lynx logo
lynx slogan #00019
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

собака-улыбака




   

№9068
895 просмотров
4 августа '18
суббота
17 дней назад



Созерцающие котлован

[ uploaded image ]
Сейчас видел нечто странное, и даже, если вдуматься, пугающее.

Лазал по северу Москвы, прополз от Марьиной рощи до Бутырской — Дмитровской — Тимирязевской. На редкость, кстати, заброшенная депрессивная местность в смысле оборудованности последними достижениями прогресса. В том смысле, что там даже пива нормального не купить, а ненормальное, ну, это, пойло их обычное для скота, продают по цене импортного — и так по всему маршруту. Это вроде бы частный признак — но любые другие, что опровергали б его, отсутствуют вовсе.

Оттуда доехал на автобусе до Китай-города и где-то на пути к Курской наткнулся на некий стихийный хеппенинг, как говорили в 80-е.

Сидит такая существенная толпа народа, все такие демонстративные ботаны, дети обеспеченных родителей, на уступах ямы в земле, такого большого котлована, и веселятся как могут. Времени: двенадцатый час ночи, то есть вот уже три часа назад всюду где я лазал по городу — нигде никого, вообще. Всё выглядит так, как если б там внизу, на дне котлована, было озеро, и вот народ типа пришёл на природу. Озера нет, пляжа нет. Всё это некое подобие амфитеатра импровизированное сосредоточего вокруг тупо котлована в центре Москвы, неподалёку от Кремля, в окружении тысяч пафосных магазинов косметики, элитного алкоголя, ценнаго кофию колониальнаго, модных тряпок и «императорского фарфора» (что бы это ни значило; целый престижный бутик). Даже гладиаторские бои там внизу не проводятся, я специально проверил. Это бы конечно объяснило.

Спросил сразу народ, чего он. Там, говорят, разрыли. И мы значит стали собираться. Нет, это не концерт тут. Нет, ничего не происходит особого, не происходило и не будет. Разрыли, прошлое, раскопки, археология, история наша. Нет, пляжа тут тоже нет. Просто нам тут разрешили приносить и пить алкоголь. Точнее не разрешили конечно. Но вон все вокруг с бутылками.

Я и сам не без волшебной калебасы путешествую по городу уж пятый час — но для этого ведь не обязательно всем гражданам полиса как по команде собираться в специально выкопанном для них котловане. Можно свободно, так, произвольно по городу гулять, где кто только захочет. Или уже нельзя. У меня ощущение, что я чего-то из последних нововведений властей не знаю, пропустил.

Лежбище котиков, никогда не видевших моря и оттого не знающих, что инстинктам их обычно должен сопутствовать этот феномен.

Специально посидел среди них минут 15, надеясь увидеть, что как хиппи на концерте, они больше используют это как способ знакомиться и тусить. Нет, все сидят своими компаниями, никакой общей движухи нет в принципе.

Так вот, вообразите, как уже упоминалось выше, подковообразный кратер с крутыми песчаными склонами, примерно тридцати пяти футов высотой (угол откоса был, вероятно, градусов шестьдесят пять). Внутри этого кратера простирался плоский участок длиной около пятидесяти ярдов, а шириной (в самом широком месте) ярдов в тридцать. Посередине его находился рубленный из неотесанных бревен колодец. По всей окружности у основания кратера, примерно в трех футах над землей, виднелась целая серия нор...


Я чего-то не понимаю? Что это было вообще?
  Написал председатель койотов Indian  
26


антропология


Экая фантасмагория. Может быть, тут действуют некие глубинные силы, заставляющие, к примеру, тех же французов каждый год «желать видеть море»? Пустое обширное пространство среди города, место отсутствия суеты, вероятно, как-то привлекают людей с пивом в руках?
Tomorrow › Нет в нашем обычном физическом мире той силы, которая б вот так концентрированно собрала сотни друг с другом незнакомых, и даже не стремящихся знакомиться, будучи уж собранными, на уступах ямы в земле. В пятничный вечер, когда весь город в нашем распоряжении, гуляй везде где вздумается — что я делал, к примеру.

Так что сильно подозреваю влияние соцсетей их, манипулирующих ими уж вот так явно, в открытую. Где-то было запущено: вот отличное место, всем собираться теперь здесь. И они начали собираться.

Это не спорткомплекс с доступными всем теннисными кортами, тренажёрами, бассейнами, не стадион, не кинотеатр под открытым небом, не пляж, и шашлыки там негде пожарить, не парк, не концерт там, и даже из динамиков музыка не играет, там нет открытой библиотеки, чтоб народ брал книги и читал — многое можно придумать. Там даже нет никакой пошлой коммерции вокруг, попкорна и мороженого: народ тупо приносит бухло с собой издалека. К слову, вот например в Парке Горького сейчас есть всё (как и до войны, и после): и мороженое, и тиры, и аттракционы, и живность в прудах, и удобные лежбища на берегу, и даже античные колонны величественные. Всем настолько лень сесть на автобус, как вот я, и проехать 15 минут? Не говоря о том, что он далеко не единственный. Таких парков десятки в Москве. В том числе и не так далеко от центра. Вон там рядом с Кремлём вроде что-то недавно открыли, ещё не был.

