lynx logo
lynx slogan #00022
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

Шурик




   

№9610
9201 просмотр
15 апреля '20
среда
2 года 238 дней назад



Х/ф Кейт и Лео (Кейт и Леопольд, Kate & Leopold, США, 2001)

Director: James Mangold
Stars: Meg Ryan, Hugh Jackman, Liev Schreiber, Breckin Meyer, Natasha Lyonne
Genre: Comedy, Fantasy, Romance
Runtime: 118 minutes


Kate & Leopold — Leopold to the Rescue (2001)


I warn you, scoundrel, I was trained at the King's Academy and schooled in weaponry by the palace guard. You stand no chance. When you run, I shall ride, when you stop, the steel of this strap shall be lodged in your brain.


А кабан неплохих размеров, в хорошей спортивной форме, с вполне такой нормальной шеей: таких среди отморозков как раз не бывает, более того, они именно по этим признакам сами вычисляют нас, спортсменов, и обходят ещё с 80-х, с панков и люберов, помните? Припрягли каскадёра, верно, поноситься. Скорее всего даже ветерана загранкомандировок их беспринципных, человеконенавистнических.

An' I'm learnin' 'ere in London what the ten-year soldier tells:
«If you've 'eard the East a-callin', you won't never 'eed naught else.»


Выставить себя перед людями дураком. На потеху публике. И ради творческого образа. Так что даже лошадка бедная еле справляется. Central Park же, как обычно? больше лесополос озеленительных нет, всё вырубили застроили выгодно?
  Написал Эрих Хонеккер  
0


Мэг Райан Хью Джекман


Сразу поймал, как он ловко очиняет перо. Надо же, думаю, даже в таких нюансах не подвели, будто живой сэр из XIX века.


А та сцена про французский напомнила наш давний диспут со шляхтичем, где он отрицал, что британская аристократия вообще когда-либо интересовалась наречием своих легендарных рыцарей Круглого стола, и вечных благородных соперников потом. Что де для них это всегда было как примерно малайский.

Ah. Que ton visage est doux entouré par la lumiére de la lune.



Неожиданно тонкий финал (да нет впрочем, они об этом уж предупреждали в начале — просто я тут смотрел как раз вчера документальный фильм про голливудских каскадёров, которые как котята ради веселья прыгают у себя с крыши, как мы в детстве, и даже не особо после такого отметил; именно как верную техническую особенность, объясняющие введённый закон, отчего он прежде не встречался случайно) в духе того же Кастанеды.

При том, что вообще весь предыдущий фильм: это тот самый милый классический Нью-Йорк ещё с 70-х и 80-х, когда Мэг Райан была ещё совсем юна.

Подобные контрасты превращают смешные но дурацкие, никого ни к чему не обязывающие: ни сценариста, ни тем более зрителей, фильмы для скучного дежурного семейного просмотра — в произведения искусства.

— Oh! — The future Duchess of Albany...
— Kate McKay.
— Of the McKays of...?
Massapequa.
— Massapequa.


Стюарты, кстати. И неожиданно близкие родственники наших последних трагических российских принцев и принцесс. Тот исторический герцог Олбани умер всего лишь несколькими годами позже. Этого чудесного хэппи-энда. Как это обычно всегда и бывает тут. Думаю, он даже примерно изначально, и тем более весь фильм знал, что вскоре обречён. Чего не знали мы, досужие глупые зрители.

Это куда хуже, чем прыгнуть в пропасть и глупо верить что не разобьёшься. Это ровно обратное: знать что крайне умно не прыгнешь, но всё равно смерть придёт к тебе уже тут, на берегу твоей максимальной безопасности. И сожжёт твои корабли без следа.

Корабль в порту — в безопасности, но корабли строят не для этого.


He was acquainted with Alice Liddell, the daughter of the Vice-Chancellor of Oxford for whom Lewis Carroll wrote Alice's Adventures in Wonderland, and was godfather of Alice's second son, who was named after him.


Sting — Until... (Kate & Leopold)


Несколько так по Блейку, не находите?

If I caught the world in a bottle
And everything was still beneath the moon
Without your love would it shine for me?

If I was smart as Aristotle
And understood the rings around the moon
What would it all matter if you loved me?

