, землетрясение в Спитаке, штурм телебашни в Вильнюсе, Нагорный Карабах, ночь саперных лопаток в Тбилиси.
И да, хотел добавить к этой ретроспекции. Уже за пять лет до самолётов врезающихся в башни, явление было охарактеризовано публично, с ним ознакомили всё человечество, диагноз был поставлен. Чуждая субкультура никогда не интегрируется в покровительствующую ей культуру.

Я говорю про фильм 1996 года, над которым все посмеялись и забыли. «Не грози южному централу, попивая сок у себя в квартале».



Как раз возвращая наш разговор от разрушения этносов России и Европы их правительствами к тому, с чего он начинался, и начинался сам процесс, придуманный и запущенный впервые в США.
...так называемый цивилизованный мир утратил инстинкт самосохранения и здравый смысл. Здравый смысл утрачен как доминанта. Без него все летит к чертям, мы тонем в деталях открывая двери хаосу.

Похоже, у нас не получится подробно разобрать всё в комплексе, поэтому сразу перепрыгну к этому, главному наблюдению относительно рассматриваемого нами тут Заката Западного мира.

Да, все беды современности, как и XX века, кстати, вызваны тем, что миром управляют профнепригодные политики (сплошь, начиная с властвовавшего окружения последних царей былой эпохи, всех этих Францев-Иосифов, в его начале). Это — причина всех цивилизационных кризисов, создаваемых, как мы разобрали выше, долго, очевидно для каждого, десятилетиями.

Эта повсеместная профнепригодность правителей, как причина всего, имеет, в свою очередь, свою причину, даже две.

Первая, что нет уж автократоров, давно, с эпохи тех же императоров якобы самодержавных, правят интересы мирового капитала, либо групп единомышленников, захвативших в результате вооружённой борьбы ресурсы целых отдельных стран (СССР, КНР, Куба...), на каждого несогласного выписывается свой Меркадер и Освальд.

А значит, нет замысла, нет архитектора, есть клубок взаимных компромиссов, ракощуколебедь взаимнодержащихся за свои кресла гроссмейстеров подковёрной борьбы. Не до развития страны, не до блага людей, не до какого-то плана на будущее — самим удержаться бы, упрочить статус, умножить капиталы, расширить сферы влияния, подчинить соратников и конкурентов. Оттого, кстати, в истории России реформы и прогресс наблюдались лишь в эпохи относительных автократоров. Которые, одновременно, были и самыми свирепыми хищниками в своём дворцовом окружении, заведомо доминировали и оттого не были инертны, компромиссны. Оттого и дуализм этот: либо архонт-цапля, либо архонт-колода.

Вторая даже более серьёзна: во власть попадают те, кто стремятся во власть. Нормальный человек во власть стремиться не будет.

В результате мы имеем мир, повсеместно управляемый крайне сомнительными личностями, в первую очередь в моральном плане, но и в интеллектуальном также. Волевой план у них зато всё с избытком компенсирует подчас, чего уж там.

Из этого следует решение: все многовековые попытки настроить и отладить механизмы демократии, законности, выборности, сменяемости, конституционности... всю эту мишуру мы с вами лучше других народов и поколений в истории видели, как просто взяли и смяли, без особого даже возмущения масс. Настраивать надо не это. Это всегда будет попрано, если нет главного. А главное вот в чём: настраивать надо сам процесс попадания людей во власть. На любых уровнях: организации, учреждения, комсомольских активистов и вожаков, из которых все эти вон выросли... Человечество должно научиться не писать себе декларации и конституции, на которые само же потом плюёт, а выработать окончательный, закрепившийся в культуре, морали, механизм недопущения во власть тех, кто рвётся во власть.

Мы наблюдали их там уж достаточно долго, все последние сто лет. И все они были из народа, и как бы при поддержке народа и ради народа. Это катастрофа. Это сто лет самой чудовищной крови и страданий в истории человечества. Массовых убийств, многомиллионных жертвоприношений. Ацтеки и финикийцы с их Молохом о таком могли лишь мечтать.

Пора сменить этот симулякр демократии и гуманизма, непрестанно развязывающий войны к своей выгоде, пока он не погубил всю цивилизацию. Чем дальше, тем он к этому ближе.

Но никто ведь не задаётся этой целью, «ну раз они так рвутся во власть — ну значит пусть, ладно уж, значит они у нас к ней самые наверно и способные».
Indian › Вы когда-нибудь пробовали голодного дикого носорога на пути к водопою останавливать? Это примерно того же уровня задача.

