lynx logo
lynx slogan #00078
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

Хэн Соло и его верный маузер




   

№6117
13 772 просмотра
6 октября '13
воскресенье
10 лет 254 дня назад



Вдовствующая императрица Цыси (1835–1908)

[ uploaded image ]
«За молоденькой Цы Си закрепилось прозвище Орхидея. Она и впрямь напоминала благоухающий цветок. Но время пропечатывает на лицах куда более важную информацию, чем количество прожитых лет. Оно дает знать о свойствах души и характера. Вот почему, судя по портретам, метаморфоза с той, которую нарекли Орхидеей, окажется поразительной: угрюмый взгляд из-под набрякших век, замкнутое лицо, не привыкшее к улыбке».
  Написал Сунь Ятсен  
46



Спасибо, интересная история:
Увидев на своем портрете какое-то иностранное слово, государыня спросила, что оно означает, и, когда ей сообщили, что перед ней — фамилия художницы, сказала: «Я знаю, что иноземцы делают всякие странные вещи, но это самая странная из всех, о которых я слышала. С какой стати она пишет свое имя на моей картине?! Люди могут подумать, что это вовсе не мой портрет, а мисс Карл!».
Hare Rama › Какая добрая, наверняка только что поела. А ведь могла бы и, как обычно, вилкой затыкать.

Древнее китайское изречение гласило: «Когда государь оскорблен, чиновники умирают».

14 августа 1900 г. союзные войска иностранных держав заняли столицу Китая — Пекин. Вдовствующая императрица Цыси вынуждена была спасаться бегством. Несчастье и позор, обрушившиеся на маньчжурский двор, повергли в страшное смятение сановников, верных престолу.

Страшась попасть в руки «иностранных дьяволов», Цыси на рассвете 15 августа 1900 г. спешно готовилась оставить императорский дворец Гугун и бежать в Сиань — главный город провинции Шэньси.

Впервые за свою долгую историю дворец Гугун стал свидетелем столь необычайного события. Вокруг дворца теснилось множество двухколесных повозок, запряженных сильными мулами. Одетые в тряпье погонщики стояли у повозок, готовые по первому зову двинуться в дальний путь. Воздух был наполнен приглушенным шумом, резкими и тревожными криками, жалобным всхлипыванием.

Но вот заскрипели массивные колеса, и длинная вереница повозок с людьми и поклажей покинула императорский дворец. На одной из них, поджав под себя ноги, сидела вдовствующая императрица Цыси, переодетая в крестьянскую одежду: на ней были хлопчатобумажная кофта и синие шаровары, подвернутые выше щиколоток. Ее пышные волосы, плотно стянутые в пучок на затылке, были перевязаны скромной сатиновой лентой. Она остригла длинные, холеные ногти. При виде просто одетой, сидящей на корточках пожилой женщины трудно было поверить, что это грозная правительница Китая.

Здесь же находился молодой император-узник Гуансюй. Оставлять его в Пекине было опасно: кто знает, как союзные войска восьми держав обойдутся с ним. Мог быть и такой исход: Гуансюя восстановят на престоле, а Цыси лишат власти и привилегий. Во избежание подобных последствий императора-узника заставили спасаться бегством с вдовствующей императрицей.

Цыси крикнула возчику: «Погоняй! И если иностранные дьяволы остановят тебя, ничего им не отвечай. Я сама скажу им, что мы, бедные беженцы, возвращаемся домой». Тяжелые колеса повозки, подпрыгивая на массивных булыжниках старой дороги, увозили императрицу в глубь страны. Она сидела насупившись, охваченная яростью и злобой.

Прошло два года. Иностранная интервенция 1900-1901 гг. завершилась подписанием 7 сентября 1901 г. «Заключительного протокола» между державами и Китаем. И вот 7 января 1902 г. Цыси вместе с Гуансюем (по-прежнему узником) вернулась из вынужденного изгнания в Пекин.

Тревожные дни остались позади, и вдовствующая императрица вновь окунулась в пышную дворцовую жизнь. Цыси решила наверстать «упущенное». Её обычное меню состояло теперь из 150 блюд. Каждый обед обходился в сотню лянов серебра, а в день 70-летия императрицы было истрачено на банкеты и угощения 4 386 204 ляна белого серебра. Недаром китайская поговорка гласит: «Что император съест в один раз, того крестьянину на полгода хватит».


Ну и вон, как мы видим на фотографии, одних яблок она сжирала до сотни в день.
   


















Рыси — новое сообщество