Here in your arms
Where the world is impossibly still
With a million dreams to fulfill
And a matter of moments until the dancing ends

Here in your arms
When everything seems to be clear
Not a solitary thing would I fear
Except when this moment comes near the dancing’s end

If I caught the world in an hourglass
Saddled up the moon so we could ride
Until the stars grew dim
Until...

One day you'll meet a stranger
And all the noise is silenced in the room
You'll feel that you´re close to some mystery
In the moonlight when everything shatters
You feel as if you’ve known her all your life
The world’s oldest lesson in history

Here in your arms where the world is impossibly still
With a million dreams to fulfill
And a matter of moments until the dancing ends

Here in your arms when everything seems to be clear
Not a solitary thing do I fear
Except when this moment comes near the dancing’s end


Oh, if I caught the world in an hourglass
Saddled up the moon and we would ride
Until the stars grew dim
Until the time that time stands still, until...


А высокому наречию дикий колониальный Джекман видно учился как раз у коммандера Самнера, и прочих возвышенных британских поэтов.
Indian › Я думаю, именно это называется «высокий слог». Или как там у Сашеньки, нашего всего, штиль? Как же красиво — Here in your arms where the world is impossibly still.
Эх, позабыл я это все, позабыл.
Начинаю вновь открывать для себя Стинга.

В 90-е крутили какие-то, вероятно, не самые даже лучшие его вещи, и сильно на повторе, вместе с Шаде, как те советские: от Толкуновой до Лещенко — так что привили скорее отвращение к нему.

Надо б начать слушать все его альбомы теперь. Благо впервые стало такое возможно, доступно нам.

Заметьте какая сила уже в голосе. Такой их британский Леонид Фёдоров.

Притом что голос сам по себе вовсе не сильный. Скорее это сила духа проступающая сквозь.

И ещё поразило вчера сразу, вы может это встречали, по роду профессии, а я вот впервые — он ведёт, длит звук подобно скрипке. Это то, что надо принять как особый инструмент. Это открытие для меня. И только когда понял это, услышал что позади там тоже вроде играют, аккомпанируют ему скрипки. Это же скрипки?
Indian › Тут, как обычно, полузнание лицемерной толпы опопсило и его. Знаете, эти все «околовсегойные круги», даже не знаю, как их еще назвать. Люди, которым не терпится выделиться за счет других, за счет признания говна конфеткой, обособиться, обэлититься что ли. Так и тут. Многие вещи, многих авторов вот так вот завозьгали по эфирам, затерли медь до блеска, не заметив истинного золота. А ведь он считается Шекспиром современности, Стинг этот ваш. То есть наш. А скольких эта тупая толпа, падкая на чарты и награды оставила на втором плане. Тот же Дэвид Гэбриел. Это же гора в мире музыки, чисто музыкально сильнее и Стинга и тем более Джона, ихнего, Элтона и даже Брюса Спрингстина. А вот славы такой не сыскал, потому как у толпы кишка тонка осознать и переварить его мысль. Или пример, еще классичнее, чем выше перечисленные: Принц и Майкл Джексон. Майкл, как музыкант и рядом не стоял с Принцем. Мало того, что Принц композитором и оранжировщиком был гениальным, он еще и исполнитель такой не слабый. А Майкл — продукт. Обалденный, конечно, продукт, супер-продукт. Майкл талантливый и работоспособный, никакого сомнения, не дай Бог умалить его достоинства. Но не столь многосторонний. К тому же с ним работала целая фабрика. А принц делал все сам, как и Ленни Кравец все делает сам, как Стинг опять же. Я два раза был на концертах Стинга. Очень впечатлительно. Да они все мастера и работают на износ, конечно, по максимуму. Кстати, одна из моих любимейших вещей Стинга — The moon over Bourbon street. Пример его гениальной лирики. Впрочем, что это я? Энджой, как грится.

Sting — Moon Over Bourbon Street


There's a moon over bourbon street tonight
I see faces as they pass beneath the pale lamplight
I've no choice but to follow that call
The bright lights the people and the moon and all
I pray everyday to be strong
For I know what I do must be wrong
Oh you'll never see my shade or hear the sound of my feet
While there's a moon over bourbon street
It was many years ago that I became what I am
I was trapped in this life like an innocent lamb
Now I can never show my face at noon
And you'll only see me walking by the light of the moon
The brim of my hat hides the eye of a beast
I've the face of a sinner but the hands of a priest
Oh you'll never see my shade or hear the sound of my feet
While there's a moon over bourbon street
She walks everyday through the streets of New Orleans
She's innocent and young from a family of means
I have stood many times outside her window at night
To struggle with my instinct in the pale moonlight
How could I be this way when I pray to god above
I must love what I destroy and destroy the thing I love
Oh you'll never see my shade or hear the sound of my feet
While there's a moon over bourbon street
Elsh › Хм, сразу собирался создать отдельное сообщение. Но вот своевременно не создал пока. Ладно, сейчас сделаю, после, как отвечу.