Вы тогда вспоминали про элоев. И что талант Герберта Уэллса был сильно недооценен. Я вот в этот момент вчера прямо о том же самом подумал. Элои уж роятся.
Кстати, несколько дней назад открыл в соседнем парке отличную подборку тренажёров — бесплатные уличные, что начали ставить изредка в рамках распила бюджета ржаветь под открытым небом в течение девяти месяцев зимы, наконец стали конструировать с набираемым весом, причём нужной тяжести. Прокачал себе все группы мышц, до которых домашняя штанга с гантелями обычно не достаёт. Надо будет туда почаще ездить на велике. Жаль, пешком идти слишком долго.

Их бы ещё на осень-зиму-весну накрыли таким сборным шатром от осадков. А то есть опасения, что к следующему лету они все будут в грязи и коррозии. Ну, вы видели нашу зиму.

Там и теннисные корты есть, и пруды с утками, лужайки, скамейки, лес повсюду. Вот только один промах мудрых архитекторов сего: это место равноудалено, и значительно, ото всех окружающих районов где люди живут, другого такого полюса недоступности прямо посреди города ещё поискать. И там нет таких толп.

Люди толпятся там, где для них нет ничего. А где есть — их всегда нет.
Indian › О, да, постоянно забываю о соцсетях (меня там нет, оттого и забываю). Ясказалтебетымнесказалатебеясказал. Претит мне коллективный отдых, пляжи, парки, прочие совокупленья людские. Помню вот доперестроечный сад Эрмитаж, так там было чудно. Парк горького имени Пешкова никогда не любил, хотя там и есть укромные уголки, дарующие, правда, посетителю оных возможность получить бутылкой/арматурой по голове и расстаться с материальными ценностями, а также с разного рода иллюзиями. Ботанический сад в этом отношении выглядел приятнее. В Царицыно было недурно, пока туда не пришли так называемые благоустроители, а следом за ними — пресловутые люди с пивом в руках. В Царицыно, к примеру, ночами охотились стаи летучих мышей — есть ли они теперь?
Tomorrow › Парк Горького — это отдельный разговор. В советском детстве помно его смутно. Но вот разница между его заброшенным состоянием 90-х и теперешним — крайне заметна и радует.

Девушка с веслом вернулась к нам в своём классическом виде

На праздник прошлым летом пошёл туда и вместо прогулок ужратым строем с песнями и флагами по фонтану на удивление культурно и мило посидел за столиками и на скамейках с пивом, любуясь на массу красивых девушек, скейтеров, велосипедистов, машин с мороженым и, уже не помню чего ещё... но просто море всего было такого по-настоящему праздничного и позитивного, а не как наши первые праздники когда-то, с ужираловом и рыгаловом на в целом вытоптанной и опустевшей территории. Как в детстве прямо снова.


Девушки с вёслами

Куда пойти в Москве?

Отовсюду, куда бы вы ни залезли, можно эвакуироваться, спросив встречных: «Где метро?» и через 10-30 минут вы уже у телепортатора.

Раскопки на Хохловской площади превратят в общественный амфитеатр

Часть стены Белого города, найденная при раскопках десять лет назад, станет пешеходным пространством.

Заброшенный строительный котлован и археологические раскопки на Хохловской площади на Покровском бульваре в центре столицы превратятся в амфитеатр.

Около десяти лет назад археологи обнаружили фрагмент стены Белого города в одном из строительных котлованов на Покровском бульваре. Тогда работы были прекращены, а археологические раскопки — продолжены. В 2017 году Хохловская площадь вошла в перечень территорий, которые будут благоустроены по программе «Моя улица». Над концепцией ее преобразования работали российские и французские архитекторы, проектировщики и ландшафтные дизайнеры.



Руины Белого города превратят в центр притяжения горожан и туристов

Заброшенный строительный котлован превратится в просторный амфитеатр. Внутри котлована обнаружили хорошо сохранившийся фрагмент стены Белого города. Возраст каменной кладки насчитывал почти 500 лет. Продолжать работы было небезопасно для древней стены, а вынести археологическую находку за пределы стройплощадки, не повредив её, оказалось невозможно технически. Площадь перекрыли. Столичные строители, историки и археологи решали, что лучше: закопать котлован и стену, вернув площади прежний вид, или сохранить стену Белого города открытой для обзора, но принципиально изменить само пространство Хохловской площади.

Москвичи в проекте «Активный гражданин» проголосовали за то, чтобы участок древней стены не был зарыт в землю и оставался открытым для всех. Благодаря программе городского благоустройства «Моя улица», было найдено решение, как преобразить это городское пространство и при этом сохранить исторический памятник.

Хохловская площадь и соседний Хохловский переулок закрепились в топонимике Москвы приблизительно с XVII века. Предположительно, свои названия они получили от городской местности Хохлы, где жили выходцы из Малороссии.

