lynx logo
lynx slogan #00068
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

Альберт Эйнштейн




   

№7636
11 106 просмотров
3 марта '15
вторник
7 лет 208 дней назад



Английский юмор, или Чем знаменит отец того самого Дизраэли

Английский литератор 18-19 вв. Исаак Дизраэли был еврей. Более того, происходил из древнего и богатого еврейского рода. Но несмотря на это, по свидетельствам современников был едва ли не первым английским евреем, который совершенно не интересовался религией, и не придерживался никаких религиозных предписаний. И однажды лондонская еврейская община ему отомстила, причём своеобразно. В 1813 году его избрали старостой лондонской синагоги. Дизраэли был изумлён, и от поста отказался. Тогда за отказ, по уставу синагоги, его оштрафовали на 40 фунтов. Возмущению Дизраэли не было предела, он порвал все отношения с общиной, и всех своих пятерых детей крестил.

Но рассказать я хочу совсем не об этом:




Исаак Дизраэли был литератором от бога. Много читал, собрал обширнейшую библиотеку. Писал он также много. Но широко стал известен своим трёхтомным трудом «Curiosities of Literature». Это обширное собрание анекдотов, слухов, сплетен и просто коротких интересных историй, которые автор собрал и упорядочил из своих многочисленных книг.

На Западе книга была широко известна, выдержала 11 переизданий. К сожалению, на русский язык не переводилась.

Оригинальное издание, опубликовано между 1791 и 1807.
Том Три, 1817.
Вторая серия, 1823.

В комментариях я чуть-чуть переведу. Но невозможно объять необъятное.
  Написали коты Шрёдингера  
81


Исаак Дизраэли


Дневник придворного церемонимейстера

Графья Холланд и Карлайл, Черезвычайные послы при дворе Франции, в 1624 году прибыли в Париж для участия в торжествах бракосочетания Чарльза и Генриетты, а также решения вопроса о присоединии к лиге против Испании. Прежде чем озвучить свои предложения, они возжелали выяснить, каким именно образом их мог бы принять кардинал Ришелье. Переговоры в этом вопросе, очевидно не менее важном, чем лига и бракосочетание, вёл маркиз Виль-о-Клер (Ville-aux-Clers). Он и принёс весть послам о том, что кардинал примет их таким же образом, каким были приняты послы Императора и короля Испании. И что он не сможет подать им правую руку а своём доме, потому что он никогда еще не чествовал этих послов подобным образом. Но зато, провожая их из своей комнаты, он готов сопроводить их немного дальше, чем он привык делать. Правда при условии, что те не будут распостраняться о его необычном поведении, дабы другие не могли извлечь из этого какую-либо пользу.

Послы не одобрили такой подход, но попросили время, чтобы получить соответствующие инструкции от Его Величества. А так как времени было мало, они предложили другой выход. Они заметили, что если бы кардинал сказался больным, то они смогли бы навестить его под более чем благовидным предлогом, и провести все столь важные для обеих наций переговоры прямо у его постели. Причем если бы папский нунций Спада начал ревниво упрекать кардинала в приоритете перед английскими послами, был бы хороший повод всё отрицать. Мол, должный этикет я соблюдаю, но вот этот граф Карлайл выбрал время визита возмутительно невовремя. Вот так и решались государственные вопросы.
Когда Яков I взошел на престол Объединённых королевств, он пообещал себе и обществу длинные спокойные дни мира. Иностранные принцы и длинный шлейф послов со всей Европы потянулись к английскому двору. И вот сей миролюбивый монарх принимает решение учредить у себя должность церемонимейстера, по примеру Франции. Признано необходимым сохранять иерархию, и держать в узде постоянно завистливых послов и представителей. Первым служащим на этом посту стал сэр Льюис Левкнор со своим помощником сэром Джоном Финеттом, который в конце концов и стал его преемником уже при Карле І. Сэр Джон удивительно пришелся к месту, души не чаял в своей работе, и мы можем только удивляться тому хитроумию и изобретательности, с какими он успокаивал эту школу сердитых и жестоких мальчиков под его опекой — европейских послов.

