lynx logo
lynx slogan #00045
Привет! Сегодня у вас особенно незнакомое лицо.
Чтобы исправить это, попробуйте .

А ещё у нас сейчас открыта .




секретный шифр д-ра Тьюринга, O.B.E:

включите эту картинку чтобы увидеть проверочный код

close

Юрий Гагарин на курортах Сочи




   

№9347
8415 просмотров
6 апреля '19
суббота
3 года 246 дней назад



Бездельник кто с нами не пьёт! (Бетховен — Застольная)

Beethoven — Come fill, fill, my good fellow!

Исполняет Борис Гмыря в исполненьи возможно что даже Шаляпина.


Борис Романович Гмыря (1903—1969).

Советский украинский оперный и камерный певец (бас). Народный артист СССР (1951). Лауреат Сталинской премии второй степени (1952).

Родился 23 июля (5 августа) 1903 года в местечке Лебедин (ныне город в Сумской области, Украина) в семье каменщика. Отец Роман Константинович и сестра умерли во время голода на Украине 1932—1933 годов, мама выжила только благодаря литру молока, вовремя принесённому её сыном.

Работал сначала грузчиком в Севастополе, затем матросом на Черноморском торговом флоте.

В 1926—1930 годах учился на вечернем рабфаке. В 1935 году окончил Харьковский инженерно-строительный институт (ныне Харьковский национальный университет строительства и архитектуры), в 1935—1936 годах — аспирант Харьковского научно-исследовательского института сооружений. В 1939 году окончил Харьковскую консерваторию (ныне Харьковский национальный университет искусств имени И. П. Котляревского) (класс пения П. В. Голубева).

С 1936 года выступал на сцене Харьковского театра оперы и балета (с 1944 — имени Н. В. Лысенко).

С 1939 по 1957 год — солист Киевского театра оперы и балета им. Т. Г. Шевченко. В его репертуаре 44 оперных партий.

В 1943—1944 годах работал в Каменец-Подольском: сначала в переведённом сюда немцами Полтавском музыкально-драматическом театре, а после прихода Красной армии — в городском музыкально-драматическом театре.

Дал более трёх тысяч концертов, в которых исполнял от 25 до 40 сочинений. Камерный репертуар певца включал многочисленные (свыше 600) произведения украинских, русских и зарубежных композиторов, народных песен и романсов.

Гастролировал по городам СССР и за рубежом: Чехословакия (1955), Болгария (1956), Польша (1956), Китай (1957), Венгрия, Югославия.

В 1951 году на Декаде украинского искусства в Москве по личному указанию И. В. Сталина получил звание Народный артист СССР вместо Народный артист Украинской ССР.

Скончался Борис Гмыря 1 августа 1969 года в Киеве. Похоронен на Байковом кладбище.


А теперь слушайте совершенно неповторимое фортепиано.

Op. 108 # 13, »SCHOTTISCHE LIEDER«
L. v. Beethoven — Schottische Lieder Op. 108 Nr 13, Scottish Songs

Да не забудьте прежде подключить ваши самые правильные колонки.


И притом правильно, а то я тут распутывал давеча клубки проводов от центра к ним, и вдруг понял, что десять лет у меня правые басы были, я считаю это всецело их вина, подключены налево. И система на 44, когда там у неё все 196 и более всегда были доступны. Вот сейчас включил и сижу как дурак думку думаю: «Ведь енто едрён-ть тот же самый звук стал, что тогда вживую я слышал, от них самых, сволочей, живых скрипачей». Эх, ладно, что там. Что уж теперь.

Johann Sebastian Bach — Air on the G String (BWV 1068)


Прости меня, Иоганн Себастьяныч, если сможешь конечно. Хотя я знаю, ты как раз не простишь. Представь, это жалкое животное — ну, вот это конкретно, в моём лице, точнее скорее мордочке тогда уж — все эти десять лет подключало твои правые басы в левую колонку... и всякий раз причем, негодяй такой —

вот как раз под окнами вдали собаки лают стаями, ссорятся, тоже верно недоумевают;
ну либо напротив, Баха в приоткрытое по случаю вёсен внезапных всяких окно услышали


все беды в мироздании от недоумения, причём всеобщего, обоюдного... впрочем, я отвлёкся. И всякий раз причем, негодяй такой, недоумевал, отчего ты, сам Бах, звучишь у меня будто Шуберт, прости Господи, какой? Нет, ну правда!

