lynx logo
lynx slogan #00101
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

лошадиная голова




   

№9682
7562 просмотра
6 сентября '20
воскресенье
3 года 221 день назад



Nautilus Pompilius et Волшебные Японские Еноты Непредвиденного Будущего (Sep 5, 2020)

Вячеслав Бутусов и Ichigo Tanuki — 君と居たい / Я хочу быть с тобой


В додзё с белыми татами
С правом на сатори
  Написала Маргарет Тэтчер  
18



#ещенепознер. Вячеслав Бутусов: любить Бодрова, смотреть Балабанова, слушать Баха

Не ожиданно так получилось, что пару дней назад посмотрел как раз вот это.
Elsh › Мне неприятен этот журналист. Именно как человек, о чём мы только что говорили, возвращаясь к Леониду Фёдорову. Полный антипод его; ощущение было в том интервью что у святого старца, корча рожи, берёт интервью один из наиболее энергичных и эффективных служителей сатаны; ощущение скорее допроса, с целью как-то потом использовать это ему во вред. Будто они нарочно предварительно так сыграли, распределили роли, для чрезмерно уж выраженного драматического эффекта зачем-то... Только вот не играли ж они, это естественная пропасть между способом разных людей быть.

Кто знает, может быть, два человека отличаются друг от друга гораздо больше...

Телевидение давно захватили люди типа вон Михалкова, Соловьёва и украинского Дмитрия Гордона. Познера вот того же.

Время просто вокруг какое-то глупое, бездарное совершенно.


Я понял это на том его интервью с ним, уже где-то к трети. А тут он задаёт Вячеславу и вовсе настолько ... вопросы. Трудно даже эпитет подобрать.

Моя реакция уже от самого этого действа ровно такая же, как вот Бутусов сказал где-то в середине (я несколько раз проматывал вперёд, смотрел фрагментами):

[30:00] — "Эта эстетика мне не то чтоб неприятна, она мне противопоказана. В силу тех объяснений, что я привёл: что это тяжёлое похмелье. Препарация началась реальной действительности. Это то же самое, что привести меня в мясной магазин и показать несвежее мясо.


Представьте, сколько действительно стоящих, редких, важных вопросов можно было бы задать каждому из них, на чьих стихах, музыке (скажу странное слово, аристотелевское: поэтике — этике и эстетике души, поступков и помыслов) мы выросли с 80-х: Бутусову и Кормильцеву, Насте, Янке, Егору (а он оттого, кстати, изначально и брал сам у себя интервью, вы помните — сразу понимая это, что когда тебя будет наводить на мысли пронырливый комсомольский функционер — нет, ты ответишь, но ничего путного из этого не получится), Цою, Майку, БГ, Кинчеву, Ревякину... Как мало их успели спросить при жизни о важнейших вещах. Сколько они унесут с собой в смерть. Недоступно больше будет ни для кого. И спросить не у кого будет.

И тут появляется деятель, что задаёт сплошь вопросы из своего разумения: а как вам понравилось творчество того-то и того-то известного и общепризнанного... вон, Тарковского и Босха. А их бы он непременно спрашивал, какие песни Наутилуса им больше нравятся. И так целый час. Этот час был украден навсегда у вечности. Его больше не случится, чтоб исправить, задать действительно важные вопросы, и получить ответы, которых теперь больше не будет никогда.

Несвежее мясо.

Помните, как-то рассказывал, да и вы все это тоже не раз встречали, просто обычно мы такое выбрасываем до осмысления всякого: заходишь в магазин, а там от мясного отдела такой запах на весь прочий магазин стоит тухлой мертвечины, что сначала конечно привычно терпишь, сдерживаешься — и вдруг ловишь себя на мысли: а чего ты терпишь-то эту мерзость? вон отсюда поскорее.

А он ведь ещё и торгует этим, сделал своим бизнесом:
Мертвечиной питаетесь,
мертвечиной приторговываете...


Но именно из-за Вячеслава Бутусова я смотрю теперь полностью это интервью, и как раз его мысли для меня всякий раз, каждую минуту, значимы. Это один из тех немногих, о которых мы только что говорили. Наше юношеское тогда понимание людей — ну разумеется нас не подводит и спустя десятилетия.

Единственное жаль — так мало именно они тогда, наши звёзды 80-х, определили наши 90-е, 00-е, 10-е, теперь уж 20-е. Это как подготовили пионерлагерь счастливых советских школьников образованных утончённых — и вдруг бросили сначала под фашистские танки, а потом и вовсе в концлагерь.