Человечество за пять тысяч лет придумало и испытало кучу средств: от религии до соционики. Все они не сработали. Все упирается в человека. Любые фильтры и преграды, устанавливаемые людьми, при желании легко сносятся или обходятся другими людьми.

Вот и вывод: либо вы меняете людей (а перемены нужны радикальные, на физическом уровне). Либо соглашаетесь с тем, что законы Создателя может менять только Создатель, — и смиренно ждать Мессию, который один все поправит.
Artifex › Нет, здесь дело вовсе не в пресловутой природе человека™ — это вы придумали. Я говорю о другом. О дополнении к такой тонкой, незримой, но способной с лёгкостью меняться по желанию архитекторов общества (и XX век это также показал наглядней всего), субстанции как мораль. выработать окончательный, закрепившийся в культуре, морали, механизм

И, если вы задумаетесь — а здесь мы не будем в деталях обсуждать уже конкретные способы реализации, слишком скучная материя для нашего весёлого чятика — то сами с лёгкостью найдёте естественные инструменты к тому. Мы ж говорим об элементарном, о мотивации, установленных обществом вознаграждениях, легко переписываемых правилах игры. Сложность в другом носороге: не человека надо сменить, человек в порядке, пусть остаётся — но истеблишмент, который естественно не позволит корректировать наличествующую мораль с дырками, в которые он лезет.

И сменить его не «в отдельно взятой стране», как уже, заметьте, не без некоторых эффектов пытались — всё равно потом прорастает, да и изначально было у них больше декларативно, чем на деле, своему классу номенклатуры они с самого начала начала обеспечивали лимузины и рестораны. Сменить в общей системе, мировой — когда некие группы вдруг поймут, что в их интересах, сюрприз, тоже не держать народы в перманентной войне и разрушении.

Впрочем, я ведь не знаю их мотивации, может для них именно это и ценно, этот крюотический театр, они занимаются именно этим, ради какой-то особой высшей своей поэтики, это для них нечто вроде удовольствия от охоты.

Заметьте главное, это не естественный процесс общества. Не свойство природы человека. Когда каждые двадцать лет заведующий лабораторией, крановщик, главный бухгалтер и учитель физкультуры вдруг собираются сами по себе внезапно, по велению некоего внутреннего зова, на углу чтобы пойти убивать французов, допустим.
Indian › Сначала неплохо бы с терминологией определиться. Я конечно небольшой специалист в этой области. Но точно знаю, что между понятием «власть» и понятием «управление» — дистанция огромного размера.

То, о чем говорите вы, — касается исключительно управления. У кого-то оно получается лучше, у кого-то хуже. Но оно обязательно имеет под собой рациональную основу. И поэтому, — конечно же!,- может рациональным же образом совершенствоваться. По описанной вами схеме.

Но вот что касается власти как таковой, то здесь всякое рацио заканчивается. Власть действует как мощнейший наркотик, и заставляет человека совершать безумнейшие поступки, лишь бы получить еще и еще дозу. Об этих диких носорогах я и говорю. Идя ко власти, они ничем не смущаются. А придя ко власти — спокойно рушат страны и континенты, упиваясь могуществом. И не существует надежных средств положить конец этому безумию.

Давайте предоставим слово профессионалам.
Artifex › В нашем случае нет дистанции. Или вы утверждаете, что управляют государствами и международными процессами, как в данном случае, не те кто приходят к власти?

У меня ощущение, что мне требуется сказать всё это несколько проще, показать на наглядном примере. Ладно. Вот смотрите, мы заметили, что наша команда отчего-то постоянно проигрывает. Мы стали анализировать ситуацию (я это выше делал), и заметили, что счёт обычно всегда портит капитан команды. И на то есть причина: в капитаны у нас принято выбирать тех, кто забьёт как можно больше голов в свои ворота. Традиция такая. И тут появляетесь вы и говорите: «Давайте предоставим профессионалам. Сначала неплохо бы с терминологией определиться. Вам не изменить природу футболистов. Капитанская повязка действует как мощнейший наркотик. Дело в том, что у нас так принято, было бы возможно по-другому — было по-другому». Просто снимите этот ваш экзотический критерий отбора. Он порочен.
Indian › Ваш пример понятен, но недопустимо упрощен. Настолько упрощен, что из него выпали существенные моменты.

Например тот факт, что капитана вообще не выбирают. Капитаны выбирают себя сами. Для этого претенденты долго и непублично толкаются в раздевалке, пока не определятся самые крепкие. И только потом вам предложат выбрать из этих двоих самого достойного.