А всё от безблагодатности. Вот и разгадка. Как говорил тогда принц Омлет. Оттого что провода были воткнуты не тудыть.

Зато теперь — что за радость! — то самое словно живое исполнение.

Johann Sebastian Bach — Adagio
Indian › Простите меня, при всем уважении, все-таки это не Бах...

Alessandro Marcello — Adagio in D minor
Elsh › Что не делает, впрочем, сколько-нибудь чести Баху. В том смысле, что мог бы не лениться и сам всё это наваять к бессмертию своему пущему. Хотя нет, ему и так достаточно. Хватит.

Даже небо и то где-то схожее стырили. Ну никакого стыда у проклятых итальяшек. Кстати, вижу, современники были почти в точности. Ухитрились же. Как раз полчаса назад писал, насколько немецкие фашисты почувствовали тогда свою невиданную общность с итальянскими вдруг. А заодно и с японскими. Вот же ж ведь...

Я вас долго на живца вываживал. Как говорили, кажется, вымершие советские рыболовы-любители. Все эти годы недоумеваю, отчего я, ну полнейший дилетант в вашей струнно-инструментальной классичной музычке клавишно-духовой, всякий раз взаместо вас, явно профессионала, берусь будоражить умы благородного собрания их вашими изысканными гармониями. Куда удобней и приличней вам б сие пристало все эти годы производить. А?
Indian › Это абсолютно справедливое нарицание, сэр. Только в моем случае все получилось бы очень скучно и однообразно. И все потому, что круг моих музыкальных интересов и предпочтений настолько узок, что содержит всего нескольких авторов, главным их которых, как вы догадались, и является Бах. До недавнего времени, пока я был достаточно молод, чтобы быть категоричным, я вообще считал, что Леонардо да Винчи, Микеланджело и Баха за глаза хватило бы всему этому глупому человечеству и нечего было плодить дальше всю остальную галиматью, высокопарно называемую искусством. Но время идет, я старею и некоторые романтики после-баховского ренессанса, все же трогают мою израненную дураками и, преимущественно, дурами, душу. Но сам я, по доброй воле,музыку слушаю крайне редко. Играть иногда играю, да, но слушать?! Нет уж, увольте. И не то, чтобы я прекрасно играл, просто слушая других, получаю очень мало удовольствия, ибо все настолько далеко от совершенства, что становится скучно уже на второй-третьей минуте. Но замечания ваши учту. Впредь обещаю...
Elsh › Вот как раз Баха и прочее, и именно в тех исполнениях что у вас не вызывают скепсиса, и давайте.


А то я где-то в начале века тоже начал было слушать всё вокруг Баха симфоническое: Пахельбеля всякого, Бетховена, Моцарта, Вивальди... и понял, что чтобы только начать разбираться во всём этом объёме: надо всё прочее бросить и несколько лет потратить. Ну, чего я буду перечислять? — скорее вы их всех перечислите, датируете и расставите приоритеты. Кого (какие вещи у них, главное, — а то они столь плодотворны подчас были...) нам слушать в первую очередь. И, не менее важно, в чьём исполнении.

А то вот я ещё раз, добившись неслыханно хорошего звука вдруг, заодно и «Времена года» Вивальди, что у меня валялись давно в исполнении Джеймся Галвэя 1991 года ещё раз поставил — может, думаю, с настолько теперь правильным звуком хоть оценю: и скорее чувствую, что нет, Вивальди-то, по своей музыкальной структуре как раз весьма интересен, а времена года так и вовсе сразу чувствуются, не подглядывая — о, чувствую, сентябрь пошёл! — но что-то вот исполнение не трогает.

И что-то из этих, Серенаду Шуберта кажется, тоже несколько раз тогда в двух вариантах слушал, сравнивал, выбирал лучшее звучание.


Вот примерно перечислил три основные проблемы классики для меня и всякого прочего неподготовленного к ней слушателя:

№1. Звуковая система, её достаточность. Рассказывал как-то как услышал однажды в 90-х репетицию прямо рядом с собой настоящего живого оркестра — и после этого даже особо желания не возникало слушать классическую музыку как вон нас в СССР приучили, по однопрограммному радиоприёмнику, или вот потом в плеере жалком. Сразу понял, что такого звука я прежде никогда не слышал, и даже не ожидал — это было потрясение. После которого уж не хотелось возвращаться вот в мир этих приглушённых бледных звуков, неизбежных акустических искажений при воспроизведении.