Сэр Джон Финетт, будучи гением в своей области, и находясь уже в возрасте мемуаров, не удержался от приятного труда увековечить свою повесть. Он с хронологической точностью описал все обстоятельства событий, происходивших в его вотчине. И если знать, что он был главным актором всего дипломатического корпуса, то не стоит удивляться, что в этой небольшой книге собрано множество любопытной, тайной и достоверной истории.
Зачастую нашему церемонимейстеру приходилось распутывать совместно с камергером сложные и провокативные противоречия, иногда прибегая и к некоторому количеству лжи во благо. Так на торжествах московский посол не хотел давать преимуществ ни французам, ни испанцам. Сэру Джону пришлось изрядно поломать голову, но выход был найден. Приглашенные были размещены таким образом, что русский посол мог постоянно и беспрепятственно лицезреть короля, считая это большой честью. При этом он не мог видеть ничего из развлечений. Другие же послы любезно не возражали такому порядку вещей, по причине малого своего интереса к России, удалённой от их границ, и мало представленной при европейских дворах. Когда же московский посол однажды на приёме в Уатхолле пожаловался, что мол у ступеней его встречал только один лорд, сэру Джону пришлось исчерпать конфликт заверив, что в Англии считается большей честью быть принятым только одним лордом, чем двумя.
Artifex › Забавно, что за анекдот о после российском на один плюс меньше. Всё-таки не хватает функции «посмотреть, кто голосовал». Вождь конечно прав, это вызовет кармо-войны, и не приведёт ни к чему хорошему. Но было бы чертовски интересно.
Oldnick › Не нужно, Индиан полностью прав. Думаю, я и так знаю, от кого это месидж, и почему. Поэтому пояснения.

Во-первых это не анекдот. Трёхтомник Дизраэли битком набит диковинными слухами и сплетнями. Но в рысятник я вытащил именно эту историю потому, что она имеет сугубо документальную основу — реальные воспоминания придворного церемонимейстера. Автор даже даёт на книгу ссылку в конце статьи:

Finetti Philoxensis: Some choice observations of Sir John Finett, Knight, and master of the ceremonies to the two last kings; touching the reception and precedence, the treatment and audience, the punctilios and contests of forren ambassadors in England. Legati ligant Mundum. 1656.

А во-вторых... Ну я не сомневаюсь, конечно, что родную историю все знают хорошо. Просто напомню на всякий случай, что именно в эти вот описываемые годы в России полыхал самый разгар голода, дичайшего безвластия и интервенции. Смута. И приведенный мною маленький отрывочек — это не насмешка над иваном-дурачком, как наверное кто-то подумал. А документальное свидетельство того, что даже в Смутное время Россия была представлена полномочными послами при ведущих европейских дворах. И эти послы принимались на равных с прочими.
Artifex › ну, мы же под анекдотом понимаем не столько смешную выдуманную историю, сколько краткий рассказ об интересном случае
Artifex › Спасибо. Я не догадываюсь, кого мог обидеть этот рассказ, но сама обида показательна.
Oldnick › Да я не думаю, что там прямо уж обида. Скорее настороженность. Вполне понимаю.
Oldnick › Забавно, что за анекдот о после российском на один плюс меньше.

Забавно, что на сайте, куда мы убежали от эпических кармавойн на Дёрти, когда народ тупо собирался группами и ходил друг-друга минусовать по всем постам и комментам, народ остался тем же, и начинает теперь считать и обсуждать плюсы. Строить догадки и предположения. Подозревать интриги.

Всё-таки не хватает функции «посмотреть, кто голосовал».

Если сильно надо, могу для вас залезть в базу и посмотреть, кто как голосовал. Но это так возиться надо, что мне проще что-нибудь полезное за то же время к сайту прикрутить. Тем более что у нас каталоги книг ожидаются. Так что эта возможность зарезервирована для борьбы с кармочитерами. Которых у нас тут так и не завелось. Я скучаю по ним, сайт писался в полной уверенности, что тут будет сходу всякой твари по паре, толпы народа и скучно не будет. Вы пишите что-нибудь лучше, а не о плюсах думайте. В лучшие времена, до войны на Украине, у нас было везде по 100 плюсов, подряд золотые посты шли, приходилось каждый месяц повышать планку, чтобы не рябило.