Или например тот факт, что у вашей команды нет судей, арбитров, тренеров и прочего. Есть только сама команда. И как решит капитан — так и будет. А всем недовольным защитники наваляют. Защитники капитаном довольны. Полузащитники тоже. Все они при власти благодаря капитану, и без него с должностей быстро вылетят. И тут приходите вы, и говорите: а давайте снимем этот ваш экзотический критерий отбора, он порочен, ага.

Нет, вождь. Как бы вы ни выстраивали отбор, он будет осуществляться людьми. А значит будет ненадежен и неустойчив. Пока снова не начнут рождаться брахманы, готовые принять на себя судьбы мира. Причем в достаточных количествах.
Artifex › То есть предполагается, что я должен проявлять больше усердия в объяснении этой своей мысли, чем вы в понимании её?

Нет, пример непонят, потому что это его ключевая часть: традиция выбирать волков в пастыри. Чем сильней и хитрей волк, тем из него получится нам всем лучший пастырь. Защитник. И если уж вы хотите возражать, начинать надо с этого: «Почему волк? почему забивает в свои ворота? нас всё устраивает, так заведено».

Но если вы принимаете это, понимаете эту аллегорию — после этого нет дела до выборности, защитников... Я вам нарочно упрощаю, отсекаю лишнее — вы это нарочно усложняете, налепляете лишнее. На чистую суть, специально выделенную, чтобы не мешало вторичное, начинаете нагромождать опять весь сонм несущественных подробностей, всю политологию, как комплекс знаний об истории общественных отношений, в её многотомности. Вы знаете, к чему она привела человечество — вот к этому всему.

Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наёмник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наёмник бежит, потому что наёмник, и нерадит об овцах.


Вот вам модель всей истории правлений на планете. Наёмника беспокоит всегда только собственная выгода, а в кризис — собственная безопасность. К выгоде он тайком стрижёт и режет своих овец, из страха утратить власть в моменты кризиса, из тщеславия, стремления остаться в истории, желания преумножить свои владения он снаряжает их и отправляет на войну. А сам бежит опасности. Любой из стада вам твёрдо скажет: так надо, так было всегда, на то он нам и пастырь. Его вон полузащитники поддерживают. А арбитров нет. Слушайте, но начните уж быть сами арбитрами.

Вот вам природа войны и всех бедствий. Уничтоженных стран и культур, разрушенных городов, гибнущего мирного населения, миллионов беженцев. Чьи-то соображения, чья-то политическая и, главное, финансовая выгода.

Если Парис Приамид поразит Менелая Атрида,
Он и Елену в дому, и сокровища все да удержит;
Мы ж от троянской земли отплывем на судах мореходных.
Если Париса в бою поразит Менелай светловласый,
Граждане Трои должны возвратить и жену и богатства;
Пеню должны заплатить аргивянам, какую прилично;


Вы сами выбираете принимать решения алчных и властолюбивых — это единственный критерий «эффективного управленца» который вы знаете. Это надо менять. Критерий. Ceterum censeo, он порочен.
А откуда волки-то берутся? Из земли чужой приходят или?
Elsh › Так вот же... Точнее, снимая аллегорию, он звучит как: «То есть политиков, враждебных обществу, создающему ему угрозы, мы постоянно выбираем всё же из него самого, из людей?»

Это вопрос с подвохом. Стоит ответить на него в лоб, не задумываясь, и наш Сизиф со своим камнем осмысления оказывается вновь у самого подножья. Будто и не было всего сказанного выше. Было не понято. Стало быть, отвечать в его банальном смысле — невозможно. Для философа ведь полно внутренних запретов, это для обычных людей простор открыт и ничего святого.

Что остаётся? Сказать нет. Нет конечно, не из людей же, в сложном киплинговском смысле этого слова. Скорее напротив, из нелюдей. Которых вокруг в этом мире гораздо больше. Из тех, в ком не содержится собственного нравственного закона. Который бы просто не допустил всего, из чего и состоит история. Политическая история, история власти. Вон, толпы бродят, бери любого. В такие цари.

Поразмыслим, к примеру, о первой декаде Тита Ливия макиавеллически. А это, между прочим, исток всей западной цивилизации, самое её начало, гибель Трои уже случилась, Илиада, Одиссея, Махабхарата, Энеида — а всё остальное ещё нет.

Ромул не соби­ра­ет сво­ей шай­ки — для откры­то­го столк­но­ве­ния силы не были рав­ны, — но, назна­чив вре­мя, велит всем пас­ту­хам прий­ти к цар­ско­му дому — каж­до­му иной доро­гой — и напа­да­ет на царя, а из Нуми­то­ро­ва дома спе­шит на помощь Рём с дру­гим отря­дом СА. Так был убит Амулий...