№2. Огромный объём, где непонятно вообще что там лучшее, с чего начинать, чтоб не переслушивать все эти века подряд. Ну, то же самое, что с литературой для неискушённого читателя. Из которых вон миллионы ломаются и начинают читать всё подряд, что ближе лежит: Чейза и Сименона.

№3. Выбор наилучшего исполнения. Тоже, надо сразу чётко знать, что искать. При том, что одну вещь могли с разным совершенно звучанием произвести сотни исполнителей по всему миру.
Indian › Ого! Вы тут явно кое-кого переоцениваете, Вождь. Я, конечо, окажу посильную, так сказать, помощь в отборе, но вы же сами понимаете, это тоже весьма субъективное дело. Тем более с исполнением известных вещей! Но... Это интересное дело. Я принимаю вызов. А вернее, соглашаюсь на ваш социальный заказ.
Elsh › Так в том и дело, что вы, как я знаю, занимаетесь как раз этим всю жизнь. Это ваша профессия. Как раз постарался выше подробно разложить, отчего для меня, дилетанта, который им так и останется уж, нет времени на всё, нет времени изучать теперь ещё и эту сторону культуры профессионально — важен именно ваш опыт.

Именно потому что тогда вот, выше, слушая все эти вещи в наконец качественном звуке, вдруг понял, что при некоторых исполнителях мне скучно, но при некоторых — вовсе нет, скорее даже весело, отчего я органные вещи Баха и ценил всегда много больше всех этих скрипочек повизгивающих — но я не понимаю совершенно это как науку, не умею разложить, осмыслить технику. Я именно как зверушка, как вон киса моя: либо нравится и она показывает «о! здорово! продолжай это мне играть» — либо ей сразу наскучивает и она уходит, ну либо я скорей замечаю и ставлю ей что-то поинтересней. У меня, как и у неё, нет инстремента рационального осмысления музыки и качества исполнения: то есть я не могу в каждом моменте сказать, как бы я тут сыграл точнее и глубже — хотя прекрасно замечаю всю эту их лауреатскую симфоническую фальшь, и что они там вообще в массе занимаются музыкой именно как нелюбимым зато выгодным ремеслом. Оттого они и лишь исполнители, даже не авторы.

И вот чувствуя всё это, и зная, что вы как раз здесь редкий шаман, кто во всём этом разбирается, вот это место я уже просто предвосхитил, заранее ожидал, понял именно это, что вы видите всякий раз, и можете исправить все их ошибки, неточности, смазанности, леность, безразличие, во всех этих местах:

просто слушая других, получаю очень мало удовольствия, ибо все настолько далеко от совершенства, что становится скучно уже на второй-третьей минуте

Побудьте нашим Вергилием. Ни у меня, ни у нас всех, кто как и я тоже в этом не особо... ни даже, думаю, у вас, не будет второго шанса составить настолько точную, полную, хорошо темпеиллюстрированную краткую энциклопедию классической музыки.

И не только, и вообще инструментальной, и в том числе вообще будьте свободны, любые вещи, что вы заметили как интересные для с точки зрения композиции и исполнения. Притом, в наиболее необременительном для вас формате: вспомнили что — написали когда появилось время.

Так ты Вергилий, ты родник бездонный,
Откуда песни миру потекли? —
Ответил я, склоняя лик смущённый. —

О честь и светоч всех певцов земли,
Уважь любовь и труд неутомимый,
Что в свиток твой мне вникнуть помогли!


Искал где я приводил органные вещи Баха, так и не нашёл. Зато нашёл вашу чакону его. Вот наконец и я могу услышать все эти струны почти так, будто вот живой гитарист рядом со мной играет. Явно там была программная несуразица в моих прежде стандартных звуковых драйверах, либо вот настолько я слышу разницу между 48-ми килогерцами при 16-и битах и 96-ю при 24-х. Повысил на всякий случай сейчас до 192-х. Пусть себе отжирает ресурсов больше, главное — такой настоящий живой звук.
А, ну вот же. По Bach отчего-то не нашлось, по organ тоже.

Бах и орган — совсем не одно и то же.


Намеренно и по заголовкам, что у нас обычно были в интернациональной форме на латинице их протестантствующей, да и оттого что по-русски уже искал, да к тому же у нас и бах и орган — настолько повседневные слова, что пусть они буржуины завидуют.

