lynx logo
lynx slogan #00052
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

специальный агент Дейл Купер, ФБР, Твин Пикс




   

№9686
2713 просмотров
8 сентября '20
вторник
2 года 91 день назад



Григорий Померанц — Не говори громко от этого засыхают деревья

Как говорили в пору моей молодости: пусть тут полежит.

МАМА НЕ ГОВОРИ ГРОМКО ОТ ЭТОГО ЗАСЫХАЮТ ДЕРЕВЬЯ.
Одна из проблем, которую нельзя решить высокоточными ракетами, — миллиарды недорослей, недоучек, недоразвитков. Примитивные народы умели воспитывать своих мальчиков и девочек. Простая культура целиком влезала в одну голову, и в каждой голове были необходимые элементы этики и религии, а не только техническая информация. Культура была духовным и нравственным целым. Естественным примером этой цельности оставались отец с матерью. Сейчас они банкроты. Тинейджер, овладевший компьютером, считает себя намного умнее деда, пишущего авторучкой. Мир изменился, каждые пять лет он другой, и все старое сбрасывается с корабля современности. Растут миллиарды людей, для которых святыни, открывшиеся малограмотным пастухам, не стоят ломаного гроша. Полчища Смердяковых, грядущие гунны, тучей скопились над миром. И они в любой день готовы пойти за Бен Ладеном или Баркашовым. Записку Иконникова гунны не прочли (а если б и прочли — что им Иконников? Что им князь Мышкин?). Судьбу Другого они на себя не возьмут… Одно из бедствий современности — глобальная пошлость, извергаемая в эфир. Возникает иллюзия, что глобализм и пошлость — синонимы. И глобализм уже поэтому вызывает яростное сопротивление. Не только этническое. Не только конфессиональное... Одна из особенностей великих культурных миров — способность к историческому повороту, переходу от расширения вовне к внутреннему росту, от захваченности центробежными процессами к созерцанию духовного центра и покаянию за отрыв от него…. Лидерами станут страны, которые лучше других сумеют создать новый стиль жизни, включить паузу созерцания в череду дел, избавиться от лихорадки деятельности, от «блуда труда, который у нас в крови» (Мандельштам). Пионерами могут быть и большие и маленькие страны, сильные и слабые. Мы не знаем, кто вырвется вперед. Но начинать должны все. Решающей становится не экономика, а педагогика, начиная с детского сада. Дети схватывают начатки нового быстрее взрослых. Я вспоминаю слова девочки четырех лет: «Мама, не говори громко, от этого засыхают деревья»…. С самого раннего детства можно воспитывать понимание радости, которую дает созерцание. И это подготовит людей к переоценке ценностей, к переходу от инерции неограниченного расширения техногенного мира к цивилизации созерцания, духовного роста и равновесия с природой. Если мы будем просто звать людей ограничить свои потребности, ничего не выйдет, кроме раздора. Петр кивнет на Ивана, Европа на Америку, Азия на Европу. Поворот может дать только открытие ценности созерцания, паузы созерцания в делах, в диалогах и дискуссиях, в развитии мысли… Школа не может отвлечься от сегодняшнего дня, не может не готовить программистов, юристов, менеджеров. Но сегодняшний день скоротечен, и течение несет его к смерти. Слово «кала» на санскрите — омоним: и время, и смерть. Культура, не нашедшая опоры в вечном, падет под напором перемен. Школы могут и должны учить паузе созерцания: через искусство, через литературу. Со временем — используя телевидение, если оно повернется к величайшей проблеме века.
™ Григорий Соломонович Померанц (13 марта 1918, Вильно, Литва — 16 февраля 2013, Москва, Россия)


Для меня Померанц, вы помните, его уже тогда у нас рекламировали, годы назад, так и остался загадкой.