Стена Белого города — это крепостное укрепление с башнями, которое было построено в конце XVI века для защиты от набегов крымских татар. Руководил её постройкой зодчий Фёдор Конь, который также возводил прочные стены Смоленского кремля. Панцирная кладка стены Белого города и её особая конструкция могли выдержать даже пушечный обстрел.

«Эта стена не была белой, она строилась из красного кирпича. Белым был лишь её фундамент, покрытый известью. Собственно, его фрагмент и сохранился на Хохловской площади до наших дней», — рассказал главный археолог Москвы Леонид Кондрашев.

Одна из версий происхождения названия «Белый город» состоит в том, что на огороженной территории жили «царёвы люди» — приближённые к царю бояре, а также торговцы и ремесленники, обслуживавшие царский двор. Все эти горожане были освобождены от уплаты налогов. А слободы, освобождённые от податей, традиционно называли белыми.

К XVIII веку стена обветшала и утратила свою защитную функцию. Екатерина II велела разобрать её на стройматериалы.


Подтверждаю, выполнено. В центр притяжения превращено. Царёвы люди — приближённые к царю, торговцы и ремесленники, обслуживающие царский двор, населяющие ныне центр города, притянуты успешно.
Indian › Какие уж там ремесленники... Как это сейчас называют — «обслуга»?
Tomorrow › Что характерно, именно вот юное поколение тусуется (не люблю использовать эти их придурошные мемы, но вот как раз millennials, родившиеся уже под властью Путина, и не знающие чего-либо иного для себя во всём мироустройстве) — не обслуга, прошу отметить, что без задних ног приходит валится домой после трудовой (в таком цвете оттого, что, как нас учили ещё наши советские учителя: труд подразумевает результат, притом благоприятный для общества) недели в захваченых ими в 91-м органах власти и пропаганды. Не специалисты тем более, которых они не то что истребили уже к 2000-му, но не оставили в своём царстве модном гламурном ни малейших адекватных вакансий. Негде: промышленности нет; искусство сведено ими к искусству их вон в телевизоре, все видели; науки разогнаны. А, как выше указал изначально (вроде точно?): дети обеспеченных родителей.

Мне дико всё это. Я с 15 лет работал юным натуралистом инженером, и вечерами тупо возвращался в норку без задних ног, зато с полной спортивной сумкой лучшей деликатесной еды для семьи; а если вдруг появлялось время, всегда знал куда пойти с друзьями, подругами, либо один. Город огромен и прекрасен. Не на яму же сидеть смотреть зачарованно в толпе себе подобных. Тем более что это даже не Фудзи-яма.

И вот эти люди потом всюду в интернете и жизни говорят нам, как они ненавидят Москву. Поскольку видели в ней вот лишь это, вокзал — километр своих гламурных бутиков лоснящихся в пафосе неземном — котлован.


Отойдя метров на 500 оттуда по Бульварному кольцу, уточнил у фланирующей мимо пары, верно ли понимаю, что вот прямо и налево выйду к Курскому? Полезли вместе в коммуникаторы (всё забываю, что тоже скачал недавно карты, нет ещё навыка начать ими пользоваться, по старой привычке местных спрашиваю — давно зная, что местных среди них не осталось, все приезжие). Мне отсоветовали вообще туда итти. Там ведь всё перегорожено (хорошо, думаю, значит это не моё субъективное: вот контингент так и вовсе вырос в парадигме, что в центре всё наглухо перегорожено, и никуда ниоткуда не пройти). Направили в некоей станции метро, ещё дальше чем Китай-Город. К Чистым прудам, либо даже Цветному бульвару — и так всё время их путаю, а тут был так ошеломлён подобным коварным предложением, что не запомнил. Принял решение рискнуть и, руководствуясь не то что даймонием, но просто компасом в голове, безо всяких помех и заборов почти напрямую уже через десять минут вышел на Садовое к Чкаловской. Это к чему всё рассказываю: народ, живущий в центре города, сам даже не знает не то чтоб своего города вообще, в целом (я и сам Москву далеко не всю обошёл за последние 20 лет, не в каждом дворе побывал — она невыразимо огромна), но и конкретно не был нигде в своём районе. Живут в режиме: дом — работа — магазин — дом — кафе. Теперь вот ещё и котлован по выходным.
Перед самым отключением сайта прежним хостером был комментарий Tomorrow, который уже не было времени заново бэкапить вместе со всей базой, скопипастил вместе со своим ответом, зная, что сейчас всё отвалится.

Положительно глупо ненавидеть город, соглашусь. Но нынешнюю Москву не люблю: вот у викторолеговича ™, который уже никогда не напишет «Затворника и Шестипалого», есть хорошее замечание — «Париж Маяковского». Вот в него-то в основе своей умещается моё отношение к городу; много никчёмных надписей/плакатов, много неприятных лиц, делающих неприятные вещи, грязно, шумно. Неуютно, не хочется там быть дольше необходимого. А ведь когда-то любил, было дело.

Написал Tomorrow 04 августа '18 в 22:50 — ответ на комментарий #70749


Ну то есть вы тоже всё что видели в городе — это его как раз эту характерную обезображенную пришельцами часть. И считаете её вообще всем, что есть в нём. Вот про это и говорю: никто дальше этих ширм не заходит отчего-то.


