lynx logo
lynx slogan #00039
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

Ким Чен Сук, великая мать революции




   

№8327
6885 просмотров
6 апреля '16
среда
6 лет 248 дней назад



Создание Национальной гвардии

В России создана Национальная гвардия.

5–6 апреля 2016

Президент объявил о создании Национальной гвардии

В России появится нацгвардия

Национальную гвардию возглавит экс-телохранитель президента

Нацгвардия России будет следить за порядком на митингах и акциях протеста

Нацгвардия будет напрямую подчиняться президенту

«Создание в России такого органа, как Национальная гвардия, назрело давно».

«Передача МВД функций ФСКН и ФМС не обязательно придаст громоздкость системе управления министерством».

«Решение о создании Нацгвардии — ответ на современные вызовы и угрозы, в первую очередь — со стороны мирового терроризма».

«Создание Нацгвардии может потребовать дополнительных средств».

«Очевидно, что перед Национальной гвардией будут поставлены очень серьезные задачи, а государство, которое экономит на своей безопасности, потом расплачивается за это слишком дорого».


В политтусовке давно ходили слухи

Бабуин впервые прожил два года с сердцем свиньи



Лента новостей по теме:
Создание Национальной гвардии

Новый федеральный орган исполнительной власти будет создан на базе Внутренних войск МВД

Распространение данных о местах дислокации Нацгвардии будет запрещено

Нацгвардия сможет применять оружие и задерживать подозреваемых

В национальной гвардии можно будет проходить службу по призыву

Нацгвардия в РФ не сможет стрелять по беременным, инвалидам и детям

Ряды создаваемой в РФ Нацгвардии могут пополнить казаки

Нацгвардия сможет применять боевую технику для пресечения беспорядков

Нацгвардия сможет стрелять без предупреждения при нападении на нее

Нацгвардия при несении службы сможет получить право входа в жилье

Пресс-секретарь президента: Создание Нацгвардии потребует совершенствования правовой базы

Глава Нацгвардии РФ приравнивается по статусу к федеральному министру

Пресс-секретарь президента: Глава Нацгвардии будет подчиняться президенту

Президент объявил о создании Национальной гвардии



национальная гвардия нацгвардия преторианская гвардия преторианцы
prætoriani


Странное совпадение, к чему бы это. Неужто не знают они, что именно преторианская гвардия — внутренние войска которым были дарованы особые полномочия, приближённость к императору — последовательно разрушала Римское государство, могущество которого не имело в то время себе равных на планете, и в итоге окончательно погубила Тысячелетний Рим.

Влияние военной силы более ощутимо в обширных монархиях, нежели в мелких государственных единицах. По вычислениям самых компетентных политиков, всякое государство придет в конце концов в истощение, если оно будет держать более одной сотой части своих членов под ружьем и в праздности. Но если бы эта пропорция и была повсюду одинакова, всё-таки влияние армии на остальную часть общества будет различно, смотря по тому, как велика ее действительная сила. Выгоды, доставляемые военной тактикой и дисциплиной, утрачиваются, если надлежащее число солдат не соединено в одно целое и если это целое не оживлено одним духом. В небольшой кучке людей такое единство не привело бы ни к каким серьезным результатам, а в неповоротливой громадной массе людей оно было бы практически неприменимо, так как сила этой машины одинаково уничтожается и от чрезмерной тонкости, и от чрезмерной тяжести ее пружин. Чтобы понять справедливость этого замечания, достаточно только сообразить, что не существует такого превосходства природных сил, искусственных орудий или упражнением приобретенной ловкости, которое сделало бы одного человека способным держать в постоянном подчинении целую сотню его собратьев; тиран одного города или небольшого округа скоро поймет, что сотня вооруженных приверженцев будет плохой для него охраной от десяти тысяч крестьян или граждан; но сто тысяч хорошо дисциплинированных солдат будут деспотически повелевать десятью миллионами подданных, а отряд из десяти или пятнадцати тысяч гвардейцев будет способен наводить ужас на многочисленное население громадной столицы.

Численный состав преторианской гвардии, неистовства которой были первым симптомом и главной причиной упадка Римской империи, едва ли достигал последней из вышеупомянутых цифр. Она вела свое начало от времен Августа. Этот хитрый тиран, понимавший, что законы могут только приукрасить незаконно захваченную им власть, но что одна только вооруженная сила может ее поддержать, мало-помалу организовал этот сильный отряд гвардейцев, всегда готовый охранять его особу, внушать страх сенату и предупреждать или подавлять всякую попытку восстания. Он отличил эти привилегированные войска от остальной армии двойным жалованьем и высшими правами, а так как их страшный вид мог встревожить и раздражить жителей Рима, то он оставил в столице только три когорты, а остальные разместил по соседним городам. Но по прошествии пятидесяти лет мира и рабства Тиберий отважился на решительную меру, навсегда заклепавшую кандалы его отечества. Под благовидным предлогом освобождения Италии от тяжелого бремени военного постоя и введения более строгой дисциплины между гвардейцами он собрал их в Риме и поместил в постоянном лагере, который был укреплен с искусным старанием и по своему положению господствовал над городом.