Отчаялся, уж ни Гугл ни Яндекс даже не находят. А оно было! И стал искать по чему-то такому. Вот, по fugue нашлось:

J. S. Bach — Toccata and Fugue in D minor
Sean Jackson, St. John's Episcopal Church, Stamford Connecticut

И вот ещё. Это уже ещё чуть более умный поиск, у меня тут кажется начинает постепенно включаться мозг под вечер, по BWV:

J. S. Bach — Matthæus Passion (BWV 244)
Indian › Побудьте нашим Вергилием. Даже не знаю, как тут себя вести и что отвечать... Впрочем, как тут откажешь? Все равно на безрыбье и рак рыба, знаем же. С вас тогда только совет или даже руководство, куда это все писать? Где постить, чтобы удобно было? Или я буду складывать на «стену», а вы там сами уже куда захотите, туда и перенесете. А? И я, пожалуй, прямо сегодня и начну.
Elsh › В Музыку. Если получится совсем много-много, отдельно создадим зоопарк классической, либо инструментальной музыки (чтоб и современное туда тоже) — и перенесём всё туда.
Indian › Отличная идея. !
И звучат все нужные басы сразу, и кошка приходит и ластится, тоже всё сразу почувствовала.

Нет, всё же скорее всё дело было даже не в перепутанных каналах, а в сниженной по умолчанию дискретизации. Какая же ощутимая разница! Вот теперь живая скрипка!

Я прямо не могу заснуть теперь.

И даже притом, собака, что хуже, и кошке не даю заснуть.
И эта хрень вся, попрошу заметить, раздаётся по всему паркету дубовому и вибрирует под ластами ощутимо. И по всей дальнейшей структуре причём, успевшей к этому моменту окостенеть. Нет, я положительно ставлю на 196 потому что те низкие частоты и так всё равно вибрировали бы всегда, просто не оттуда.

Ну либо вино это сегодняшнее мне надо запомнить особо, и специально затариться, сделать стратегический запас заблаговременный благоразумный.

Всё, короче, живите дальше без меня ещё долго и счастливо. Я теперь слушаю Баха. Мой музыкальный, с позволения, центр, наконец до него отчасти дозрел. Чем и поспешу воспользоваться.

Johann Sebastian Bach: Adagio, BWV 974


Cubus plays Adagio in D minor by Johann Sebastian Bach. It is an arrangement of an Oboe Concerto by Allesandro Marcello.
Sound: Dark Ballad [006] on Roland RD-700GX. Reverb: Redline Reverb plugin, Preset: Stadium, 40 % wet.


Что-то из «Семнадцати мгновений весны» сразу вспоминается, но потому как глупое животное неразумное необученное — не могу сразу сказать, что именно.

Пока всего не переслушаю.
Шотландская застольная

Музыка Л. Бетховена
Слова В. Шмидта

Постой, выпьем в дорогу еще.
Бетси, нам грогу стакан,
Последний, ей-богу! Бездельник,
Кто с нами не пьет!

Налей полней стаканы.
Кто врет, что мы, брат, пьяны?
Мы веселы просто, ей-богу!
Ну кто так бессовестно врет?

Постой, выпьем в дорогу еще...

Ей-ей, весело пьется.
К чертям все, что не льется.
Кто там над нами смеется?
Сосед, наливай, твой черед.

Легко на сердце стало,
Забот как не бывало.
За друга готов я хоть в воду,
Да жаль, что с воды меня рвет.

Постой, выпьем в дорогу еще...

Теперь выпьем за Бетси,
Еще выпьем за Бетси,
За рот смеющийся Бетси,
А Бетси сама нам нальет.

Ну да, нам выпить нужно
За всех за девиц дружно,
Давайте ж за девушек дружно,
А Бетси сама нам нальет.

Постой, выпьем в дорогу еще...

Indian › В своё время в условно интеллектуальных кругах харьковских студентов эта песня была довольно популярна. Правда, текст звучал несколько иначе:

По сто! Выпьем в дорогу еще
Бетси нам грохнет стакан
Последний, ей богу!
Без денег — кто с нами не пьёт!
Artifex › Нет, вот именно оригинальный русский текст здесь как нельзя наиболее удачен — в нём содержится некая возвышенная нравственная оценка сути происходящего, высшего смысла процесса — да ещё в изысканной форме противопоставления низменного образа всех невовлечённых в него.

