lynx logo
lynx slogan #00087
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

ооновский миротворец




   

№3457
3701 просмотр
31 декабря '12
понедельник
11 лет 167 дней назад



Поэзия ненависти...

[ uploaded image ]
Да простят меня читатели за это сообщение в канун Нового года. Но...Открыл для себя это стихотворение только что...С кем еще мне поделиться этим, как не с вами?



Это стихотворение — порождение пропагандистской кампании «Убей немца!», начавшейся в 1942 году, с целью активизации ненависти к немецким агрессорам.
У ее истоков стояли Константин Симонов с "Убей его! Если дорог тебе твой дом", и статьи «Убей!» в «Красной звезде» от 24 июля 1942 Ильи Эринбурга.

Выдержка из той статьи: Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы.
Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. Он возьмет твоих и будет мучить их в своей окаянной Германии.
Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя.
Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого — нет для нас ничего веселее немецких трупов.
Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев.
Убей немца! — это просит старуха-мать. Убей немца! — это молит тебя дитя. Убей немца! — это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!


И вот оно...
Стихотворение, написанное в декабре 1943 года танкистом-разведчиком Владимиром Слёзкиным.
Он пережил войну, и стал преподавателем марксистско-ленинской философии...

И вот я убил его.
Он — такой же, как я, молодой.
И замер на миг я, забыв про бой,
И молнией мысль: тоже чей-то ведь Зон!
Русый, как русский,
Сверстник мой прусский!

Прости меня, муттер, этого фрица!
Прости меня, мама, что стал я убийцей,
Что вынужден буду и впредь убивать —
Нет средства иного фашизм покарать!

Не я бы его — так он бы меня,
И плакала нынче моя бы родня,
Как плачут сегодня уже миллионы
Осиротевших советских семей,
И нет справедливей их гневного стона:
«Убей немца! Убей!»

И я вновь бросаюсь в кипение боя -
Задача моя проста,
И ненависть — чувство святое, —
Как совесть моя. Чиста.

Мы мстим! Мы караем! Мы судим
Фашизм — не немецкий народ!
И среди тех, кто отмщенным будет,
Будет и немец тот — русый, как русский,
Сверстник мой прусский, которого я сегодня убил!..


Еще раз извините. Просто зацепило оно меня.
Всегда ваш.
  Написал Сунь Ятсен  
17


Убей немца.


Сильно! И литературные огрехи — ничто, в сравнении с глубоким смыслом вложенным в эти строки.
Я себя считаю эмоционально устойчивым, но у меня всегда мурашки по телу после прочтения великого симоновского «Если дорог тебе твой дом!»
Простите, хоть вы и дали ссылку, опубликую его здесь целиком.
И тем более всех с Новым годом! Не забудьте поднять бокалы за тех, кто положил свою жизнь за Родину и за то, что мы все сейчас живём, и, несмотря ни на что, процветаем!

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!
Badlov › Спасибо вам...
   


















Рыси — новое сообщество