Такие грозные слуги всегда необходимы, а нередко и гибельны для деспотизма. Вводя преторианских гвардейцев во внутренность дворца и в сенат, императоры предоставляли им возможность узнать их собственную силу и слабость гражданского правительства, а также случай относиться к порокам своего повелителя с фамильярным презрением и откладывать в сторону тот почтительный страх, который тогда только внушается мнимым величием, когда это величие созерцается издали и когда оно покрыто таинственностью. Среди пышной праздности богатого города их гордость находила для себя пищу в сознании их непреодолимой силы; и от них невозможно было скрыть, что в их руках находились и особа государя, и авторитет сената, и государственная казна, и столица империи. Чтобы отвлечь преторианские шайки от таких опасных размышлений, самые твердые и самые влиятельные императоры были вынуждены примешивать ласки к приказаниям и награды к наказаниям; они были вынуждены льстить их гордости, доставлять им развлечения, смотреть сквозь пальцы на их безобразия и покупать их ненадежную преданность щедрыми подарками, которых они требовали со времен Клавдия как своего законного вознаграждения при восшествии на престол каждого нового императора.

Заступники гвардейцев подыскивали аргументы для оправдания их влияния, опиравшегося до тех пор лишь на силу оружия, и старались доказать, что в силу основных принципов конституции их согласие необходимо при назначении императора. Они говорили, что, хотя выбор консулов, военачальников и высших должностных лиц и был незадолго перед тем незаконно присвоен сенатом, он составлял древнее и несомненное право римского народа. Но где же можно было отыскать этот народ? Конечно, не в смешанной толпе рабов и иноземцев, наполнявших улицы Рима, конечно, не среди черни, внушавшей презрение столько же своей нищетой, сколько низостью своих чувств. Защитники государства, выбранные из самой лучшей италийской молодежи и воспитанные в военном ремесле и в уважении к добродетели, были настоящими представителями народа и более, чем кто-либо другой, имели право выбирать военного главу республики. Хотя эти аргументы и не удовлетворяли требованиям здравого смысла, они сделались неопровержимыми с того момента, как неистовые преторианцы перетянули на свою сторону весы, бросив на них, подобно варварскому завоевателю Рима, свой меч.


Эдвард Гиббон — История упадка и разрушения Римской империи (T.1, 1776)
The history of the decline and fall of the Roman Empire
Преторианцы нарушили святость престола зверским умерщвлением Пертинакса, а своим последующим поведением они унизили его величие. Их лагерь остался без начальника, так как даже префект Лэт, возбудивший всю эту бурю, благоразумно уклонился от взрывов общественного негодования. Тесть императора, римский губернатор Сульпиций, посланный в лагерь при первом известии о мятеже, старался среди общего беспорядка успокоить бушевавшую толпу, но его слова были заглушены шумными возгласами убийц, несших на пике голову Пертинакса. Хотя история постоянно доказывает нам, что все наши принципы и страсти подчиняются всесильным внушениям честолюбия, однако нам верится с трудом, что в ту ужасную минуту Сульпиций задумал достигнуть престола, обрызганного кровью столь близкого родственника и столь превосходного государя. Он уже поднял единственный вопрос, который в данном случае мог привести его к желаемой цели: он завел переговоры о покупке императорского достоинства. Но самые предусмотрительные из преторианцев опасались, что частная сделка не даст им настоящей цены за столь дорогой товар; поэтому они выбежали на вал и громогласно объявили, что Римская империя достанется тому, кто предложит на публичном аукционе высшую цену.