Если вы меня в чём-то подозреваете — докладываю: первым заметил пост и по своей привычке автоматом проставил везде плюсы, даже не читая. Сначала времени не было, потом блок питания сгорел дымно и пламенно, а теперь снова времени нет. Но обязуюсь.
Indian › Не думаете ли вы, что это я развязал войну в Украине, чтобы не писать золотых постов?
Oldnick › А кстати — чем докажете, что не вы? Повод более чем весомый.
Artifex › Ну... Это... Я того...
Да! Да! Да! Это всё я! Только не мучайте меня больше!
Oldnick › Не думаю ли я, что вы развязали её заэтим? Я, право, прежде надеялся, у вас к тому были какие-нибудь более веские причины.
Indian › Я не буду отвечать на ваши вопросы без своего адвоката.
Oldnick › А всё. Мы ему тогда всё же бросили в итоге магнитофон.
Незадачи поджидали осторожного церемонимейстера на каждом шагу, стоило лишь немного отойти от инструкций. Так по случаю церемоний празднования Дня Святого Георгия были посланы приглашения голландскому послу и их государственным поверенным. В ответ они запросили, будут ли им оказаны такие же почести, как и другим приглашенным. Сэр Джон, по наивности своей, ответил что не сомневается в этом. Но уже в скором времени выяснилось, что приглашения нужно дезавуировать. Камергер пенял сэру Джону, что тот превысил свои полномочия, пригласив голландцев в королевские апартаменты «стоять на стороне королевы». Ибо испанский посол никогда не потерпит их настолько близко от себя, разве что «между ними будет дощатая перегородка с окошком». Дело закончилось плачевно для голландцев. Будучи республиканцами, они вызывали презрение у всех послов, отваживаясь перемещаться среди коронованных особ лишь во время танцев. Однако дипломатичный выход был найден: голландцы отказались от присутствия на церемониях, так как получили «срочное приглашение» от графа Эксетера на обед в Уимблдоне. Отличная уловка для спасения ситуации, вероятно потребовавшая совместного гения камергера и церемонимейстера.
Когда Палатин (Фридрих V, курфюрст Пфальцский, прим. перев.) прибыл в Англию, чтобы жениться на Елизавете, единственной дочери короля Якова I, «пир и веселье» при дворе было прервано недовольством посла эрцгерцога (австрийского правителя, прим. перев.) по весьма существенным вопросам. От него ожидали, что он почтит своим присутствием торжество на второй или третий день, либо на обед, либо на ужин, либо на оба сразу. Посол же потребовал аудиенции у церемонимейстера, и с озабоченным лицом спросил, был ли приглашен посол Испании. Церемонимейстер ответил сообразно имевшимся у него на такой случай инструкциям. Мол, посол болен, и никак не может быть на церемониях. На это собеседник заявил, что точно знает, что посол Испании был на торжествах вчера. И это также точно, как и то, что приглашение было ему отправлено, и им принято.

Далее последовала тирада в том духе, что и Франция могла бы дать эрцгерцогу преимущество. Но особенно возмутительно, что даже венецианские послы пролезли вперёд. Венеция! Чертова мещанская республика с горсткой территории, не то что у его монарха и Государя. Притом венецианцы еще смеют хвастаться частыми милостями, которые они получают.

Одним словом, сэр Джон вернулся от посла в печали, и доложил о разговоре лорду-камергеру и Его Величеству. Затруднительная ситуация была решена составлением торжественной декларации, в которой сам король Яков I заявил, что принимает упрёки посла эрцгерцога. И в своё оправдание приводит следующие аргументы.

