lynx logo
lynx slogan #00078
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

лошадиная голова




   

№8703
6886 просмотров
29 марта '17
среда
5 лет 249 дней назад



Егор Летов. Интервью (Норильск, 1994)


Съёмка интервью с Егором Летовым после живого концерта «Русский прорыв в Норильске» групп «Родина» и «Гражданская оборона» в ККЗ «Арт» города Норильска. ноябрь 1994 года.

Андрей Платонов писал: он ездил по Подмосковью после Революции, и крестьяне деревень подмосковных считали, Революция — это глобальный передел всего миропорядка: то есть отнюдь даже не земного, а небесного. То есть, они думали, что Революция — это означает, что смерти больше не будет. И когда у них умер первый старичок, они поняли, что что-то сделано не так. Потом он после этого написал «Чевенгур». В этом смысле Революция носит характер глобальный.


  Написал Бабрак Кармаль  
24



И Ангел, которого я видел
стоящим на море и на земле,
поднял руку свою к небу
и клялся Живущим во веки веков,
Который сотворил небо и всё, что на нём,
землю и всё, что на ней,
и море и всё, что в нём,
что времени уже не будет


На церковнославянском даже не пытайтесь искать:
там очень, очень плохое предзнаменование, вопреки.

Которое наше вот полярное первое апреля уж вовсю спешит подтвердить:
за окном какой-то дятел ранний судорожно, истошно, городу и миру,
скребёт железной лопатой своей асфальт суровой реальности вокруг,
в ритуальном отчаянии счистить наконец весь этот свирепый апрельский снег.

Да, зима как наступила с первого сентября, так и вовсю, уже сильно больше
положенных ей полугода длится. Это в рамках принятых в японской поэзии
обязательных отсылок помимо внутренних состояний — ещё и к окружающей природе.


Впрочем, с другой стороны, да нет, всё о том же: что всё перестанет пролетать.
Так стремительно. Мимо. Всё пребудет с тобой уж навек.

Гражданская оборона — Солнцеворот
Вырезка с двд: «концерт в Б1».



Ливнем косым постучатся в нашу дверь
Гневные вёсны, весёлые войска
Однажды, только ты поверь,
Маятник качнётся в правильную сторону
И времени больше не будет


Инструкция по выживанию — Смерти нет


Надежда помнит поимённо всех сердец тревожный ряд
До тех загадочных времён, когда весь мир вернёт назад
Струны натянутой закон, что зазвенит из-под небес,
И рухнет золочёный трон под недоступною страной волшебный мест.

И голубые небеса наполнит вдруг тяжелый вой,
И в ослепительных сердцах взойдёт испуг что ты живой,
И белый воин на коне начнет трубить в победный рог,
Изыдет солнце в вышине, и темень грянет на порог и удивит…

Магнитофон поёт во сне, и тонкий голос до небес —
Спаси Христос... мы на войне...
И здесь идёт тотальный бой всех против всех, и смерти нет.
Голубые небеса поют в ответ — смерти нет!
В ослепительных сердцах поют живые небеса
Смерти нет, смерти нет!

И будет сниться долгий сон тем, кто был должен, но не стал.
И грозный миг, на грозный трон, взойдут на должный пьедестал.
И под железною рукой всех, кто был в силах, но не смог,
Найдут бессмысленный покой и беспокойный ветерок,
Лишившись ног.

И поимённая метель пройдет с востока на восток,
И жалость будет мукой тем, кто очутился одинок.
И будет жаждой зависть к тем, кто был на белом корабле,
Что как сверкающий венок плывёт безбрежно по земле,
К иным жесток.

Магнитофон поёт во сне, и тонкий голос до небес —
Спаси Христос... мы на войне…
И здесь идёт тотальный бой — всех против всех. И смерти нет.
Голубые небеса поют в ответ — смерти нет!
В ослепительных сердцах поют живые небеса
Смерти нет, смерти нет!


Дал кошкам немного кошачьей мяты, побыл трип-ситтером. Сначала у своего хвостика буддизма, на залитом утренним солнцем, отражённым от домов напротив кухонном столе (где они тогда так резвились, пушистые крошки с хвостиками, всего несколько дней назад впервые выпущенные мамой-кошкой из коробки; и не вполне уверенно, но уже вполне целеустремлённо сделавшие вот, прямо тут, первые шаги), потом у подобранной пантерки, пришедшей влекомой чарующими запахами неожиданными.

Был немного, крайне осторожно, но всё же уже от переполняющей огромной радости, без излишних сдержек имманентного всего, пустого, покусан за руку и поцарапан. Ну и полизан тут же, чтоб показать мне глупому что это не со зла вовсе, а напротив — в случае с пантеркой огромными такими острыми когтищами.

Какая же это огромная радость: видеть как эти сознания освобождаются, пусть и на десять минут всего, из оков этой сковывающей всё посюсторонности. И, главное, видеть, быть свидетелем тому, что наша с ними природа там, по ту сторону, вовсе не хаотична, опасна, смертельна и разрушительна, как это представляет нам здешний шаблон рацио, такого трезвого, успевшего так скоро изведать уж всё многочисленное и разнообразное зло этой стороны — а, совсем напротив, преисполнена счастья, любви и удивления. И некоего особого благородства, красоты. Внутреннего света. Жаль, слишком быстро это всё тут заканчивается, мир втягивает нас снова в себя, чрезвычайно поспешно, неумолимо.
   


















Рыси — новое сообщество