Заметьте, в этой аллегории даже ничего такого выдуманного — именно это с нашим поколением и сделали. Эта группа сытых номенклатурных предателей в кабинетах из кожи. Тех как раз, конца 80-х, у каждого из которых ещё партбилет на всякий случай хранится — а вдруг придут за ними такие же как они, их нынешние соратники, и скажут что это был не более чем страшный сон в их исполнении.

Всё, нет больше того Наутилуса 80-х, нет Сергея Бодрова и его фильма «Брат», про судьбу нашего поколения (но это отдельный долгий разговор, там много всяческих смыслов), нет... да ничего больше нет, кто помнит что было — оглянитесь.


P. S. Как только что сказал Бутусов: Кинчев и Шевчук давно уехали куда-то в дебри и рыбачат там, пашут землю, занимаются натуральным хозяйством. Да, как Лев Толстой, верно замечено.

Как Цинциннат, я б добавил. И Диоклетиан. Торо, внезапно... Пара ещё имён вертелась, но не стану уж вспоминать. А ну да, минимум сам целый Улисс ещё хитроумный перед началом ахейского морского десанта на Илион (aka «Малая земля») также всячески занимался землепашеством виртуозно и агрикультурой всяческой, косил как мог. Гней Юлий Агрикола ещё вроде тогда, получается...

О отшествии преподобнаго в пустыню от славы человеческия
Представьте, сколько действительно стоящих, редких, важных вопросов можно было бы задать каждому из них, на чьих стихах, музыке (скажу странное слово, аристотелевское: поэтике — этике и эстетике души, поступков и помыслов) мы выросли с 80-х: Бутусову и Кормильцеву, Насте, Янке, Егору (а он оттого, кстати, изначально и брал сам у себя интервью, вы помните — сразу понимая это, что когда тебя будет наводить на мысли пронырливый комсомольский функционер — нет, ты ответишь, но ничего путного из этого не получится), Цою, Майку, БГ, Кинчеву, Ревякину... Как мало их успели спросить при жизни о важнейших вещах. Сколько они унесут с собой в смерть. Недоступно больше будет ни для кого. И спросить не у кого будет.

Именно! Каждый раз почти передергивает от того, что, ля, ну, не о том, не о том ты спрашиваешь! А Слава всё отвечает именно о том, оттого и слушаешь это интервью, потому что понимаешь всё и вопросы эти он точно так же игнорирует, как и мы с вами.
Наше юношеское тогда понимание людей — ну разумеется нас не подводит и спустя десятилетия.

Подумал сейчас: а на чем выросли все последующие? Что будет у них? Чем, как они будут сформирваны? Ведь даже отвечая на не те вопросы, Бутусов говорит о том! И мы понимаем, о чем именно он говорит! Такой связи времен и поколений у нынешних нет, мне кажется. Им не с кого это было перенять, не у кого узнать. Каков будет их мир? Просто любопытно, потому как мы-то скорее всего, тот их мир и не застанем. Уродство начинает побеждать...
Elsh › и вопросы эти он точно так же игнорирует, как и мы с вами

Да, точно подмечено. Я тогда это впервые в интервью с Фёдоровым заметил: он точно так же, полностью игнорировал этот специфический нарратив корреспондента, и говорил уж о своём. О нашем.

Впрочем, не в том ли самом искусстве мы с вами упражняемся в интернете с его возникновения только, с 90-х. А то и прежде, на самом деле. Строим свои мысли в ответ не на следовании вброшенному наугад кем-то нагрянувшим со стороны вдруг тезису — а основываясь на нём.

Взгляните, тот же Сократ был более удачлив — ему афиняне никогда не подкидывали настолько откровенно тупых вопросов, как вон мы изначально встречаем повсеместно в интернете (заметьте, вовсе никогда не в реальной жизни — там они стесняются навредить своей репутации, мне с детского сада не попадалось подобного, лет с пяти, если не с трёх — меня действительно рано отдали в лагеря, положили на конвейер беспредельного социализма-утопизма имени Мора и Кампанеллы, как, впрочем, и тех же афинян и тем более спартанцев; с тех пор я особенно люблю лисят). Впрочем, диалоги Сократа ещё дополнительно редактировал, правил, переписывал наново Платон, так что там тоже всё не особо ясно.

Когда палец указывает мимо луны,
просветлённый всё равно отчего-то
не сводит с неё взора.

А Христос так и вовсе не допускал к себе лишних людей со стороны, интервьюеров, брезговал.
Elsh › а на чем выросли все последующие? Что будет у них? Чем, как они будут сформирваны?