Во-первых, венецианцы были приняты не как послы, а как часть торжеств. Ибо прибыли в новых нарядных ливреях, сшитых специально по этому поводу. Во-вторых, посол Испании действительно был болен, в связи с чем и был принят не в установленном порядке. А в третьих, Его Величество считает, что церемония бракосочетания является одним продолжительным действием, в котором нельзя выделить ни день первый, ни второй, ни последующие. Они все одинаково важны. Поэтому нельзя говорить, что кому-то из послов были оказаны большие или меньшие почести. Но если уж на то пошло, он, Яков I, признаёт самым важным последний день церемоний. Как, например, последний двенадцатый день Рождества. И именно в этот день и будет принят посол эрцгерцога. Пожар конфликта был потушен.
На торжествах послы постоянно соперничали за преимущества. Наглый француз попытался проскочить впереди принца Уэльского. Более того, венецианцы начали требовать себе право сидеть в креслах. И это в то время, когда сам принц довольствовался стулом.

К свадебному обеду сэр Джон привел леди супругу французского посла. Согласно порядку, установленному камергером, леди должна была занять место за столом ниже графинь, но выше баронесс. Куда там! На её месте уже сидела виконтесса Эффингем, которая заявила о своих особых «женских правах» занимать «надлежащее ей» место. Так как пересесть ниже она отказалась, то французской леди пришлось сидеть рука-об-руку с виконтессой на протяжении всего обеда. После которого французскому послу, информированному о различиях и противопоставлениях, пришлось вызывать за женой экипаж. Увы, леди уговорили остаться. Графиня Килдэр и виконтесса Хаддингтон уступили свои места. Но праздник был испорчен — леди сидела за столом хмурая как туча, не прикоснулась к угощениям, к вечеру нахмурилась еще больше, и ушла спать без ужина. День свадьбы для неё выдался тяжелым, как крест.
Английский литератор 18-19 вв. Исаак Дизраэли был еврей.


Говорят, Хемингуэй по анкетам был еврей,
Евреи, евреи, кругом одни евреи.
Indian › Увы, что-то неуловимо выдавало в нём еврея: то ли имя с фамилией (Исаак Израильский), то ли внешность:

[ uploaded image ]
Artifex › Причём, насколько помню, он ведь изначально был именно д'Израэли. Потом уже замаскировали как могли.

А что внешность. Вылитый лорд Байрон — раскормить его, надеть смешные очочки... погодите-ка, вы на что намекаете? Что и лорд Байрон таки да?
Indian › Отчего нет? Бирон вполне может быть ихней фамилией.
Oldnick › Вот приятно в сии смутные и мрачные времена новой бироновщины встретить человека, осведомлённого, что именно этот шотландский пловец со звучной еврейской фамилией Гордон был известен в России как Бирон, а у себя на исторический родине как Ариэль Шарон, породивший Шарон Стоун. По рождении оной жил восемьсот семь лет и родил прочих сынов и дочерей, иногда ёжика. Шарон Стоун жила девятьсот семьдесят восемь лет и родила Оливера Стоуна. Оливеру Стоуну было пятьсот лет и родил он двух сынов: Оливера Кромвеля и Оливера Твиста, и двух коков: Джейми Оливера, именем которого назван салат и ирландский виски, который им заедать, и негодяя Негоро, компаньона великого Альвеца; сей начал быть силен на земле. Он был сильный зверолов пред Господом [Богом], потому и говорится: сильный зверолов, как Негоро, пред Господом [Богом]. Царство его вначале составляли: Вавилон, Абремшимчи, Бешикташ, Галатасарай, Жальгирис, Дортмундская Боруссия.
Indian › Спустя несколько времени, Оливер принес от плодов земли и односолодовый виски в дар Гордону, и Оливер также принес от первородных стада своего и виски. И призрел Гордон на Оливера и на дар его, а на Оливера и на дар его не призрел. Оливер сильно огорчился, и поникло лице его.
И сказал Гордон Оливеру: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним. И сказал Оливер Оливеру, брату своему. И когда они были в поле, восстал Оливер на Оливера, брата своего, и убил его. И сказал Гордон Оливеру: где Оливер, брат твой Оливер? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?
С тех пор появился односолодовый виски, и так и говорят по сей день в земле Гайлаандской: Стоит лишь раз взять овцу, и пред лицем Гордона забудутся и мосты и дома, и останешься ты только звероловом, виски же ни с чем не мешай, ибо это грех пред Гордоном.
   


















Рыси — новое сообщество