Это как ненавидеть весь мир по той несомненно реальной и веской, достаточной причине, что в нём традиционно всем заправляют негодяи, единственные, у кого так силён стимул пробираться к власти по головам всех вокруг — и формируют его под своё мировоззрение. Вы ненавидите 90% красоты вокруг, видя только 10% уродства посреди неё.

Вот Москву больше всего, и единственно, портит именно это: что в ней собрались со всех окружающих республик как раз те, кто её не видел прежде, не хочет видеть, и тихо ненавидит. Как раз за то, что вот принесли с собой в последние 25-30 лет анархии, развала, переформатирования под нужды тех, кто кроме наживы ничем не интересуется.

И очень заметно разделение на тех, кто видит и понимает красоту огромного и такого разного города, ищет её — и большинства, которому это даже словами не объяснить: слова лишь указатель, направление которого изначально должно существовать в восприятии, корреспондировать; не было его — указатель непонятен. Не только это разделение видно, но и соотношение. Поглядите, какие толпы носятся по тротуарам вдоль унылых магазинов своих, по дорогам в своих жестяных коробочках стоят в пробках. И почти никто не ходит по городу не вдоль торговых рядов. Единицы, в любое время, и после работы, и по выходным, в самую лучшую погоду. Никому не нужен мир вокруг, если там нечего купить или продать. И вот те, кого вдруг замечаете идущего на удивление самого по себе, не влекомого маршрутом с работы / на работу / в магазин / из магазина — к ним не премините присмотреться: это как раз наиболее живые люди посреди обычных толп зомби. Проживающих свои жизни в механической рутине, выбравших её для себя сознательно, забывших что есть многое кроме неё. И формирующих вот под себя часть среды обитания. Которую сами же и подсознательно ненавидят, какими-то остатками нашей той древней природной эстетики.

Не только природа, в которой есть свои изъяны, особенно в нашем климате (вот закончится это лето скоро, все ощутят естественным образом этот тонкий момент) — на даже цивилизация состоит не только из своих неприятных, разрушительных компонентов. В целом и она прекрасна, она делает мир таким различным, новым. Создаёт в нём столько прежде невиданного, удивительного. Как можно, оказавшись в средоточии её, не замечать всего этого, видеть только рекламу? Напротив, хорошим тоном следует считать не замечать рекламу, магазины, машины, толпы, всё это несущественное. Два человека стоят в одном месте, и один подмечает только неприятное, утомительное, грязь; другой же — зачарован цветами, растущими посреди этой грязи, бабочкой, лучами закатного солнца, золотом покрывающими прекрасный в своей хаотичности, сложный рельеф этой грязи.
Ещё раз разверну это соотношение, оно важно: кто-нибудь когда-нибудь задумывался, что 95% всего современного мира, во многом уже испорченного новой генерацией его, лангольеров, с их новым мы’шлением™ — по-прежнему наш тот, созданный до их появления в нём.

Они ничего толком не построили в нём своего, их хватает только вон старые фасады с лепниной сталинизма наглухо обклеивать своей плёнкой с рекламой и фанерными щитами, хрущёвки диссонирующей разноцветной плиткой и белыми стеклопакетами обкладывать. Только 5% этого нового мира — новы, в основном он остаётся тем же самым, построенным 50-70 лет назад, после войны, отчасти даже до, и во многом — вообще до революции, при махровом царизме.

Вдумайтесь, ужасный проклятый Советский Союз, который ваши новые безраздельные хозяева так ловко научили всех ненавидеть, как пустое время, где не было ничего кроме политбюро и угнетения (знакомое слово? им же оперировали как раз и коммунистические агитаторы в отношении проклятой России до 1917 года) — построил 95% всего, что вас окружает.

Тогда как новый бесконечно прогрессивный строй эффективнейший за те же самые 30 лет (как с 50-го, когда страна только начала отходить от полного, ни с чем в мировой истории несравнимого тотального разрушения войной, и по 80-й, когда перестали строить и начали втихую крысить стройматериалы и всё вообще прочее, что вскоре перешло в горбачёвские долгострои™) сумел построить только 5%, и то, кто замечает: взамен куда большего разрушенного им — на месте сожжённой библиотеки — торговый центр; НИИ — пустующий офисный комплекс в аренду по заведомо заградительным для честного бизнеса ценам; хозяйственный — пивная; первый этаж жилого дома — общежитие для ближневосточных племён; кафе — ломбард, скупка краденого, etc...

И вот отчего-то 95% людей живут именно в этих 5%, прокладывают свои маршруты только там, в своей привычной среде. Естественно ненавидя её, она сделана не для людей, а для торговли, для эксплуатации их инстинктов с целью извлечения из них наибольшей прибыли. Такая свиноферма. Где хрюшки в целом довольны, им обеспечена вся необходимая им инфраструктура.