Да, я сразу нашёл тогда его альбомы, и альбомы The Police, которой как раз куда меньше крутили у нас, чем уж его сольного творчества с конца 80-х — но о которой как раз отзывались наши советские рокеры подчас, как о том, что они слушали, у чего учились:

Всплыть было очень трудно, но я остался плавать.
В омуте панк-рока есть отмели и заводь:
Stranglers, Nina Hagen, Patti Smith, Stray Cats,
Blondie, Clash, Police, Sex Pistols, Dire Straits...


И стал слушать. Начав именно вот со сборника саундтреков к фильмам (My Funny Valentine At The Movies, 2005; At The Movies, 1997). И вдруг понял, что да чёрт возьми, не просто несколько его песен тогда крутили, как сказал, как сразу вспомнил:

Russians love their children too (хуясе сюрприз, кто бы подумал — нет, ну черепашки и таракашки: это понятно, но чтоб даже эти изверги мы? это у него явно поэтическая гипербола, это он нас идеализирует)
Moon Over Bourbon Street — как раз чуть ли не первая его песня в постоянной ротации на позднесоветском-раннероссийском радиве
Englishman In New York
Mad About You
Desert Rose

— но вообще чуть ли не каждую его песню со всех альбомов. Того же Пола Саймона и Бэнглз, столь же мелодичных, куда меньше народ знает чем диковатого в целом, неформатного, припанкованного бунтарского сэра Гордона:

Fragile
Fields of Gold
Shape Of My Heart
All For Love
It's Probably Me
The Windmills Of Your Mind
(как помню, это не его, а нечто чуть ни португальское... нашёл, ну да, почти: Мишель Легран, примерно рядом)
If You Love Somebody Set Them Free
...

Как важно вовремя оказаться приближённым к королевскому двору.
Пусть это будет Fragile — наименее попсовое из вышеперечисленного.

Но мы сильно отклонились от темы. Сам фильм чудесный. В нём нет особо драк, погонь (кроме вот разве...), убийств и ограблений банков, и всего такого — но в нём есть очарование, романтика, смыслы, о которых можно задуматься. В нём есть свет.
Да, вспомнил, и именно Moon Over Bourbon Street — это была одна из песен, что я тогда записал с радио на «Электронику 302-1», на пищащую (вы помните этот звук, после нескольких десятков проигрываний) советскую кассету МК-60-2.

Будто это было в прошлом веке... Хм, а ведь и правда, в прошлом. Точно то же противопоставление, дистанция, зазор...

Вот, только вчера встретил это же понимание отчасти, сродни тому же остраннению, остранению Шкловского, из которого вообще можно вывести все схожие состояния, понимания:

с того, что французы называют (трудно это перевести на русский язык и на грузинский тоже — есть оттенок движения в самом существительном), l'écart, отрыв, отступ, гандгома (განდგომა), l'écart и — сомнение. Значит, мы имеем две вещи, которыми занимается человек, у которого есть острое сознание, названное нами неизвестным. Острое сознание реальности мы назвали чувством неизвестного и поиском своей неизвестной родины. Или попыткой сохранить голоса этой родины, которой нет. И которая не есть никакая из тех, в которых прописаны. Вот, значит, сомнение и абсолютный l'écart


Вот про это и фильм собственно: про гордость, честь, эстетику, этику, про голос утраченной родины, что ты потерял где-то там позади, в прошлом веке. И особенно явным это становится, когда вдруг встречаешь людей уж нового века, и их нравы. Что пришли на смену тебе дураку старомодному вымершему успешно где-то там ещё, всеми теперь забытому.
Elsh › Тот же Дэвид Гэбриел.

Про Давида с такой фамиглией ну ничего не слышал, каюсь, необразован-съ.