Ну как можно сотнями лишних, пустых, ненужных слов, загромоздить такую простую фразу: «должно учить паузе созерцания»; даже одно слово: дзэн.
Indian › Я думаю, все просто. Люди стали бы требовать объяснений. Да и вряд ли одно слово дзэн может что-то значить для подавляющего большинства людей. Отсюда и многословие. И еще оно, мне кажется, от желания быть понятым. И понятым правильно.
Elsh › Так в том и дело, что все прочие слова там — вовсе никак не согласуются с этим пониманием, главной мыслью. Они добавлены к ней наугад, до кучи, для объёма. Они не об этом вовсе.
А добавить много чего можно. Например, развить мысль: бог с ней с дхьяной... людей надо в первую очередь готовить. Или, как говорили в СССР, воспитывать. Не рабочих муравьёв, не специалистов. Век а то и два только об этом и говорили: с Толстого, Достоевского и прочих мечтателей и гуманистов царизма — до 1991 года аккурат. Христианина, потом комммуниста, человека будущего. Потом как отрезало.

Мысль не новая. Будда, Сократ и Христос про это учили в первую очередь: важен человек, его суть, его душа, развитие. Прочее не так важно.

Это делали. Об этом только и говорили всегда. Как вдруг все это всё забыли, и это стало оригинальной мыслью?
Indian › Вот именно. Подмена понятий, а за ней и морали. Моралью становится не Истина (мы тут надолго можем застрять), не даже стремление или желание ее искать. Базой и основой принято ее отсутствие. Напрочь. Нигилизм в своем худшем проявлении. Нет больше Блага, нет даже общего блага, есть только частное благо, которое замкнуто в настоящее, в текущий момент, в тренд, в моду, в сиюминутную потребность. Культ желания индивида. Отсюда: вменяемая другим обязанность ее уважать. По крайней мере никак не нарушать, не ущемлять «права и чувства» других людей. А считается, что это технологии разобщают людей, приводят к одиночеству. Казалось бы, совершенно идеальная ситуация для человека в деле познания своей души. Но этого не происходит. Человек не углубляется в себя, не изучает себя и природу, а дает выход своим желаниям и страстям, требует удовлетворения их, следуя догме о первостепенности его самого. Самым важным в жизни человека становится он сам, все остальное приобретает роль средства вопрощения его идеи о счастье. О его счастье. Счастье же остальных — это их дело. И вот так каждый начинает рваться к цели через одну единстенную дверь — свое желание. Благородство и щедрость становятся актом «доброй воли», а эгоизм и жестокость чтимой «добродетелью», ибо служат единственно важной цели человека — счастью его самого. Достижение цели и есть теперь добродетель. И не важно, что по пути были сломаны судьбы, разбиты сердца, искалечены жизни. А там, за финишной чертой, которую пересек первым — пустота. Потому что все, чего желал, ради чего жил — принадлежит миру вещей. Теперь ведь вещи делают людей счастливыми. Но жизнь не прекращается, не останавливается по достижении счастья. И счастье никогда не длиться до конца жизни. Какой бы большой ни была твоя бочка счастья, всегда есть ложка дёгтя. И эта ложка от другого человека.
Elsh › Нигилизм, да.

Я вот Мераба нашего славного всякий раз включаю в плеере после отбоя, надеясь дослушать... всякий раз в первую же минуту засыпаю. Но он там как раз что-то про нигилизм говорит, я даже в тех ёщё разрозненных фрагментах, что много лет вначале были только доступны, это помню. И не сказать бы, чтоб он нечто новое, невиданное мне рассказал.

Но всякий раз так чудно, когда встречаешь ещё кого, кто это понимает.

Это ведь столь немногие понимают. Даже среди умных. Вон, смотрите сколько среди них было убеждённых нигилистов. Как вон Ленин и Сталин... смышлёные ведь были ребята, куда всё у них делось потом? Мы тут с американскими ветеранами полковника Курца вспоминали надысь, да, того самого, по Конраду. «Да он ж коммунист был какой-то» — сказал один. Что пуще прочих всё понимает, и это не повод был начать ему рассказывать, что да нет, да не коммунист, и даже тупо не диктатор, и даже не съехала башня... а вот решил парень уйти в луга, в сельву... куда там у них, что есть в округе? в джунгли, в мангровые заросли.

Потеря рассудка мне кажется почётной,
как гибель часового на своем посту.


   


















Рыси — новое сообщество