Они не знают, что можно отойти от кормушки, поилки, вон, через грязь, и вдруг найти там цветы под забором. И стоять любоваться ими. И слушать птиц. И даже выйти за забор. Которого давно нет. Знатные свиноводы, убедившись, что их подопечные и так на удивление ничем не интересуются, решили мудро сэкономить пока на его возведении.

95% мира — наши прежние советские 40–50–60–70–80-е. Намеренно перечисляю их все, не задаю общим диапазоном — они такие разные, каждое десятилетие со своим неповторимым ощущением.

Можно найти даже дореволюционные места, если открыть глаза.

Кто не видит этого всего, как оно на удивление сохранилось, как оно пребывает сейчас с нами — для кого весь город: создание (90-е пропускаем, тогда ничего нигде не строили) 2000–2018-го: либо не жил прежде и даже фильмов не смотрел и книг не читал, чтоб уметь отличать — либо когда-то запретил себе замечать, создал в себе этот императив жить в безвременьи, безразличии.
Indian › Ненависть утомляет — оттого я её давно уж оставил; помню лишь, что однажды возможность пройти куда угодно дворами и прочими странными тропами внезапно разбилась об железные заборы/решётки/запертые ворота (не знаю, как с этим обстоит ныне). Дома превращались в остовы, дома горели. Подвалы полнились антикварной и не очень мебелью. Чёрные ходы и сквозные чердаки заколачивались навсегда. Тогда я был моложе, тогда всё это воспринималось словно бы личное оскорбление, которое становилось тем горше оттого, что многим людям, с коими я тогда ещё общался, сие либо нравилось, либо было безразлично. Теперь я от всего этого отвернулся и смотрю, так сказать, в другую сторону.
«не замечать рекламу, магазины, машины, толпы, всё это несущественное»
Вот кстати, вспомнилось: у Мьевиля есть любопытная книжица, «Город и город», в ней, среди всего прочего очень выпукло описан процесс «незамечания»: два города, Бещель и Уль-Кома, существуют на одной территории, по сути своей — это один город, но их-таки два. Очень советую прочесть в оригинале, перевод ужасен.
Касательно же пресловутой грязи — Москва всегда (на моей памяти) была грязной, дело не в грязи: сменилась атмосфера города, образно говоря, новой атмосферою я дышу с трудом, будто бы идучи жарким летом по обочине шестирядного шоссе — да там и обочины-то нет, собственно. Опять кстати: частенько вижу едущих вдоль трассы (Волоколамское шоссе) велосипедистов, этих позеленевших лицом от избытка здоровья кентавров: кой дьявол дёрнул их велосипедировать вдоль шоссе, всегда изобилующего машинами?
Так у меня однажды и случился личный, индивидуальный исход из Москвы к лесам и прочим пущам, рощам и иже с ними. Помните у Лема рассказик о машине, которая умела всё на букву «Н»? Где теперь гамбузели? Где робкие кломпы? Посмотрите на изрядно опустевшее звёздное небо — там не найдёте Вы ни следа прекрасных горошанов и гаральниц.
Tomorrow › Точно такое же недоумение и у меня в отношении всех этих придорожных дышателей выхлопами. Кроме того, это опасно: на наших дорогах стали сбивать зачастую прямо на пешеходных переходах. Но главное: что можно увидеть там, на обочине шоссе? Километры грязных боков машин, проносящихся мимо. Которые не позволяют даже отвлечь от себя внимание, будучи приоритетной угрозой — чтоб свободно любоваться ландшафтами по другую сторону.

Возможно, это у них чистая погоня за адреналином, не более. Если уж так адски хочется автострад: хотя бы мотоцикл — причём не в городе, а на свободных трассах. А самое разумное — так и вовсе загрузиться как все разумные люди в жестяную коробочку и тошнить по улицам в её комфортном панцире. Только тут тоже есть один существенный недостаток: пиво нельзя. А зачем тогда? в чём веселье?

Нет, я с детства гуляю и катаюсь исключительно по нашим чудесным дворам и тротуарам, тянущимся во многих районах на километры в любом направлении, без малейших заборов, как в центре. При том, что пешеходов летом так мало, что притормаживать, их пропуская, приходится лишь изредка, случайно попав в некий центр притяжения толп вроде станции метро.

Вот именно эту тихую прежнюю Москву: свободный от суеты центра и его заборов, залитый солнцем сплошной лес хрущёвско-брежневской застройки, я только и знаю столько лет, как наилучший, прекраснейший город в мире, место где каждый час прогулки — огромное счастье и масса самых весёлых впечатлений. Радость пребывания в постепенно тающем с годами, и оттого особенно любимом, неповторимом мире нашего детства. Вот эти пока ещё 95% нашей прежней почти во всём Москвы.
Tomorrow › Летом Москва — на удивление чистый и опрятный город. Слышал, современный волшебный Париж, место притяжения всех утончённых аристократов духа XX века, напротив, нечто невообразимо грязное — кто бы мог ожидать от него такого?