Ничем. Вы знаете, это уже из нашего опыта: и в нашем, последнем советском поколении, было порядочно дурней. Более половины уж точно. А уж что в 90-х началось...

Та же точно трагедия, и мы тоже с вами это помним, была и в поколении наших отцов, послевоенном, где часть была верна своим родителям, героям войны, а часть — предала их изначально, и стала барыгами и, вполне осознанно, мудаками, фарцовщиками и комсомольскими и партийными вожаками. Да что там, мы же знаем, даже в том поколении, военном, добрая четверть, если не треть, не воевала а пряталась, и частично состояла в загранотрядах и расстреливала своих же, чудом убежавших из фашистского плена и концлагерей, чтобы к своему удивлению вдруг оказаться не на Родине, как они ожидали — а в руках вот этих палачей. И вот именно они, парадоксально, и наследовали и нашу Победу, и нашу землю в итоге. После 91-го это стало особо отчётливо, совершенно ясно.

И вот на этом фоне, который у них даже нет ментальных тентаклей осознать никаких — и будут сформированы все позднейшие. Что раньше была только одна беда, в которой им скучно разбираться — а значит их стопы держатся на пустоте. Они похоронили и прокляли заранее всех героев, всё наше прошлое, всех нас вообще. В плохом смысле, на пустоте, раз уж мы тут изначально про японский дзэн. На негодной, пустой пустоте. Для них наши с вами песни Наутилуса — это не более чем способ заработать на рекламе в ютубе, выложив свой блоггерский видосик с вмонтированной, вы видели, назойливой лицемерной рекламой с приторными ухмылками и запредельной льстивой наигранностью. И это всё на фоне Бутусова. О чём он сам, думаю, даже не подозревал.
Indian › О чём он сам, думаю, даже не подозревал. Да даже если бы не просто подозревал, а знал, все равно это не нарушило бы его спокойствия и добродушия. Вы вообще заметили, какие они все спокойные и умиротворенные? Что Бутусов, что Федоров, что БГ. В любых интервью, в любых роликах, везде: люди смотрят на мир совсем по-другому ведь! Вот включите телевизор на секундочку хотя бы и посмотрите, как все истерят! Да вы знаете, я думаю. Обратите внимание, как все неспокойны, как набиты апломбом и значимостью, буквально «изнемогают под бременем собственного совершенства», как говорил классик. А поскольку это, конечно же, надуманно и наигранно, то ненавидят всех остальных, как «второсортных». Мне кажется, что истерика и есть тот знак, под которым наступил и проходит весь 21-ый век. И сколькие же в этой истерике зашкварились! Даже ранее уважаемые люди. А эти — нет. Практически весь тот рок-н-ролл моей юности, все эти люди превратились в таких отстраненных наблюдателей и, что очень важно, без тени ненависти и злобы. Что доказывает простую истину — люди важнее того, что они делают. Мне все равно, что пишет и играет, скажем, Федоров, хоть мне это и нравится. Но я с ним все равно дружил бы, даже если бы мы работали где-нибудь в столярном цеху и никто про нас не знал бы. И он, и Бутусов, и Летов, и БГ, и Цой, и Башлачев, да все-все, так или иначе были бы такими замечательными людьми, с которыми было бы очень приятно дружить, не стань они музыкантами, поэтами. Подумал сейчас, какая же там сердцевина во всех этих парнях? Из чего сделана? Как так получилось, «из какого сора»? Вот уж, действительно: «это здешний каприз мирозданья»...
Elsh › Вы вообще заметили, какие они все спокойные и умиротворенные? Что Бутусов, что Федоров, что БГ.

Нет. Я думал, это как раз нормально. Меня совсем другое, обратное всегда удивляло: откуда такое количество истеричных злобных нервных неуравновешенных людей вокруг повсеместно?

Вот это, действительно проблема. Всего мироздания. Спасибо, что вы заметили это первым, обратили на это внимание. Фактически, патентуйте... хотя идеи, конечно, невозможно патентовать.
Elsh › даже если бы мы работали где-нибудь в столярном цеху

Ну так да. Я вспоминал там выше как раз свой опыт немногих людей как раз вполне из цеха, класса, отряда в лагере, в/ч и населённых пунктов вокруг. Это заведомо были не деятели искусств и всё такое. Это дар проявляется обычно у совсем обычных, простых людей. Простых — в самом лучшем смысле.
Дело тут видимо в том, что есть пустые люди, как тогда у Элиота, и полные. И наполненные занимаются творчеством не чтоб заслонить им свою пустоту — а от избытка своей полноты. Иначе так бездарно скучно тут коротать век свой.