А вот Петром Гаврилычем, величайшим из живых унд мертвых композиторов и наставником талантов нам уж в те самые 80-е как раз все уши прожужжали те же самые Джоанна Стингрей, Артемий Троицкий и чуть ли не даже Борис Гребенщиков, да будет образ его сохранён в веках не с этой стороны, а с той, лучшей, когда он пел «Серебро Господа моего» и прочие свои чистые песни ранних альбомов. Каким мы его тогда запомнили сразу.

И вот Питер — это был как раз тот ещё попсовик-затейник, как помню его мелодии для шарманки. Вроде вашего Принца как раз.

Вроде они тогда ещё с плешивым Филом Коллинзом нечто совместно затевали. Которого тоже тогда немало форсили по всем полутора нашим тогда, времён первой, сравнительно безобидной тогда, войны в Ираке ещё, музыкальным каналам.

Речь ведь не в мелодизме. А то да, тут и ваш Майкл Джексон кому-то сгодится. С Чайковским и прочими, как в том анекдоте. С Элтоном Джоном, упаси боже. Который тоже из той же когорты изначально странных персонажей.

Впрочем, по всей видимости, всё же в оном. Ленни Кравец, да, Ванилла Айс. Майкл... как его? ведь был тоже такой крашеный в 90-м. Ну, вы помните. Тоже потом оказался их коллегой. В плохом смысле.

Хуссейн, проснись! Перверты своим богомерзким лобби захватили композиторство человечества. С этим же надо что-то делать? Хотя всё, Хуссейн как раз мёртв, теперь уж даже некому. А нам всем как обычно некогда.

Shah Hussain!
Wah Hussain!

Как помню, ещё сам Киплинг этот наш нынешний опыт печальный тогда воспевал, наряду со всем прочим своим британским империализмом.
Indian › А ведь вы правы, Вождь. Это я, похоже, на гребне какой-то слепой волны, оказался не в том измерении. Конечно, никакой Гэбриел не Дэвид. А самый что ни на есть Питер! Питер, наш, понимаете ли, Гэбриел. Извиняйте старого ворчуна, не сосредоточен, вернее, отвлечен.
И по Аристотелю нашему прошёлся тоже хорошо: насколько тот утратил ту компоненту своих учителей, насколько не хватает механистического сознания, учреждённого им на тысячелетия вперёд, оставленного нам строгого научного метода чтобы объять даже тут наблюдаемую часть вселенной.

Натурфилософией занялся, отстающий ученик. Вместо собственно философии, как ему неспроста ведь преподавали. Прикладным вместо нерушимого — как уже Платон разделил. Думаю, не мне первому уж с тех пор пришла на ум шутка: а вон пусть он во вселенной уж с иными законами физико-химическими в следующий раз переродится. То есть нет, даже речи не идёт про другую планету — тут на все обозримые парсеки вокруг примерно то же самое, с изменением климата разве что; те же законы мироздания. Может поймёт чего?

Впрочем, а тут уж следующий вопрос: а чтоб ещё логика другая была, не аристотелева? Вот тут уже всё. Впрочем, как раз это и изучали те, кто был прежде него. А он лишь к схоластике своей свёл. Вплоть до вон мнемонических правил, зачастую никчёмных, на практике почти неприменимых.

И всё же... да шучу я. Без Аристотеля не было б большей части того, что... да постойте, а была б вообще вся последующая цивилизация, весь наш научно-технический прогресс? Было б Возрождение, XVII-XVIII век, девятнадцатый... так, а вот двадцатый как раз лучше вычеркните. Что-то слишком много жертв началось. И XXI, тем более всё не туда. Погодите, это тоже всё стало быть он виноват?
Снова подсунули в телевизоре, теперь уж сначала. И снова не могу оторваться. Один из вечных теперь уж мифов.

ἦθος, λόγος ϗ πάθος vs your usual ordinary profit, that so-called mundane ratio...

Не помню такого даже у тех всецело британских благородных Дефо, Смоллетта, Стивенсона, Дойла... Нужна была дистанция, чтоб понять.

Кстати, заметьте, господа: Шекспир ведь тоже, с этим нашим новым пониманием, никак не мог быть тупым лавочником. Мы видим их немало уж долгих тридцать лет, с '90-го, там не приживаются, в среде сей, тонкие души.
   


















Рыси — новое сообщество