Это гнусное предложение, доказывавшее, что наглое своеволие солдат достигло своих крайних пределов, вызвало в городе всеобщую скорбь, стыд и негодование. Наконец, оно дошло до слуха богатого сенатора Дидия Юлиана, который, оставаясь равнодушным к общественному бедствию, предавался наслаждениям роскошной кухии. Его жена и дочь, его вольноотпущенные и блюдолизы без труда уверили его, что он достоин престола, и настоятельно упрашивали воспользоваться таким благоприятным случаем. Тщеславный старик поспешно отправился в лагерь преторианцев, с которыми Сульпиций еще вел переговоры, и, стоя у подножия вала, стал наддавать цену. Этот постыдный торг велся через посредство доверенных лиц, которые поочередно переходили от одного кандидата к другому и извещали каждого из них о цене, предложенной его соперником. Сульпиций уже наобещал каждому солдату по 5000 драхм (немного более 160 ф. ст.), но Юлиан, горевший нетерпением одержать верх, зараз возвысил сумму подарка до 6250 драхм, или более чем до 200 ф. ст. Тогда лагерные ворота тотчас отворились перед покупателем; он был объявлен императором и принял присягу на подданство от солдат, которые обнаружили по этому случаю свое человеколюбие, поставив ему непременным условием, чтобы он простил и предал забвению соперничество Сульпиция.

На преторианцах лежала теперь обязанность исполнить условия продажи. Своего нового государя, которого они презирали, хотя и сами выбрали, они поместили посреди своих рядов, со всех сторон прикрыли его своими щитами и, двинувшись вперед в боевом порядке, провели его по пустынным городским улицам. Сенат получил приказание собраться, и те сенаторы, которые были или личными друзьями Пертинакса, или личными врагами Юлиана, нашли нужным выказывать более нежели обыкновенную радость по поводу такого счастливого переворота. Наполнив здание сената вооруженными солдатами, Юлиан произнес длинную речь, в которой говорил о свободе своего избрания, о своих собственных высших достоинствах и о своей полной уверенности в преданности сената. Раболепное собрание выразило ему и свою собственную и общую радость, принесло ему присягу в верности и возложило на него все разнообразные полномочия, составлявшие принадлежность императорского достоинства. В сопровождении того же военного конвоя Юлиан был отведен из сената во дворец. Первыми предметами, бросившимися ему в глаза, были: обезглавленный труп Пертинакса и приготовленный для него скромный ужин. На труп он посмотрел с равнодушием, а на ужин - с презрением. По его приказанию был приготовлен великолепный пир, и он забавлялся долго за полночь игрой в кости и пляской знаменитого танцора Пилада. Однако не остался незамеченным тот факт, что, когда толпа льстецов разошлась, оставив его во мраке и в одиночестве, он предался страшным размышлениям и провел всю ночь без сна; он, вероятно, размышлял о своем опрометчивом безрассудстве, о судьбе своего добродетельного предшественника и о непрочности и опасности высокого положения, которое не было приобретено личными заслугами, а было куплено за деньги.

И он имел основание трепетать от страха. Сидя на троне, с которого он господствовал над целым миром, он не имел ни одного друга и даже ни одного приверженца. Сами гвардейцы стыдились государя, которого они посадили на престол только из жадности к деньгам, и не было ни одного гражданина, который не считал бы его возвышение отвратительным и в высшей степени оскорбительным для римского имени. Высшие классы общества, вынужденные держать себя крайне осторожно по причине своего видного положения и ради своих огромных имений, скрывали свои чувства и на притворные любезности императора отвечали приветливыми улыбками и изъявлениями преданности. Но люди из простого народа, ничего не боявшиеся благодаря своей многочисленности и незнатности, давали полный простор своим чувствам негодования. На улицах и площадях Рима раздавались протесты и проклятия. Разъяренная толпа оскорбляла Юлиана, отвергала его щедрые дары и, сознавая бессилие своего собственного гнева, громко взывала к легионам, стоявшим на границах империи, приглашая их восстановить поруганное величие Римской империи.

Общее неудовольствие скоро распространилось от центра империи до ее границ. Армии, стоявшие в Британии, Сирии и Иллирии оплакивали смерть Пертинакса, вместе с которым или под над началом кокорого они так часто сражались и побеждали. Oни с удивлением, негодованием и, может бить, с завистью узнали необычайную новость о продаже преторианцами империи с публичного торга и решительно отказались утвердить эту постыдную денежную сделку. Их немедленное и единодушное восстание оказалось гибельным для Юлиана, но оно в то же время оказалось гибельным и для общественного спокойствия, так как легаты названных армий Клавдий Альбин, Песценний Нигер и Септимий Север думали не столько о том, чтобы отмстить за умерщвление Пертинакса, сколько о том, чтобы достигнуть престола. Их силы были совершенно одинаковы. Каждый из них находился во главе трех легионов и многочисленного отряда союзников, и, хотя характеры их были различны, все они были опытные и способные военачальники...