Обыватели же обычно вовсе не различают первых от вторых. И что они создают. Это тоже очень разное, качественно. Вот ключ к странности, извращённости всей мировой культуры. Вот откуда берётся вся попса — просто там индустрия, пустые люди тоже хотят зарабатывать. И хотят славы ещё. Которая каждого вменяемого человека пугает больше всего остального, пуще внезапной смерти: жизни же не дадут потом.
Вот и ответ на тот мой вопрос в советском детстве, когда так модно было обсуждать феномен графомании, и я, всякий раз задавая себе вопрос: а критерий каков? работоспособность? к-во текста? так нет же; качество? а кто будет измерять? литкритики маститые, прославленные Булгаковым?

Вот ответ: нормального человека пинками не загнать за пишущую машинку, он скорее пойдёт погулять. В любой и каждый отдельно взятый день своей жизни. И только необходимость начать, продолжить и закончить работу, будет его заставлять. Это тяжелейший труд. Вопрос сугубо воли. И обратное: если кто играет в это, с радостью надевает на себя личину автора, рад себе в этой роли, воспринимает это не как ярмо, но как лавровый венец — вот тут уже вопрос качества для такого изначально вторичен; не этим вовсе заняты его помыслы.

Всё творчество рождается из радости, когда вдруг видишь, что можешь создать нечто новое, чего не было прежде, что тебе самому интересно. Но вовсе не из радости видеть себя в процессе этого, предвкушая грядущие лавры какие.

Вон, тот же Блейк — ну совсем не слава поэта его прельщала. Он же вот записывал в этих стихах именно тот наш опыт, внезапное осознание вдруг посреди мира чего-то важного.
Впрочем, об этом ведь кажется уже сказал кто-то, только сейчас вспомнил: ключ в том, чтобы любить искусство в себе, а не себя в искусстве.
Indian › Станиславский, по-моему... И знаете, на чем я себя сейчас поймал? Совсем не стыдно и не совестно, что я не помню. Лет 10-15 назад удар бы хватил, что не могу вспомнить. А теперь все равно. И да, абсолютно точно подмечено внезапное осознание вдруг посреди мира чего-то важного. Без этого не получается сесть за текст. Хотя раньше и я считал себя графоманом. вдруг видишь, что можешь создать нечто новое, чего не было прежде, что тебе самому интересно. Вот это еще правда, да, это мощный импульс. А вот тут из радости видеть себя в процессе этого, предвкушая грядущие лавры какие. очччень сложно. Полностью изжить или излечиться, если хотите, нет никакой возможности. Пока, по крайней мере.
Elsh › Да вроде всё в порядке, не надо ничего изживать. Я тут наверное немного недосказал, не разделил две противоположные радости: должную, благую, великую всякий раз радость что всё на удивление получается из задуманного... ну, помните? «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!» — и фальшивую радость имитировать творчество в надежде на грядущие привилегии.

Вон, собственно, оттого все политики, например, такие мудаки, что в их среде вообще творцы редко появляются: это редчайший дар — талант к государственному управлению. Что и наблюдаем издавна по всей планете...

Ну и тех же маститых членов союза писателей СССР вспомните. Книги скольких из них мы сейчас перечитываем?

Помните, было такое слово, мы разбирали его суть, смысл: симулякр. Иногда оно вот пригождается, как сейчас. Есть творчество. И мир полон его имитацией, теми кто даже не испытывал его настоящее ни разу.

Так что радость от созидания, истинная, искренняя — это ого-го. Нет ничего прекраснее. Это как вот роман с новой девушкой... собственно, тоже радость от того, что вдруг получается, может быть, начать будущее огромное и значимое дело.


Мне вот в этом смысле: внезапной радости от процесса, программировать очень нравится с детства — сразу такое счастье, когда вдруг всё заработало, и только вчера вечером это всё было не более чем твоей смутной робкой идеей... и вдруг уже сегодня вот, все могут пользоваться. Это сродни радости Создателя. Мы придумываем новое в этом мире, пусть и в каких-то, для Него, мелочах.

Матроскин: Ура! Заработало!
Indian › Я бы, например, назвал это радостью созидания. Ведь если строить дом, ну, вот так, буквально, своими руками, то по завершении его, при заселении, радости не меньше, хоть ничего нового и необычного в этом нет. Во всем есть соразмерность, в этом не лучшем из миров. Почти как в живописи; если нарушать пропорции, красота исчезает.
Elsh › Да, радость созидания. Именно. В этих двух словах — вся вселенная.
   


















Рыси — новое сообщество