Зимой — это не его вина, климат такой. Но и зимой она стала даже чрезмерно чистой. С современным переизбытком коммунальщиков, когда они всюду носятся колоннами на своих оранжевых в пятнышках бибичках модных, подметая и соскребая уже до них недавно вычищенный асфальт. Лучше б как при раннем этом, как его, старею, Лужкове, в 90-х все эти миллиарды не осваивали настолько целеустремлённо, не меняли скамейки, остановки, ограды газонов, бордюрный камень, плитку каждый месяц — бросили всё нафиг: срок жизни крашеной стальной газонной ограды превышает человеческий, её незачем менять. А отдавали на достойные пенсии старикам.
Indian › У меня своё, вероятно, странное постороннему человеку представление о чистоте/нечистоте города/любого другого места: ежели по прошествии двух и более часов, проведённых под небом города/места руки и волосы становятся сальными, неприятными и, более того, скверно пахнущими (независимо от времени года, кстати) — город/место грязен/грязно. Пойдите на Кузнецкий в лес, в поле, к реке — этого никогда не произойдёт. В Москве же это было и есть, и это неизбежно. К тому же стал по-настоящему задыхаться; достаточно поездить в метро где-нибудь с час — надо наверх, на воздух. Наверху могу продержаться гораздо дольше, но с тем же результатом, вот только отдышаться уже негде, приходится пить воду. Опять-таки, в посёлке никогда сего не происходит, даже вот в недавнюю жару.
Tomorrow › А, вы не про грязь на улицах, а про т. н. «экологию», с которой начали сильно носиться ещё, как помню, при Горбачёве, после Чернобыля, про воздух. Ну, так мы двести лет уже живём в урбанистической культуре, с дымом из труб повсюду вокруг, водой, отравленной химическими сбросами и не очень очищаемой, кислотными дождями и прочими прелестями.

Промышленная революция сгрудила людей с земли в города в окружении фабрик и заводов. Урбанизм победил руральность, селяне всего мира за пару поколений, исторически — почти мгновенно, превратились в горожан.

Но современная Москва — и здесь образец чистоты. Помните знаменитые лондонские смоги аж столетней давности? У нас такое было лишь тогда однажды, и то недолго — и меня так напротив весьма веселило. Представляете, что в наши времена творится по всей практически обжитой части Китая? при его ставшей вдруг лидировать в мире промышленности: в первую очередь с воздухом.

Ноль — Кислотный дождь (1988)

Санкт-Петербург, 6-й фестиваль Ленинградского рок-клуба

В ожидании нового тёплого лета
В холодном бетонном мешке


Вот как раз в Москве с этим гораздо лучше: чтоб попасть в бетонный мешок, надо ухитриться залезть в самый центр города, внутрь Садового, а лучше Бульварного кольца. Всё остальное: сплошь леса, рощи и лужайки, реки и пруды, где здания не подавляют, а напротив, разнообразят ландшафт, будто такие скалы. Люблю этот гений советских архитекторов — нынешние, начиная с периода новостроек Горбачёва, будто без головы родились, у них напрочь нет этого понимания: что дома не должны стоять стенами до неба, закрывая и его, и наше и без того редкое солнце, с голым заасфальтированным плацем между ними.

Они сейчас домают старую застройку целыми районами и делают всюду именно это. Тогда как, как сменится эта шушера у власти, придётся делать ровно обратное: ломать к чертям все уродливые нагромождения, их вавилонские башни, вертикальные свинофермы для безропотных подданных, и снова полвека насаждать деревья, где они их вырубают тысячами, и возвращать малоэтажную застройку: 5–9–12–16 этажей. Её тогда ввели вовсе не оттого, что не умели строить небоскрёбы и тучерезы. Умели уже в эпоху пара, в XIX веке.

Но изменилось всё! Ты стала, в буйстве злобы,
Всё сокрушать, спеша очиститься от скверн,
На месте флигельков восстали небоскребы,
И всюду запестрел бесстыдный стиль — модерн.

Indian › О, мне довелось раз попасть в мешок — помните адское лето с пожарами торфяников и пеленою дыма? Вот пришлось поехать в окрестности упомянутого уже Кузнецкого, по делу — думал, уж всё, живым не вырвусь. Кстати, тем летом некоторое время готовил на костре: отчего-то выключили газ. Мне не в новинку готовить на костре, но был тогда слегка удивлён. (Кстати, готовлю на костре так: беру/нахожу старое жестяное ведро; ежели дна нет — хорошо, есть — вышибаю. Ставлю кверху бывшим дном, предварительно выпилив/вырубив внизу небольшую топку. Ставить лучше в неглубокую ямку. На «конфорку» можно положить любую имитацию/замену решётки. Минимальный расход дров при максимальной отдаче тепла вверх, кастрюле/чайнику. Можно сделать две «конфорки», ежели имеется избыток старых вёдер.)
Tomorrow › Да, я про тот наш волшебный московский смог 2010 года вроде и говорил. Как же весело было.

12 июля 2010 — 18 июля 2010

В Подмосковье произошло более 100 пожаров на торфяниках. В 12 раз больше, чем в 2009 году в то же время. Площадь пожаров — около 200 гектаров.

2 августа 2010

Вторая волна смога в Москве. Мэр Москвы Ю. М. Лужков ушёл в отпуск.