Каж­до­го из бра­тьев тол­па при­вер­жен­цев про­воз­гла­си­ла царем; одни при­да­ва­ли боль­ше зна­че­ния пер­вен­ству, дру­гие — чис­лу птиц. Нача­лась пере­бран­ка, и вза­им­ное озлоб­ле­ние при­ве­ло к кро­во­про­ли­тию; в сумя­ти­це Рем полу­чил смер­тель­ный удар. Теперь един­ствен­ным вла­сти­те­лем остал­ся Ромул, и вновь осно­ван­ный город полу­чил назва­нье от име­ни сво­е­го осно­ва­те­ля...

По свер­ше­нии бес­смерт­ных этих тру­дов, когда Ромул про­из­во­дил смотр вой­ску, вне­зап­но с гро­мом и гро­хо­том разверзся мировой континуум и поглотил его, и с той поры не было Рому­ла на зем­ле. Когда же непро­гляд­ная мгла вновь сме­ни­лась мир­ным сия­ни­ем дня и общий ужас нако­нец улег­ся, все рим­ляне уви­де­ли цар­ское крес­ло с колёсиками пустым; хотя они и пове­ри­ли отцам, бли­жай­шим оче­вид­цам, что царь был уне­сен вих­рем, все же хра­ни­ли скорб­ное мол­ча­ние. Но и в ту пору, я уве­рен, кое-кто вти­хо­мол­ку гово­рил, что царь был рас­тер­зан рука­ми отцов — рас­про­стра­ни­лась ведь и такая, хоть очень глу­хая, мол­ва. А отцы меж­ду тем с вожде­ле­ни­ем дума­ли о цар­стве и тер­за­лись скры­той враж­дою. Не то чтобы кто-либо желал вла­сти для себя — в моло­дом наро­де ни один еще не успел воз­вы­сить­ся, — борь­ба велась меж­ду раз­ря­да­ми сена­то­ров...

Для зло­де­я­ния были выбра­ны два самых отча­ян­ных пас­ту­ха, воору­жен­ные, тот и дру­гой, при­выч­ной им сельхозтехникой. Зате­яв при­твор­ную ссо­ру в пред­две­рии цар­ско­го дома, они под­ня­тым шумом соби­ра­ют вокруг себя всю при­слу­гу; потом, так как оба при­зы­ва­ли царя и крик доно­сил­ся во внут­рен­ние покои, их при­гла­ша­ют к Тарквинию Древнему...

При­вер­жен­цы каж­до­го под­ни­ма­ют крик, в курию сбе­га­ет­ся народ, и ста­но­вит­ся ясно, что цар­ство­вать будет тот, кто побе­дит. Тут Тарк­ви­ний Гордый, кото­ро­му ниче­го ино­го уже не оста­ва­лось, реша­ет­ся на край­нее. Будучи и мно­го моло­же, и мно­го силь­нее, он схва­ты­ва­ет Сер­вия Туллия в охап­ку, выно­сит из курии и сбра­сы­ва­ет с трапа...

И так как откры­то умерт­вить Тур­на сво­ею вла­стью он не мог, то погу­бил его, облыж­но обви­нив в пре­ступ­ле­нии, в кото­ром тот был непо­ви­нен. При посред­стве каких-то ари­ций­цев из чис­ла про­тив­ни­ков Тур­на Тарк­ви­ний под­ку­пил золо­том его раба, чтобы полу­чить воз­мож­ность тай­но вне­сти в поме­ще­ние, где Турн оста­но­вил­ся, боль­шую гру­ду мечей. Лати­ны идут, склон­ные пове­рить, но гото­вые, если мечи не най­дут­ся, счесть и все про­чее пустым наго­во­ром. Они вхо­дят, окру­жа­ют раз­бу­жен­но­го Тур­на стра­жею, схва­ты­ва­ют рабов, кото­рые из при­вя­зан­но­сти к гос­по­ди­ну ста­ли было сопро­тив­лять­ся, и вот спря­тан­ные мечи выво­ла­ки­ва­ют­ся на свет ото­всю­ду. Ули­ка, всем кажет­ся, нали­цо. Тур­на зако­вы­ва­ют в цепи и при все­об­щем воз­буж­де­нии немед­ля созы­ва­ют собра­нье лати­нов. Выстав­лен­ные на обо­зре­ние мечи вызва­ли зло­бу, столь жесто­кую, что Турн не полу­чил сло­ва для оправ­да­нья и погиб неслы­хан­ной смер­тью...