Впрочем, всё понятно и здраво с их стороны: ставка краткосрочная. Лет 10–30 бы ещё продержаться, а там трава не расти. О надлежащем устройстве государственной структуры, которая позволит ему развиваться и процветать в веках, как это когда-то было у римлян, они вовсе не думают. Задачи нет чтоб машина ездила и не поскрипывала ужасающе, теряя детали и обрастая внезапно на ходу новыми, неожиданными — надо просто впрячь в неё лаек и дотащить до ближайшего совхоза.
Вообще любопытный текст, написан в 1776 году, когда ещё индейцы вон вовсю свирепствовали, британцем на своих островах, про историю совсем древнюю и к тому времени всеми уж забытую. Но сколько мест в нём живущих и сейчас, в нашем мире, и не осознаваемых даже теми, кто по идее должен бы задумываться. Что называется, найдите десять совпадений.
Так вот что означали эти повсеместные гвардейские ленточки, введённые вдруг лет десять назад по указу какого-то чиновника, даже не понимающего что эти цвета означают, и что далеко не каждый имеет право их носить. И радостно подхваченные толпой, что до сих пор этого не понимает. На днях вон в метро рядом стоял мужичонка с рюкзачонком с гвардейской ленточкой. Хотя вроде общая мода давно прошла. Если ты хочешь показать что патриот — отчего не цвета флага, как во всех странах? Если новый триколор так уж тесно связан с периодом развала страны — отчего тогда не наш старый привычный, красный? Так это вот оказывается на что они намекали все эти годы. Тонко.
Значит зреет-таки восстание. Хотя мне не ясно настроение «простого обывателя», думаю, что царек что-то «подозревает».
Hare Rama › Царёк стал подозревать первым, лет ещё десять назад. Он у нас вообще ловкий и смышлёный. Я уж рассказывал, каким для меня было шоком внезапно увидеть посреди мирного города процветающей народной демократии в километре от Красной площади во дворе такой здоровый урал, новенький, будто из автосалона, весь блестящий на солнце и футуристический местами, сплошь в шноркелях и решётках, оттюнингованный под передвижную тюрьму. Минуту пытался понять, где они ожидают набрать тут в него столько арестантов? Разве только всех подряд хватать. То есть они специально заранее придумали проект, потратили огромные деньги и пустили в серию колесницу, чтобы зачем-то когда настанет час, начать набивать в неё досужих прохожих, фланирующих меж Третьяковской галереей, Кремлём, набережными, ресторанами, торговыми комплексами, супермаркетами и всем прочим жирующим до поры нэпом. Я понимаю, что это весело и неожиданно. Но так до сих пор и не могу понять — зачем?

А несколько лет спустя на летнем народном празднестве обратить внимание, что толпу удерживают не просто турникетами, как всегда было — а особыми турникетами, «riot model» — сконструированными так что их нельзя опрокинуть. Сразу задумался над такой инженерной задачей, стоя на пустеющем после праздника пляже, с которого все спешно разбредались толпами, изучая конструкцию нечеловеческую, и придумал: в случае чего надо шестами запасаться, шестами их можно поддеть.

А пару лет назад они придумали на всех станциях метро для устрашения обывателей держать по взводу детёнышей милиционеров, ну то есть срочников. Причём все как на подбор какие-то духи были дрожащие отчего-то. С собаками.

А в прошлом, кажется, году, установили на все входы в метро короба через которые надо проходить и они типа всех просвечивают невидимыми лучами смерти. А кто пытается обойти — того сразу хватают и тащат.

То есть вот если бы нам такое показали в 1991 году, после победы над тоталитаризмом и полной свободы, продержавшейся всё правление Ельцина (тут надо отдать ему должное; правда свобода была полной не столько для граждан, сколько для бандитов и коррупционеров, за десять лет растащивших страну) — мы бы или начали безостановочно нервно смеяться, или не сговариваясь пошли все вместе на выход из страны. А так, постепенно, растянуто на годы, у них сработало. Помните, я уж не раз вспоминал про ту лягушку, которая не понимает, когда ей постепенно подогревают бульон. Вот у этих мозгов столько же. Не замечают просто уже даже.
Это при том, что восстание никакое не зреет. Народ прекрасно помнит Великую Октябрьскую Социалистическую чудесную, и её многочисленные и разнообразные последствия, уже сто лет как не могущие закончиться наконец.

Да и Украина особо напомнила, что переворот под жизнерадостными лозунгами — это не обязательно наступление с понедельника liberté, égalité, fraternité, вступление в Европу и каждому по вилле с виноградником, а, возможно, скоро будут опять хреначить из миномётов по жилым кварталам.

Вообще ни разу не встречал никого тут, кто бы желал ужасной смены власти. Как и никого, кроме как за деньги, радующегося ей такой. Все просто ждут, когда оно само наестся и отвалится.

Так что все эти демонстративные методы устрашения — они сами по себе, просто чтобы попугать народ. Надо же им чем-то развлекаться.
   


















Рыси — новое сообщество