Старик Бетховен был, ко всему, и неплохим поэтом.

Надо поискать, кстати, источники этого русского текста. Думаю, явно не точный перевод — скорее переложение. В те времена российская имперская интеллигенция не особо утруждала себя разрыванием между точностью, по Шоу, и красотой переводов; предпочитая последнюю, а то и вовсе от себя что-то... Как вон, кстати, Пушкин возник, как излишне вольный переводчик лорда Байрона. Да и Шекспир, как рифмователь и постановщик Плутарха и Холинсхэда и К°.

Come fill, fill, my good fellow!
by William Smyth (1765 — 1849)

Come fill, fill, my good fellow!
Fill high, high, my good Fellow,
And let's be merry and mellow,
And let us have one bottle more.
When warm the heart is flowing,
And bright the fancy glowing,
Oh, shame on the dolt would be going,
Nor tarry for one bottle more!

My Heart, let me but lighten,
And Life, let me but brighten,
And Care, let me but frighten.
He'll fly us with one bottle more!
By day, tho' he confound me,
When friends at night have found me,
There is Paradise around me
But let me have one bottle more!

So now, here's to the Lasses!
See, see, while the toast passes,
How it lights up beaming glasses!
Encore to the Lasses, encore.
We'll toast the welcome greeting
Of hearts in union beating.
And oh! For our next merry meeting,
Huzza! Then for one bottle more!


Полное название цикла: «25 шотландских песен для голоса, смешанного хора, скрипки, виолончели, фортепиано, лесного бурундучка и резиновой уточки» (Opus 108). Произведение было опубликовано в Лондоне и Эдинбурге в 1818, а в Берлине в 1822.

Среди песен цикла наибольшую популярность приобрела «Застольная» ('Come Fill, Fill, My Good Fellow' или »Schenk ein, mein guter Junge, schenk hoch«).


Trinklied

Schenk ein, mein guter Junge!
Schenk hoch, hoch! guter Junge!
Nun singt mit fröhlicher Zunge,
und leeret noch ein Fläschen mehr!
Wenn heiß die Köpfe glühen
und Witzesfunken sprühen,
o pfui! wollt ein Murrkopf entfliehen,
nicht leeren noch ein Fläschen mehr!

Das Herz laßt mich erfreuen,
dem Licht das Leben weihen,
allein die Sorge nur scheuen.
Sie fliehet, trinkt eines ihr mehr!
Wenn auch die Tage drücken,
glänzt abends mit Entzücken
beim Wein, wenn die Brüder mir nicken:
Kommt, leeret noch ein Fläschen mehr!

Dies Glas, es gilt dem Schönen!
Seht bei des Toastes Tönen
die Becher hell sich verschönen!
Noch eins! Noch eins! Noch eines mehr!
Dies hier will ich den treuen,
verbundnen Herzen weihen!
Und dies Fest soll bald sich erneuen!
Hurra! Nun noch ein Fläschen mehr!


Beethoven — Twenty-five Scottish Songs: for voice, mixed chorus, violin, violoncello and piano (Opus 108).
А нет, ещё одно, хозяйке на заметку, как раз на днях слетели вдруг драйвера звуковухи, и я их, удивившись конечно такому, поставил сразу наново, из последнего фирменного апдейта.

Да, весьма может быть и такое, что они всё время что-то там недопрограммировали — и лишь теперь удосужились. Ну, чтоб наконец заполнить программно все доступные им аппаратные каналы унд ресурсы.
А я сижу-размышляю, почему я текст помню несколько другой. У меня ж в детстве любимый клип был. Тогда мне казалось, что это непопавшие в фильм кадры из «Алых парусов». И исполнение более медленное, хотя бас шикарный.

Максим Михайлов — Шотландская застольная


Музыка — Л. Бетховен, слова — Д. Карпани, русский текст — А. Глоба.
В кадре — также актёр Павел Кадочников. Поёт — М. Д. Михайлов.


Siesta › Да, у меня такое же ощущение от этой сцены. Что материал для экранизации «Алых парусов» или чего-то в этом же духе.

«Киноконцерт 1941 года» — советский чёрно-белый фильм-концерт, поставленный на Киностудии «Ленфильм». Премьера фильма в СССР состоялась 16 июня 1941 года.


Schubert — Serenata D 957


The Orchard Music (on behalf of Digital Natives); Public Domain Compositions, and 4 Music Rights Societies


   


















Рыси — новое сообщество