Тарк­ви­ний, пылая гне­вом и нена­ви­стью, понял, что его ковар­ству путь заграж­ден, и заду­мал откры­тую вой­ну. Он пошел про­си­те­лем по горо­дам Этру­рии, осо­бен­но взы­вая к вей­я­нам и тарк­ви­ний­цам, чтобы не дали они ему, чело­ве­ку одно­го с ними про­ис­хож­де­ния, одной кро­ви, исторг­ну­то­му из тако­го цар­ства, вверг­ну­то­му в нище­ту, влачиться. Дру­гих из чужой зем­ли в Рим при­гла­ша­ли на цар­ство, а его, цар­ство­вав­ше­го, вое­вав­ше­го за рас­про­стра­не­ние рим­ско­го могу­ще­ства, пре­ступ­ным заго­во­ром изгна­ли! Оте­че­ство свое, цар­ство свое хочет он себе воз­вра­тить и нака­зать небла­го­дар­ных граж­дан; пусть под­дер­жат его, пусть помо­гут, пусть отме­тят и за соб­ствен­ные былые оби­ды, за поби­тые не раз леги­о­ны, за отня­тые зем­ли. Речи его взвол­но­ва­ли вей­ян...

Оттого я и говорю: вы же видите, что во власть пролезают исторически как раз из их числа, безудержные. Пограбить, получить удовольствие от распоряжения другими, власти над ними, поубивать их наконец, хотя скучно, лучше стравить, пусть сами убивают друг-друга. Потом снова пограбить, и пусть все вокруг тоже грабят, создать идеологию грабежа, и наконец выстроить общество в котором эта модель уж закрепится, так что даже после смерти такого архитектора станет воспроизводиться.

Это и есть то, что отличает брахмана: он знает что мир управляем. Что мы тут чтобы его создавать. Сообразно своей эстетике, своей самой чудесной мечте о наилучшем его устройстве. Умению видеть некоторые причины того, что толпа принимает как неумолимые законы природы, смешивая онтологию и эфемерное политическое устройство, зыбкое, текучее, непостоянное. Неистинное. Прочие этого понимания не имеют. Для одних мир — это сражение, для других — обогащение, для третьих — подчинение и безысходность. Только брахман рассматривает жизнь как возможность. Как познаваемый узор, как формируемый миф.
Indian › Кстати, в подтверждение ваших слов:
исследование впервые наглядно продемонстрировало четкие различия между элитой и рядовыми гражданами по их отношению к идеалам эффективности и равенства. Рядовые американцы больше ценят справедливость и равенство в распределении материальных благ, тогда как элита эгоистична и ставит эффективность выше равенства. Вероятно, именно этим во многом объясняется упомянутый выше диссонанс между настроениями избирателей и государственной политикой в области перераспределения.

Элита эгоистична и ставит эффективность выше равенства
К слову, кроме самой статьи также заслуживают внимания и комментарии читателей к ней.
Кроме того, элита придаёт большее значение эффективности (понимаемой как совокупный общий выигрыш), чем равенству в распределении материальных благ.


Тут сразу две лжи. Первое, называть такое элитой можно лишь иронически. Истеблишмент, не более. Элита, по-настоящему, в современном мире не формируется ни в одной стране. Кстати, к нашему разговору о природе олигархии как воспроизводящейся институции, и магических невообразимых способах это наконец преодолеть.

Второе, мы же видим, менее всего их беспокоит как раз вот это: совокупный общий выигрыш. Власть, как современная, так и в прошлом, всё делает для того, чтобы был, напротив, максимальный совокупный общий проигрыш. Но зато они все останутся в своих давно наследуемых креслах вековых, при своей власти, свои капиталы преумножат. Каждый раз, когда свершается революция: в Египте, Греции, Риме, Голландии, Франции, России, Китае, на Кубе, снова в России 90-х, на Украине... всякий раз тут же фактически лозунг «Liberté, Égalité, Fraternité, Oupiatchqué» забывается и наступает правление новой элиты предприимчивой.

Олигархат, как единственно доступная сознанию масс глобальная форма правления.

Обезьяна и сущность. Верховный бабуин, допускающий колебания, сменяется новым, с иголочки, незамутнённым рефлексией.

Как и стариков, познавших боль жизни, её трагизм — природа сменяет свежевылупленными шалопаями, для которых подчас насилие и причинение боли кому-то — развлечение. Мир управляется дефективными пубертатными подростками: скрытыми садистами и патологическими приобретателями ненужных им материальных благ. Попросту, тупыми.

Это они называют элитой и эффективными.
   
















Рыси — новое сообщество