3 августа 2010

Из-за смога в Москве уменьшилось количество пробок.

4 августа 2010

Приблизительно с 4 августа по 8 августа Москву окутала плотная завеса дыма. Главный санитарный врач России посоветовал в этот период взять отгулы и покинуть город.

Смог и запах гари стали ощущаться в Московском метрополитене.

В аэропорту «Домодедово» задержано около 30 рейсов.

Самый плотный смог с начала 1970-х годов: видимость сильно затруднена, смог распространялся по метро, создавая приятный полумрак на станциях.

Исторический музей закрылся в 15:00 (раньше официального времени закрытия). В систему вентиляции здания попал дым, датчики пожароопасности начали подавать беспрерывный звуковой сигнал.

Специалисты Государственного природоохранного учреждения «Мосэкомониторинг» объявили, что концентрация угарного газа в воздухе в этот день превысила в Москве предельно допустимый уровень в 3,6 раза.

В 10 раз участились случаи вызова неотложной скорой помощи.
Временно приостановлена работа посольства Германии в Москве. Было решили даже снова напасть, воспользовавшись удачным случаем — но потом поняли, что тоже ничего не увидят.

7 августа 2010

Смог в Москве 7 августа 2010 года. Полдень. Солнечно.

НАСА приостановило отправку своих сотрудников в Москву.

Министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер в ответ на поступившую просьбу МЧС РФ дал указание немедленно направить в Москву 100 тысяч фашистских противогазов для защиты органов дыхания.

8 августа 2010

Запрещено движение судов по каналу имени Москвы.

9 августа 2010

Из-за смога смертность в Москве увеличилась в два раза.

10 августа 2010

В связи с отказом вернуться из отпуска уволен начальник Управления лесного хозяйства по Московской области и Москве Сергей Гордейченко. Пресс-секретарь мэра Лужкова объяснял отсутствие градоначальника на работе во время смога тем, что «это проблема не Москвы, а Подмосковья».


Indian › То, что произошло в семьдесят втором году, помню весьма смутно и условно, ибо был ещё дитя. Но адскую жару и дым десятого года забуду нескоро: столько хлопот с поливом, всё сохнет и жухнет, дым, кошки прячутся, собак забился под кровать — поставил для него рядом вентилятор, учинил обдув. Вымазанный сажею я в одних лишь трусах (тоже вымазанных сажею) готовлю некую скудную (никто не хочет есть, мерзко, жарко, дымно) пищу. И бесконечный полив, по ночам наполняю мини-цистерну водою, дабы было чем поливать днём/вечером... Но обошлось без пожаров. Впрочем, пожары более присущи зиме.
По мнению координатора по лесной политике Всемирного фонда дикой природы России к смогу в 2010 году могло привести расформирование Федеральной службы лесного хозяйства из 70 000 лесников, которые регистрировали пожары и тушили их.


Хм. Никто и не сомневался. Всякая трагедия в нашей истории, в том числе куда менее безобидные, всегда имеет имя и фамилию. Её автора, либо группы лиц, действовавших сообща.

После 2010 года возобновлены работы по затоплению торфяников, начали восстанавливаться лесхозы, в итоге в 2011—2012 годах существенных торфяных и лесных пожаров в Московской области не было.


А теперь понятно, откуда взялись вот эти наши новые юные начинающие комары, о которых только недавно писал. После 30 лет без них, когда торфяники вокруг Москвы при Горбачёве все осушали, распиливая на это весь советский бюджет, и даже в итоге осушили. После чего сразу все наши те комары закончились. Мелиорация™ — если кто помнит. В 80-х прямо была главная тема. Перестройка ещё, ускорение, госприёмка, гласность, вырубание крымских виноградников (пользуясь случаем, привет Массандре, наконец отбитой у партаппаратчиков УССР, но так, увы, и оставшейся по прежним антинародным ценам, вероятно оттого, что партаппаратчики РСФСР их ничем не лучше), пепел Чернобыля стучит в наше сердце.

Потом поясню, впрочем, кажется, уже приводил в подробностях, как в Москве 2010-х, так все и оккупировонной с 90-х единороссистами имени вон как раз Лужкова, основавшего их, и сбежавшего теперь от них самих в Лондон предусмотрительно коварно, как Гитлер в Аргентину, находятся сволочи, возводящие на территориях школ вместо детских площадок где резвиться! гекатомбы траурные мемориалы по этому поводу — для детей, для которых это как падение Трои, столь же актуально — ждём вскоре диорамы сожжённого Дрездена, Хиросимы, Помпеи и это, как её, Гоморры; Сциллы и Харибды ещё. Дети, имевшие наглость зачем-то родиться при новой власти, должны быть изначально устрашены и подавлены. Могила светлячков обустраивается на государственном уровне.

В наших чудовищных тоталитарных советских школах, кстати, если кто б попробовал такое — его назавтра привели б за губу на партийное собрание и изготовили из него кулебяку например; так и не видел до сих пор, что это такое — но название хорошее. Татаро-монгольское такое, свирепое.
Ноль — Кислотный дождь (1988)

К слову, возвращаясь к основной теме, и продолжая недостаточно досказанное изначально тогда: вот как раз концерты там должны быть.

Вот на Ноль, Чистякова я б туда ходил в любую погоду. Аукцыон. Кинчева, Гребенщикова, Агузарову, Настю, Пикник, Крематорий, Кашина (особенно если он будет петь свои ранние песни), Снайперов, Земфиру. Перечисляю лишь тех, кто чудом выжил. И так больно заставлять себя осознанно пропускать тех, кто нет: Кино, Летова, Янку, Башлачёва, Зоопарк, Хвоста, Колибри...

Вообще, если б я у вас правил, сразу сделал бы это таким нашим местным Гайд-парком (с модерацией, не без того: а то б сразу всё заняли эти, как их, в общем, коммерческие проекты: баянист — тамада — услуги™, кто помнит тот наш московский мем 00-х; Пашкет, Дитфрид и Августина — поищите наши уж внутренние мемы), где мог бы выступать каждый — с единственным условием: критикуй меня диктатора ужасного, делай что хочешь — но только не бросай меня в терновый куст никакой попсы, тупизны и попыток блядски нажиться на предоставленном тебе свыше священном внимании народа, гоня ему свою хомячковую пургу, имитируя message™, подсмотрев его форму где-то в телевизоре, и решив что значит теперь всё понял. Увы, новый строй породил, и порождает далее, именно таковых. Без малейших надежд на то, что порождал тот наш, 80-х и ранее.
Вдумайтесь: они все могли бы быть живы сейчас. И давать концерты там, пусть раз в месяц, хватит. Если б только наш этот мир был устроен для людей. А не тех, кто их ненавидит и, пользуясь любым случаем, лишает всего, до чего лишь дотянется в своём исступлении.
Indian › Лесники — это что-то уже фантастическое, даже фэнтезийное, наподобие босмеров, сиречь лесных эльфов. Вот пример, простой, как мычание: был тут у нас неподалёку изрядный кусок леса. Во времена оны за ним худо ли, бедно ли, но следили — вырубали сушняк, вывозили бурелом и даже — страшно подумать! — обрабатывали гадким ядом от древоточца и прочей пакости. И вот свобода нас встретила радостно у входа, а лесников увела на выход. Результат: куска леса нет, он настолько разболелся, что его попросту — вырубили. Натурально. Но что взвеселило меня до, как говорится, плеши, так это небывалых смиренномудрия и любве акция: на краю начавшей уже зарастать вырубки некие негуманоиды водрузили плакат: «ЛЕС ПОСАЖЕН. 3,7 ГА. БЕРЕГИТЕ ЛЕС!» Самое забавное здесь то, что робкие, стыдливые попытки посадить всё же были: там, на просторах вырубки, изрядно потрудившись, можно обнаружить микроскопические ёлочки и сосенки, пытающиеся бороться за жизненное пространство с земляникою и иван-чаем. Саженцев, вероятно, больше десяти, но, очевидно, меньше ста.
Возвращаясь же, всё же, к теме поста — скажу, не мудрствуя лукаво: малиновые пиджачки посмотрят-поглядят на довольных хипстеров, посчитают на толстеньких волосатых пальчиках, а потом огородят, поставят ворота с металлоискателем и держимордами и начнут, как это сейчас называется, зарабатывать. Всё то хорошее, интересное, что мы можем придумать для таких вот мест — да не будет, не будет просто по определению; ибо малиновый пиджачок не может породить ничего художественнее шансона или эротических танцев у шеста. Помните в «Одноэтажной Америке» описание так называемого бурлеска? Вот это вот оно, чистое и незамутнённое. У «Tiger Lilies» есть хорошая песенка — «Freakshow»
Tomorrow › И вот свобода нас встретила радостно у входа

А братья меч, значит, того... хитрые братья — горе семье.
Indian › Именно так. Вот и сидим мы, дурачки, нежить, немочь вод у порожнего котлована без меча и даже без орала.
Tomorrow › В ином мире, не здесь. Тут без надежд уж. Но там — всё будет впредь вовек.
Должен отметить, как всякий честный человек, притом примерно где-то помнящий, какие идеи сам придумал, а какие уж явно вослед некоему прежнему опыту: я ведь вроде не первый об этом, да? Ещё Христос всё тогда полностью и в деталях описал.
Indian › О, это поощряет меня рассказать о трёх виденных недавно фильмах: двух безусловно хороших и одном неплохом (неплохом оттого, что эксплуатирует почти полностью фильм из восьмидесятых; тот фильм нынче мало уж кто и помнит). Но это будет завтра. Хойте, хойте, нур нихьт морген, хойте ист дасс вассер варм, да простится мне мой туркменский. Ежели не увлекусь завтра изготовлением навеса над крыльцом.
Tomorrow › Каюсь, не сделал обещанного. Козырёк отвлёк, вчера и сегодня. Сделаю, уж больно фильмы (те, которые безусловно) хороши.
   
















Рыси — новое сообщество